Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ворюга или кровопийца. Почему бразильцы голосуют за сидящего за коррупцию экс-президента

Воскресенье, 19 Августа 2018, 14:00
Коррупция в Бразилии вещь не менее распространенная, чем фамилия получившего 12 лет за коррупцию экс-президента Лулы да Силвы

Фото: EPA/UPG

Лидер бразильской Партии трудящихся 73-летний Лула да Силва официально выдвинут от блока левых сил единым кандидатом в президенты. Всеобщие выборы, одновременно президентские, парламентские и губернаторские, пройдут в Бразилии 7-28 октября, а регистрация кандидатов уже началась с 15 августа. Шансы да Силвы на победу очень высоки: уже сегодня, до начала кампании, в первом туре за него готовы проголосовать 34% бразильцев, а во втором он с большим отрывом выходит в победители независимо от того, кто из всех возможных кандидатов будет его соперником. Есть у да Силвы и успешный опыт государственного управления: в 2003-2011 гг. он уже был президентом два срока подряд, и оставил по себе добрую память.  

Из слесарей в президенты

Но есть и одна деликатная проблема. Да Силву могут не зарегистрировать в качестве кандидата, поскольку с апреля нынешнего года он отбывает 12-летний тюремный срок, оказавшись одним из главных героев масштабного коррупционного скандала, получившего в Бразилии прозвище "Автомойка". Впрочем, его могут и зарегистрировать, позволив поучаствовать в избирательной кампании из тюрьмы, а в случае победы - освободить в связи с президентской неприкосновенностью. В законе есть подходящая ссылка на "исключительный случай", решение по которому должен принять Верховный избирательный суд, а случай с да Силвой, больше известным в народе просто как "Лула", несомненно, исключительный. Наконец, даже в случае отказа в регистрации, да Силва сможет поддержать прокси-кандидата, подперев его своим именем и авторитетом, и такой кандидат тоже будет иметь серьезные шансы на победу.  А победив, он сможет помиловать да Силву, которому, определенно не хочется окончить жизнь в тюрьме. С учетом же  возраста Лулы, его состояния здоровья и длительности срока такая перспектива выглядит более чем реальной.

Политическая карьера Лулы, тогда еще Луиса да Силвы, 19-летнего рабочего на автозаводе, началась с несчастного случая. Потеряв мизинец, раздавленный прессом, он, добиваясь медицинской помощи по доступной ему цене, был вынужден обращаться последовательно в шесть клиник, получая отказ за отказом. Этот опыт привел да Силву в профсоюз, где он быстро выдвинулся в число лидеров. Пять лет спустя Луис потерял и свою первую семью: через год после свадьбы его жена и только что родившийся ребенок погибли от гепатита, бывшего в то время бичом бразильских бедняков.    

В феврале 1980 г. да Силва возглавил инициативную группу, основавшую Партию трудящихся - вполне себе популистско-карнавальную, сделавшую ставку на громкие обещания и внешние эффекты. Но для сегмента избирателей, на который она была нацелена, это было наилучшей тактикой. Также надо признать, что даже на излете военной диктатуры - а к 1980 г. режим в Бразилии обветшал, и утратил былую кровожадность, этот шаг потребовал немалого мужества, и был сопряжен с реальными рисками.

В 1982 г. да Силва добавил прозвище "Лула" - уменьшительное от "Луиса" к своему имени в официальных документах, обеспечив себе хорошую узнаваемость, поскольку фамилия да Силва распространена в Бразилии очень широко. В 1989-м, на первых, после 28-летнего перерыва, прямых выборах президента, которого ранее выбирал парламент, и почему-то почти всегда из числа высших офицеров, да Силва вышел во второй тур, но проиграл Фернанду Коллору, подвергнутого импичменту - да-да, за коррупцию, за что же еще? - в 1992-м. При самом активном, к слову, участии Лулы.

Надо сказать, что коррупционные обвинения в адрес политиков высшего ранга - явление, распространенное в Бразилии даже шире, чем фамилия да Силва. Но Лула ухитрился вляпаться в капкан, что называется, всеми четырьмя лапами, причем, погорел на сущей мелочи, на вилле и на квартире, которые не были даже оформлены на него. Впрочем, к этой истории мы еще вернемся.  

Наконец, в 2003 г., с четвертой попытки, Луле удалось прорваться в президентский дворец.

Президент-компромисс и продавец сырья

Увы, но победа да Силвы была очень похожа на пиррову. Внешний долг Бразилии составлял $300 млрд и его обслуживание гарантировало вечное пребывание в долговой яме без какого-либо просвета. Но тут да Силве широко улыбнулась удача: его приход совпал с ростом спроса на сельскохозяйственное сырье, прежде всего сою и говядину, а также на нефть. И Лула сумел схватить удачу за хвост: проведя чрезвычайно успешные переговоры с Джорджем Бушем-младшим и с ключевыми кредиторами из США, он добился реструктуризации части долгов и сумел привлечь в страну инвестиции. Это позволило да Силве поднять общий уровень внутреннего потребления, а также запустить ряд целевых социальных программ, которые вывели из состояния крайней нищеты по меньшей мере 30 млн человек.  И бразильцы ему этого не забыли.

В то же время Лула был вынужден существенно откорректировать, урезав до приемлемого уровня, свои первоначальные социальные обещания, и пойти на создание коалиционного, лево-правого правительства. Это вызвало некоторое снижение его популярности и рост недовольства в рядах его однопартийцев. Наконец, в 2011 г. да Силве был поставлен онкологический диагноз.

Лулу объявил об уходе из политики, и успешно провел операцию "преемник", передав в ходе выборов власть кандидату от своей же партии Дилме Русеф - крайне неудачной кандидатуре, сыгравшей вскоре в его судьбе зловещую роль. С его уходом совпало и окончание полосы бразильского везения: спрос на сырье пошел вниз, а да Силва так и не сумел за годы своего правления провести структурные изменения в экономике Бразилии.

Коррупционный скандал и падение  

Хотя Русеф также удалось продержаться на президентском посту два срока, Бразилию, начиная с 2015 г., накрыли акции протеста. Экономика пикировала вниз, а коррупционные доходы верхушки Партии трудящихся вылезали на свет, как шило из мешка. Детали схемы оставались в тумане, но причастность к ней государственной энергетической компании Petrobras, в которой Русеф с 2003 по 2010 гг. входила в Совет директоров, становилась все очевиднее.

Впрочем, будь дело в одной только коррупции, Русеф, вероятно, оставили бы в покое - для верхних эшелонов бразильской власти это скорее норма, чем исключение. Но рост безработицы, снижение зарплат, сокращение инвестиций, падение реала к доллару более чем на 40% - все это, вместе взятое, помноженное на отсутствие у Русеф харизмы, ораторского мастерства да и просто вежливости по отношению к рядовым гражданам и к подчиненным, породило в обществе заказ на ее импичмент. В свете этого заказа обвинение в коррупции было, скорее, необходимым предлогом.

Что касается самого расследования, послужившего затем основой для судебного разбирательства, то его раскрутили десять провинциальных прокуроров из города Куритиба во главе с судьей Сержиу Моро. Начав с дела об отмывании сравнительно небольших сумм через обмен валют и банковские переводы за границу, прокуроры шаг за шагом вышли на Паулу Косту, топ-менеджера Petrobras. Было доказано, что в течение десяти лет Коста получал взятки от крупнейших строительных компаний в обмен на заключение контрактов по завышенным ценам. Откаты составляли стабильные 3% от стоимости сделок. Арестованный Коста, поставленный перед перспективой пожизненного заключения, быстро пошел на сделку  со следствием, и сдал всех, кого знал, включая и политиков, которые при помощи сети посредников организовывали вывод капиталов за границу. Общая сумма незаконно полученных средств была оценена экспертами в $22 млрд.

Но широкий замах окончился, в общем-то, ничем. Дело развалилось, застряв на рядовых исполнителях. Непосредственная вина Русеф не была доказана, что позволило ей отделаться импичментом. Козлом же отпущения сделали Лулу, который, якобы, получил в качестве взяток злополучные квартиру и виллу.  Так это, или не так, сказать сложно - в деле да Силвы есть масса неясностей. Но свои девять с половиной лет, довешенные затем судом второй инстанции до 12 лет плюс один месяц, Лулу заработал в единоличное пользование.

Истина же, вероятнее всего, лежит где-то посередине. Едва ли да Силва прямо брал взятки квартирами и виллами. Но он не отказался получить, просто по-дружески, и даже не в собственность, а в пользование, квартиру и виллу, а в ответ, опять же, по-дружески, старался не смотреть по сторонам там и тогда, где и когда мог увидеть что-то непотребное. 

Если не Лула, то кто? Деградация бразильского политикума

Надо сказать, что коррупционная ситуация в Бразилии,с уходом Русеф и окончанием расследования по "Автомойке", лучше не стала. Сменивший ее вице-президент, а ныне и.о. президента Мишел Тимер, и его ближайшее окружение также причастны к разнообразной уголовщине, иной раз и куда позатейливее, чем афера с Petrobras. Похоже, что "честные парни" в бразильском политикуме отсутствуют как явление. Они в нем просто не выживают.

Что же касается наиболее вероятного соперника Лулу, имеющего хоть какие-то шансы на победу в борьбе с ним, то все эксперты единодушно указывают на "бразильского Трампа" - правого популиста Жаиру Болсонару. Впрочем, на Трампа Болсонару как раз не очень-то и похож. Куда больше он напоминает Жириновского - иной вопрос, что отца российской либеральной демократии в Бразилии почти не знают.

Несомненно, Болсонару, как и Жириновский, всего лишь демонстративно-агрессивный и хамоватый шут, играющий на подавленном в детстве мачизме некоторой части избирателей, жаждущих внешнего "твердого порядка" и "прекращения воровства", а также готовых компенсировать собственное ничтожество поклонением "сильной руке". Тем не менее, перспективы его прорыва к власти производят гнетущее впечатление. В списке предвыборных обещаний Болсонару - возвращение множества практик периода военной диктатуры, включая максимально широкие полномочия армии и полиции, и введение смертной казни. И бразильцы, во всяком случае, существенная их часть, не одобряя, в принципе, грехопадения Лулу, но понимая, что экс-президент все-таки не самый большой грешник в их стране, делают вполне разумный выбор, укладывающийся в максиму Бродского: "но ворюга мне милей, чем кровопийца".

 Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир