Мир

Зачем Атамбаев разыграл спектакль с «воскрешением» Путина

Отсутствие прогнозируемости и внятности в Москве толкает страны Центральной Азии в объятия других центров силы. И похоже, что ни один из них не является враждебным Украине

Фото: vb.kg

Президент Кыргызстана невольно оказался одним из ключевых ньюзмейкеров недели и главным действующим лицом в триллере "Путин: спасибо, что живой". На этом фоне цель его визита в Санкт-Петербург и встречи с российским коллегой практически потерялись. Уже десять лет подряд Кыргызстан играет уникальную роль на постсоветском пространстве - эта политически вибрирующая страна постоянно попадает в некие "истории". Так, в 2005 г. киргизы свергли местный аналог Леонида Кучмы - "просвещенного либерального автократа" Аскара Акаева. Любопытно, что для тогдашней "волны демократии" в далекой Центральной Азии, считавшейся клиентским по отношению к Москве регионом, революция в Бишкеке стала неожиданностью. Ее последствия, впрочем, мало чем отличались от результатов Оранжевой революции в Киеве, разве что предвосхитили ее конечный итог. Курманбек Бакиев даже внешне чем-то напоминающий Виктора Януковича, в 2010-м в малом масштабе практиковал стрельбу в демонстрантов, а потом бежал.

Приверженность киргизского общества демократическим принципам имеет глубинные причины. В частности, ряд реформ, проведенных при Акаеве, способствовал появлению в республике прослойки, которая разделяет демократические ценности среднего класса. Однако, как правило, политические потрясения в республике обуславливаются скорее международными факторами - соперничеством в регионе США, Китая и России, а также действиями с территории Афганистана радикальных группировок. Такой подход связан как с внутренним, так и внешним восприятием стран Центральной Азии как объектов, а не субъектов мировой и региональной политики. И, вероятно, это в чем-то справедливо, так как амбициями на этой огромной территории от Каспия до Китая обладают, похоже, лишь Казахстан и Узбекистан. Небольшой и географически сложный Кыргызстан с населением около 6 млн и ВВП в $6,6 млрд, с нарастающим с 2010 г. отрицательным сальдо внешней торговли (в 2013 г - минус $4,22 млрд) является типичной страной-клиентом.

Главный внешнеполитический приз для Бишкека - вовсе не Россия с ее иллюзорными на сегодняшний день возможностями. Это скорее Казахстан с его третьим местом, после Китая и России, в товарообороте Кыргызстана

Однако здесь важно отметить различия в подходе трех (если не считать международное террористическое подполье) глобальных игроков к планированию и реализации своих стратегий в Цент­ральной Азии. Китай инвестирует в крупные инфраструктурные либо добывающие проекты, а также всячески содействует продвижению своей рабочей силы в коммерческом секторе Кыр­гызстана. США действуют посредством "вовлечения" - в некоторой степени ускоряют формирование современного гражданского общества, интегрируют страну в торговые ассоциации и внешнеполитические коалиции. Послед­ний аспект был в особенности важен в эпоху Джорджа Буша-младшего, организовавшего ин­тер­венцию в Афганистан в рамках максимально широкой коалиции, включавшей, в том числе и Россию. В тот период Кыргызстан стал важным логистическим звеном в цепочке доставки военных грузов в Афганистан. В 2001-2009 гг. в международном аэропорту "Манас", расположенном в 23 км от кыргызстанской столицы Бишкека, действовала авиабаза антитеррористической коалиции. В 2009-2014 гг. ее переквалифицировали в Центр транзитных перевозок ВВС США. Главной функцией этого объекта была переброска пассажиров и грузов в Афганистан и обратно и дозаправка в воздухе. Авиабаза "Манас" являлась основным хабом, задействованным в операции "Несо­крушимая свобода". Но в июле 2014 г. эта инфраструктура - несмотря на то, что ранее стороны договорились о ежегодной, в разных формах, оплате ее аренды на сумму в $60 млн - была передана кыргызской национальной гвардии. Такой ход событий был продиктован усиливающимся давлением Москвы на новое руководство республики.

Россия правильно рассчитала, что в Центральной Азии именно Кыргызстан в силу своего тяжелого экономического положения является слабым звеном. Рос­сийский метод влияния состоит в замаскированной под деловые предложения скупке элит: создан межгосударственный фонд развития, куда Россия вложила $500 млн и обещает привлечь еще столько же. В рамках интеграции Кыр-гызстана в виртуальный Евра-зийский союз еще $200 млн должны быть выделены Бишкеку безвозмездно. Прорабатываются разного рода проекты в энергетике - к которым, кстати, весьма враждебно относится соседний Узбе­кис­тан, имеющий к республике территориальные претензии. Кыргыз­стан претендует также на льготные поставки российского газа и хочет, чтобы Россия благоприятствовала трудовой миграции (около 700 тыс. граждан республики, или более 10% населения трудоустроены в РФ). Иными словами, Москва является прямым бенефициаром системы зависимости Кыргызстана от России.

Однако в этой схеме есть важные нюансы. Во-первых, правящей коалиции (в республике смешанная, параламентско-президентская модель правления), во главе которой стоят социал-демократы под управлением президента Алмазбека Атамбаева и технократа Джоомбарта Оторбаева, вскоре предстоит испытание выборами. Местная оппозиция по-прежнему деморализована еще со времен Бакиева. Но ны­нешняя власть не смогла заметно улучшить экономическое положение страны. Сближение с Россией привело к импорту эф­фектов девальвации и инфляции. Поэтому социал-демократам бу­дет очень трудно повторить свой успех пятилетней давности.

Фото: azattyk.org

Из калейдоскопа старых и новых партий может возникнуть непредсказуемая комбинация. Разуме-ется, в Москве такое положение вещей вызывает раздражение. Там хотели бы превратить Атамбаева в предсказуемого наместника. Но что-то не срастается, притом что Кыргызстан, несмотря на амбиции России в деле конкуренции за Центральную Азию, сегодня все же отошел на второй, если не на третий план во внешнеполитическом планировании Кремля. В этом смысле даже понятно, почему сценаристы российского режима не побрезговали откровенно использовать Алмаз-бека Атам­баева в качестве "свидетеля возвращения Путина". Сам по себе спектакль оказался неубедительным, а итоги переговоров - невнятными. Поэтому неудивительно, что на пути домой Атамбаев посетил "евроатлантическую" Молдову.

Однако главный внешнеполитический приз для Бишкека - вовсе не Россия с ее иллюзорными на сегодняшний день возможностями. Это скорее Казахстан с его третьим местом, после Китая и России, в товарообороте Кыргыз­стана. А причина проста - обжегшись на исходящих с территории России провокациях сепаратизма, Казахстан всячески очищает свою внешнюю политику - и без того максимально корректную по отношению к соседям - от любых внешних политических влияний. И именно с Казахстаном, который общается с Китаем на внешнеполитическом уровне, а не на уровне банальных хозяйственных отношений, ряд стран Центральной Азии все больше связывает свои перспективы. Потому что штаб-квартиры тех транснациональных корпораций, которым предоставили масштаб для развития в Центральной Азии, находятся в Астане, а не в Москве. Отсутствие прогнозируемости и внятности в Москве, объявившей - на свой страх и риск - войну Западу, объективно толкает страны Центральной Азии в объятия других центров силы. И похоже, что ни один из этих центров по определению не является враждебным Украине.

Адвокат Путина

Аламзбек Асламбаев оказался в фокусе внимания СМИ еще в позапрошлую пятницу. Об итогах встречи кыргызского лидера с российским коллегой телеканал "Россия-24" сообщил за трое суток до того, как она в действительности состоялась. Было ли это ошибкой или намеренной мистификацией, судить сложно. Тем более что за время отсутствия Владимира Путина в публичном пространстве его пресс-службу неоднократно ловили на подобных подлогах. Не исключено, что и в этот раз планировалась подобная медиа–операция. Но либо организаторы сочли ее слишком рискованной, либо решили, что дальше тянуть с явлением "пропавшего" Путина народу нельзя. В любом случае Атамбаев прилетел на встречу в Питер без обычного для таких визитов журналистского пула.

В понедельник президенты все же встретились. Смысл итоговой пресс-конференции не сводился к отчету о проделанной работе и достигнутых результатах, как можно было ожидать. Она проводилась прежде всего с целью опровергнуть домыслы, пресечь слухи и продемонстрировать живого и функционирующего Владимира Путина после почти двухнедельного отсутствия. Но ни "правильно" составленный пул, ни исчисляемое минутами время общения с прессой не позволили выполнить эту задачу в полной мере: хозяин Кремля отнюдь не производил впечатления здорового человека. Обильный пот, нервные подергивания, болтание ногами - и против обыкновения очень мало слов. Настолько, что Атамбаеву пришлось едва ли не солировать, спасая ситуацию. И он очень старался: "Владимир Владимирович меня по территории покатал, сам сидел за рулем. Это - чтобы меньше было сплетен. Я часто про себя разные сплетни слышу, и вы видите, это, конечно, не совсем правильно. То есть президент России не только ходит, он и гоняет, гостей катает за рулем. И, как это говорится по-русски, не дождутся".

Дастан преткновения

В феврале Россия прекратила переговоры с Кыргызстаном о судьбе торпедного предприятия "Дастан", которое давно намеревалась приобрести. Как пояснил вице-премьер Кыргызстана Валерий Диль, россияне утратили интерес к покупке "Дастана" потому, что Москва сейчас пытается уменьшить зависимость своего ВПК от зарубежных предприятий. "Так что "Дастан" не может найти свое место в оборонно-промышленном комплексе. Но потенциал завода огромен, он должен работать", - заявил Диль.

Это объяснение ценно тем, что противоречит утверждениям российской стороны о том, что с целью замены украинского импорта Россия будет активно привлекать подрядчиков из числа оборонных предприятий своих союзников по ОДКБ - в том числе Кыргызстана.

Фото: wikipedia.orgОднако соображения Москвы могут быть обусловлены скорее манерой Бишкека торговаться, нежели войной в Украине. Кыргызское руководство слишком долго использовало "Дастан" в качестве разменной монеты в переговорах с Россией, порой доходя до жульничества. Так, в феврале 2009 г. президенты Кир­гизии и России договорились о списании долга Бишкека перед Мос­квой, который составлял $180 млн. Киргизия обязалась передать 48% акций завода России. Когда та одобрила сделку, акции завода стали выкупаться структурами, подконтрольными сыну Бакиева Максиму. Быстро был собран контрольный пакет, и Москве, которая уже объявила о списании долга, предложили 37% акций забрать в счет долга, а оставшиеся выкупить по рыночной цене. В итоге межправительственные договоренности были сорваны. В апреле 2012 г. Москва потребовала пересмотра ключевых межправительственных соглашений, настояв на увеличении своей доли в киргизских активах до 75%, в том числе в "Дастане".

Теперь же, похоже, Россия утратила к заводу какой-либо интерес. Тем более что производственная база предприятия быстро ветшает. Кроме того, российские предприятия на протяжении последних лет получают средства в рамках гособоронзаказа.

Впрочем, главным обстоятельством здесь могут оказаться связи "Дастана" с нашей оборонкой. Ведущими традиционными партнерами кыргызского завода являются украинские предприятия - производители взрывчатки и оснащения торпед. У этой государственной компании всего два официальных зарубежных представительства: в Украине, которая закупает торпеды и поставляет Кыргызстану комплектующие, а также в Индии, которая активно закупает оснащенные кыргызскими торпедами российские военные корабли.

На балансе у КНР

Согласно ноябрьской оценке кыргызстанского Института стратегического анализа и прогноза, только по официальным данным гражданами Китая на территории страны открыто 400 предприятий, а если учесть оформленные на подставных лиц, их может насчитываться более тысячи. Причем доля произведенной продукции и оказываемых услуг предприятиями, фактически принадлежащими китайцам, давно превысила 30% в ВВП республики. За последние шесть лет Китай нарастил свои инвестиции в Кыргызстан более чем в десять раз. В частности, только в декабре прошлого года Экспортно-импортный банк Китая выделил правительству Кыр-гызстана льготный кредит в размере $386 млн на модернизацию тепловой электроцентрали Бишкека. Для сравнения - это примерно 6% ВВП республики в минувшем году. Более того, Пекин регулярно дотирует политику развития республики путем грантов - так, в 2008-2014 гг. правительство КНР выделило на эти цели не менее $30 млн.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 23 марта 2015 г. (№12/722)