Мир

Зачем Кремль вытащил из политического нафталина президента СССР

Демагог и популист Горбачев должен, как магнитом, притянуть к себе таких же пустопорожних демагогов, находящихся на периферии западных политических элит, которые помогут России на равных выступить в переговорах с Западом

Фото: inosmi.info

... И вдруг нежданно, как серфингист в бурном море, на волне нового витка холодной войны возник Михаил Сергеевич Горбачев. Возник он, как обычно, весь в белом, в своей излюбленной роли миротворца, который всегда за все хорошее и против всего плохого, и в силу столь безошибочного выбора никогда ни за что не отвечает. Он ничуть не изменился, разве что чуть располнел и побледнел. Но все-таки возраст - скоро 84, да и гонорары за рекламу пиццы могли, в принципе, выдавать деньгами только частично, остальное же - быстро­замороженным продуктом. Но в целом Михалсергеич прекрасно сохранился, пронеся через четверть века все характерные черты и черточки матерого функционера КПСС, все забавные грамматические ошибки и, разумеется, весь свой бесконечный апломб и истовую веру в свою особую миссию.

Единственный советский президент разразился статьей "Раз­морозить отношения" в "Рос­сийской газете". Текст, естественно, выдержан в фирменном горбачевском примирительном тоне. Дескать, все зашло слишком далеко, Европа и мир в опасности, украинский кризис надо решать за столом переговоров. Лидерам РФ и США необходимо начать с чистого листа, проведя саммит без каких бы то ни было условий. Необходимо реанимировать похороненную с развалом СССР идею создания Совета (Директории) безопасности для Европы и придумать, как заставить его работать. Наконец, США должны возобновить совместную с Россией работу по глобальным вызовам и угрозам: "надо срочно разморозить отношения на этом направлении". Почином, кто бы сомневался, должна стать Украина: ведь у России, "как заявлял президент Путин", есть возможности воздействия на Донецк и Луганск, у международного сообщества - на правительство в Киеве - и надо, используя все рычаги, "оказать серьезный нажим на стороны конфликта".

Фото: ilgazetesi.com.tr

Если вспомнить, что одновременно с этим Россия вполне системно разрушает договор по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), то картина вырисовывается предельно ясная: Горбачева извлекли из нафталина для осуществления очередной попытки раскола Запада и шантажа Европы. Сегодня, оглядываясь на события 1976-87 гг., легко увидеть, что современная Россия действует по старым советским сценариям. Перечень стандартен: попытка расколоть единство Запада, финансирование агентуры, имитирующей "народные протесты" в сопредельных странах, а в случае провала - стремительный переход к миротворческой риторике. Разница лишь в том, что ресурсы России и СССР несопоставимы, и то, что 40 лет назад заняло у Запада десятилетие, сегодня происходит за год. Однако Россия все еще пытается сыграть на раскол: Европе ненавязчиво намекают на выгоды от полюбовного раздела Украины, пытаясь одновременно подогреть недовольство ведущей ролью США. Все это и маскируется многословием Горбачева, в котором частицы смысла приходится вы­­искивать, перерабатывая горы пустой болтовни.

Задача Горбачева вполне очевидна. Потерпев крах в попытке расколоть западный мир, Россия пытается выторговать себе роль равноправного партнера на переговорах. Если Москве это удастся, то следующим шагом должно стать формальное равенство вовлеченных в конфликт сторон. Идеальная для России конфигурация такого рода - это ДНР и ЛНР, ведущие переговоры с Украиной при паритетном посредничестве России и ЕС, с одной стороны, и минимизации вмешательства США - с другой. Причем Москва уже сегодня проводит целый ряд мероприятий, пытаясь формально дистанцироваться от конфликта в Донбассе и одновременно накачивая регион оружием и наемниками. Помимо основной цели - обескровить и принудить к капитуляции Украину - Кремль решает и вторую, тоже весьма важную для него задачу. Он сжигает в необъявленной войне разного рода пассионарный и взрыво­опасный человеческий материал, способный в будущем стать горючим уже во внутрироссийских конфликтах. Этим во многом и обусловлены большие потери среди кремлевских подданных: идейные "патриоты русского мира", способные держать в руках оружие, нынешней российской власти не нужны.

В свое время Горбачев, проиграв все и всем и будучи выкинут из большой политики на кладбище политических динозавров, начал вдруг утверждать, что с самого начала желал развалить тоталитарный СССР, играя фактически на западной стороне. И вот что-то мне подсказывает, что в Гааге, в Международном трибунале, адвокаты Владимвладимыча выберут ровно ту же самую линию защиты

Поскольку придать переговорам желательную для Кремля конфигурацию на уровне обычной дипломатии сегодня невозможно, в ход брошен второй эшелон: дипломатия "народная". Демагог и популист Горбачев должен, как магнитом, притянуть к себе таких же пустопорожних демагогов, находящихся на периферии западных политических элит. Если отклик от них будет получен, то Россия немедленно профинансирует институализацию этой говорильни.

Предложение Горбачева сформулировано более чем прозрачно: "Ко мне и другим ветеранам мировой политики, которые в свое время сделали немало для прекращения холодной войны, обращаются с просьбой создать своего рода совет старейшин, который выработал бы предложения по выходу из кризиса. Думаю, это стоит сделать - опыт ветеранов может пригодиться". Надо сказать, что европейские политические ветераны, желающие немного подзаработать, действительно могут найтись и могут быть куплены, как был некогда куплен Герхард Шредер. Вся операция задумана довольно экономно, с учетом финансовых трудностей, вызванных падением цен на нефть и курса рубля. Отставники обойдутся несравненно дешевле, чем действующие политики. В плане репутации они не подвержены особым рискам, поскольку могут совершенно спокойно пренебрегать общественным мнением - ведь избирательные гонки для них уже по большей части в прошлом. Минимизируются и риски уголовного либо финансового расследования: ловить за руку на неблаговидном способе заработка и тащить в суд 90-летнего старика, к тому же известную в прошлом персону - занятие очень неблагодарное. В современной Европе - особенно. Похоже на то, что неприятная история с кредитом для французского "Народного фронта" Марин Ле Пен была в Кремле всесторонне изучена и учтена на будущее. Впрочем, если "совет старейшин" начнет галдеть уж очень громко, то на него на Западе найдутся свои методы, как нашлись они у Глеба Жеглова на Костю Сапрыкина.

Что касается самой сути горбачевского предложения, то оно основано на одном заведомо ложном посыле. И сам Горбачев, и его кураторы в Кремле пребывают в уверенности, что современная Россия может вести с Западом переговоры на равных. Однако реальных оснований для этого у нее не больше, чем у малолетнего гопника, доставленного к инспектору по делам несовершеннолетних после очередного гоп-стопа. Если инспектор терпелив и расположен пошутить, что изредка бывает, а гопник - глуп и самонадеян, что бывает почти всегда, то попытка последнего "поговорить на равных" может иметь место. Правда, длиться это будет недолго - ровно столько, насколько хватит терпения и юмора у инспектора.

И еще одно сравнение Михал-сергеича и Владимвладимыча невольно приходит на ум при взгляде на очередной акт кремлевского околополитического балета. В свое время Горбачев, проиграв все и всем и будучи выкинут из большой политики на кладбище политических динозавров, начал вдруг утверждать, что с самого начала желал развалить тоталитарный СССР, играя фактически на западной стороне. И вот что-то мне подсказывает, что в Гааге, в Международном трибунале, адвокаты Владимвладимыча выберут ровно ту же самую линию защиты. Что вполне отвечает диалектическому принципу спирального эволюционного развития.

Как возвращали Горбачева

Возвращение Горбачева в информационное поле началось с осторожного оправдания аннексии Крыма - не столько даже оправдания как такового, сколько прогноза о неизбежности его признания Западом. При этом прогноз Горбачева не основывался на чистой прагматике, а апеллировал к более тонким материям - к "интересам истины".

"А истина в этом случае состоит в том, что от России нельзя отрывать Крым. Это ее детище. Мы же не воссоздаем СССР. Не удастся. Да и не надо", - заявил тогда Горбачев. Первый и он же последний президент Союза явно побуждал Запад к одобряющему кивку за ясное нежелание его воссоздавать и был поразительно похож в этот момент на проворовавшегося Берлагу, объясняющего Балаганову свое поведение на очной ставке с Егором Скум-бриевичем.

Затем была книга "После Кремля", презентованная в Москве в конце ноября, и теплая рецензия на сайте "Газеты.Ру", где процитировали осторожную критику в адрес Путина - дескать, слишком самоуверен, "считает себя заместителем бога, я уж не знаю, правда, по каким делам", но в целом - хороший, плохи лишь его помощники, которые не подпускают к нему Горбачева, готового дать молодому коллеге несколько ценных советов... И, наконец, вот он, завершающий кусочек мозаики: статья в "Российской газете" - органе правительства Российской Федерации и официальном публикаторе документов.

Ракеты с белым флагом

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, от 500 до 5500 км, был подписан в 1987 г., после начатого СССР противостояния. Советский Союз разместил тогда в своей европейской части мобильные комплексы РСД-10 "Пионер" (SS-20 по натовской классификации), что затрудняло обнаружение пуска и возможность перехвата ракет ввиду малого подлетного времени. Это была очевидная подготовка к атаке на Европу.

Подписание Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Фото: theconversation.com

Расчет был сделан на раскол США и стран НАТО: последним внушалась мысль о том, что Соединенные Штаты не вмешаются в ядерную войну на европейском театре, предпочтя купить собственную безопасность ценой сдачи союзников. Однако номер не прошел: США разместили в Европе "Першинги" и "Томагавки", ясно дав понять, что в стороне от конфликта не останутся. Не помогли Кремлю и попытки организовать проплаченные "народные протесты". В конце концов Москва предпочла отыграть назад, и ее белым флагом стал договор об РСМД.

Идейный предок ВВП

При этом сам по себе Горбачев не очень интересен. И Нобелевская премия мира, и звание "Лучший немец года" — дела давно минувших дней. Все, что написано им и его референтами - от речей с трибун хрущевской эпохи до мемуаров последних лет — заботливо собрано в 22-томник, удивительно цельный в своей абсолютной нечитаемости — примерно такой же, как у материалов брежневских съездов. Но Горбачев, вместе с тем, интересен как часть системы: как эволюционное звено, живое ископаемое, идейный предок Владимвладимыча, унаследовавшего его позицию на вершине российской пищевой цепочки, — и как функциональный элемент нынешних игр Кремля.