Мир

Зачем Рамзан Кадыров подался в театралы

Спектакль с удачно раскрытым "заговором" против главы Чечни и сеансом массового помилования ставился в расчете на внешнего зрителя даже больше, чем на внутреннего

Фото: joinfo.ua

Рамзан Кадыров устроил очередное шоу. На этот раз - с участием чеченской молодёжи, которая якобы готовила на него покушение. После того как подозреваемых арестовали, глава Чечни поступил нестандартно для современных правовых практик, но вполне в духе средневекового монарха: он пригласил их к себе, пригласил их матерей, духовенство, пропесочил молодых людей под телекамеры, а затем "простил". "Под тяжестью неопровержимых фактов, приведённых главой республики и богословами, молодёжь меняет свою точку зрения", - рапортует местное издание. Неизвестно, планировалось ли покушение на самом деле, или нет, но сюжет для инстаграма получился занятный.

Однако сам факт наличия глубокой вражды между Кадыровым и радикальными исламистами сомнений не вызывает. В Грозном время от времени происходят теракты, вербовщики "Исламского Государства" (ИГ, ИГИЛ) ведут борьбу за умы и души местных жителей, а Рамзан Ахматович обзывает своих врагов шайтанами. Распространение радикальных идей в обществе подрывает самые основы кадыровской власти.

Многие чеченцы воюют в рядах экстремистских организаций в Сирии. Отсюда возникает понятное желание главы Чечни заняться ликвидацией угроз своему режиму ещё на дальних подступах. Хотя российские высокопоставленные лица публично опровергают возможность отправки сухопутных войск РФ в Сирию, голос Кадырова выбивается из их слаженного хора. Судя по его заявлениям, он не только не отрицает такой возможности, но и даже предлагает для участия в наземной операции в Сирии "военнослужащих из Чечни".

Поскольку Кадыров является одной из признанных опор путинской власти, его позиция не может не обращать на себя внимание. Настораживают не просто сами по себе воинственные слова Кадырова, но и то, что они прозвучали на фоне необычной дипломатической активности с его участием. За последние полгода Рамзан Ахматович провёл целый ряд знаковых встреч с влиятельными лидерами из стран арабского и исламского мира.

Наиболее загадочным был визит Кадырова в Саудовскую Аравию. Под предлогом как бы частного визита (сопровождал мать в Мекку) он встретился 21 июля с сыном нынешнего саудовского короля Мухаммадом ибн Салманом - министром обороны и по совместительству особым советником отца, курирующим королевский протокол. Даже формально молодой министр является третьим лицом в стране. Но поговаривают, что, поскольку у короля серьёзные проблемы со здоровьем, Мухаммад ибн Салман манипулирует отцом, и фактическая его власть намного шире.

5 октября Кадыров встречается с первым вице-президентом Афганистана Абдул-Рашидом Дустумом. Вряд ли в отношениях с этой изнурённой войной страной вопросы инвестиций и бизнеса могли стоять на первом месте, разве что бизнеса какого-то специфического

Необычность визита подчёркивается и тем, что для гостя из Чечни была открыта святыня ислама Кааба. Это явно не ранг частного гостя из далёкой иностранной провинции. Если бы это был простой частный визит, посвящённый вопросам религии, то влиятельный министр не приезжал бы ради непонятно кого из столицы королевства в Мекку.

26 августа Кадыров уже в Москве встретился с наследным принцем эмирата Абу-Даби Мухаммадом бен Зайд аль-Нахайяном, ещё одним специальным советником главы богатого арабского государства - Объединённых Арабских Эмиратов. И тоже человеком, имеющим отношение к вооружённым силам: в своей стране принц является заместителем верховного главнокомандующего. Через два дня последовала новая встреча - с королём Иордании Абдаллой ІІ. Он, как и представитель Эмиратов, приезжал в Москву на открытие международного авиакосмического салона.

В пресс-релизах, распространённых по результатам этих встреч, говорится, в частности, об экономическом сотрудничестве и об инвестициях в Чечню. Допустим, с богатыми монархиями Персидского Залива, такими как ОАЭ или Саудовская Аравия, ещё можно поднимать подобные вопросы. Но вот 5 октября Кадыров встречается с первым вице-президентом Афганистана Абдул-Рашидом Дустумом. Вряд ли в отношениях с этой изнурённой войной страной вопросы инвестиций и бизнеса могли стоять на первом месте, разве что бизнеса какого-то специфического.

Характерно, что встреча с Дустумом также не обошлась без провокационных заявлений со стороны Кадырова. По словам главы Чечни, по Афганистану, который нуждается в помощи России в борьбе с Исламским Государством, будто бы будет принято такое же "положительное решение" о поддержке, "как в Сирии". Интересно, имеются ли в виду аналогичные бомбёжки с воздуха или, может быть, отправка "военнослужащих из Чечни"? С декабря начнётся строительство стратегического газопровода, по которому через территорию Афганистана из Туркменистана пойдёт газ в Пакистан и Индию. Россия не участвует в этом проекте, он ей не выгоден, но зато в нём опосредованно участвуют США и Япония. И вполне вероятно, что Россия будет стремиться каким-либо образом его торпедировать.

Странные встречи заставляют задаться вопросом, а не ведёт ли глава Чечни какие-то собственные игры на международном уровне? Всем памятен пример Восточной Украины, где то ли "военнослужащие", то ли просто жители Чечни внесли свою лепту в дестабилизацию региона. По мере ухудшения экономической ситуации и перспектив дальнейшего завинчивания гаек в политической плоскости РФ вопрос поиска новых занятий для своих "военнослужащих" становится для Кадырова всё более актуальным.

Можно было бы подумать, что в вопросах дипломатии в исламском мире Кадыров действует как эмиссар Путина. Но уж слишком часто его риторика идёт вразрез с официальной линией РФ. Даже если возвращаться к недавним украинским событиям, Кадыров настаивал на возвращении в Донбасс Стрелкова-Гиркина уже после того, как тот был отозван.

Скорее всего, заинтересованные зарубежные лица рассматривают Кадырова как своего рода "интервенциониста" в высшем эшелоне российских политиков. Поэтому стремятся установить с ним на этой почве контакты и подтолкнуть при его посредничестве власти РФ к определённой выгодной им линии. Не случайно Дустум в ходе визита упомянул о "достаточно тесных" отношениях Кадырова и Путина. Что же касается нефтяных монархий, речь с их стороны может идти о том, чтобы "перекупить" на свою сторону такой ценный канал влияния. Со своей стороны, Рамзан Ахматович нюхом чует новые привлекательные возможности. Так что, общая почва для взаимных интересов имеется.

Себя Кадыров позиционирует как верного "солдата Путина", готового выполнить любой его приказ и даже отдать за него жизнь. Для выполнения "любых приказов" имеются в наличии десятки тысяч силовиков, да и Путин реально создал для "своего солдата" самые льготные условия во всех отношениях. В угоду Кадырову другом Владимиром даже продавлен через Думу закон о запрете признания экстремистскими материалами текстов Священных писаний, Корана в первую очередь. Но выдержит ли эта дружба испытание международными санкциями и дешёвой нефтью - большой вопрос.

Последняя из ряда вызывающих интерес международных встреч Кадырова - это встреча с главой непризнанного Западом исламистского правительства Ливии Халифой аль-Гави. Оно базируется в столице Ливии Триполи и контролирует большую часть ливийской территории, тогда как легитимное правительство ютится на востоке страны в Тобруке.

Фото: islam38.ru

По итогам встречи герой России Кадыров похвастался в инстаграме новым подвигом: он добился согласия исламистского правительства на освобождение задержанных российских контрабандистов с танкера "Механик Чеботарёв" (в середине октября, к слову, МИД РФ отрапортовал об освобождении моряков как о своем достижении).

Но, памятуя о последних тенденциях в чеченской дипломатии, вряд ли стоит предполагать, что гость из Ливии приезжал в Грозный только ради этого. Не исключено, что братская помощь может втайне готовиться ещё и для ливийского народа. Учитывая, что, по некоторым сведениям, какое-то количество боевиков-исламистов из Сирии после начала воздушной кампании РФ передислоцировалось именно в Ливию, вопрос совсем не шуточный.

Картинка складывается таким образом, что Кадыров не прочь разыграть столь удачно выпавшие ему карты, изучая "рыночный" спрос на свои услуги. С одной стороны, возможности для содержания его режима за счет федеральных средств ("дани") снижаются пропорционально спаду российской экономики. Это практически неизбежно развязывает Кадырову руки, увеличивая пределы негласной автономии Грозного. С другой стороны, в этих обстоятельствах важно не ошибиться в пуле потенциальных покровителей и спонсоров его режима за пределами российской юрисдикции. Собственно, этим и можно объяснить столь бурную деятельность Кадырова на внешнеполитической арене при минимальном количестве обязывающих - и поддающихся однозначной трактовке - шагов. Пока что это скорее игра в имитацию, включая и удачно раскрытый "заговор", и столь широкий жест, как театрализованное массовое помилование. В конце концов, неизвестно, с кем впоследствии придется дружить.