Мир

Зачем Россия раздает последние деньги

Попытка скупки "союзников" Москвой является либо свидетельством деградации стратегического планирования, либо аферой.

Фото: namonitore.ru

Пока дыра в российском бюджете на 2016 год продолжает расширяться - в нее заливаются остатки Резервного фонда - Москва продолжает подкупать и покупать союзников. В первом случае речь идет о государствах, которые в рамках традиционной внешнеполитической мифологии Кремля, преимущественно рассчитанной на внутреннюю аудиторию, позиционируются как партнеры в противостоянии глобальному доминированию США. В частности, это Иран, который получит два кредита на общую сумму в €2,2 млрд для финансирования строительства блоков тепловой электростанции, а также электрификацию железной дороги.

Ссуды предоставляются сроком на пять лет по ставке 2,77% годовых. С одной стороны, лишенная реальной (но не официальной) возможности размещать государственные евробонды, российская власть, по-видимому, рассматривает этот проект как перспективное вложение - тем более, что Кремль рассчитывает через пять лет играть в том же составе, что и сегодня. Ведь сегодня все усилия режима направлены на сохранение Владимира Путина во власти и после 2018 года. Но с другой стороны, очевидно, что Тегеран воспринимает этот кредит как своего рода контрибуцию - в Иране не считают Россию надежным союзником. Ведь не снят с повестки дня вопрос о неустойке, которая должна быть выплачена Тегерану за срыв поставок зенитно-ракетных систем С-300. Опять-таки, весной этого года РФ якобы передала Ирану первую партию С-300, и они даже демонстрировались на соответствующем полигоне. Но учитывая специфику информационной политики как Москвы, так и Тегерана, трудно сказать, что имело место на самом деле, а что - нет.

Многократные визиты в Россию израильского премьера Беньямина Нетаньяху свидетельствуют о том, что в треугольнике отношений Иран-Россия-Израиль дела обстоят карайне непросто. Вместе с тем, в прошлом и начале текущего года между двумя странами продолжался диалог о покупке новых систем С-400 "Триумф". Но в конце апреля в ходе визита министра обороны исламской республики в Москву, Хосейн Дехган заявил об отсутствии таких планов. Иными словами, перетягивание каната - вероятно, и в вопросе компенсаций - продолжается. Хотя бы потому, что Иран - благодаря, в первую очередь, американским усилиям - получил широкую свободу маневра, главным образом в сфере привлечения инвестиций западных корпораций и государств, а у России такое пространство возможностей отсутствует. Тем более, что отношения между Тегераном и Москвой продолжает усложнять Башар Асад.

Каждое интервью "все еще легитимного" президента Сирийской арабской республики (вернее, оставшегося от нее огрызка) постоянно дезавуирует сложные планы интригующих за спиной союзников по его эвакуации. Тяжелое положение на всех фронтах, на которых воюет режим в Дамаске недавно спровоцировало срочные визиты в Сирию высокопоставленных функционеров из Ирана и России. При всем потенциале Ирана в регионе его возможности оказались не безграничны - поддержка воюющей за Асада и давно обескровленной ливанской "Хизбаллы", иранский спецназ, участвующий в операциях иракской армии и войск асадистов, поддержка хуситских боевиков в Йемене - все это явно мешает экономическому оздоровлению страны. Более того, в Иране начали происходить и "прорывы периметра" - так, началась активизация курдских группировок на территории самой Исламской Республики.

Считается, что переговоры в Дамаске шли о последнем пакете военной помощи. Но в рамках сирийской авантюры Иран и Россия далеки от взаимного доверия - это проявляется в особых взаимоотношениях Тегерана с Вашингтоном и ставших постоянными "ошибках" российской авиации, миссии которой якобы координируются с американским командованием.

Но если иранский кредит еще как-то можно понять, то предоставление кредита в размере до $11,38 млрд Бангладеш плохо укладывается в рамки рационального планирования, по крайней мере сообразно с теми условиями, в которых находится современная РФ. Эта астрономическая по нынешним временам сумма должна быть потрачена на строительство АЭС "Руппур", отмечено в распоряжении правительства. Более того, кредит покроет 90% стоимости работ.

Согласно проекту межправительственного соглашения о предоставлении Бангладеш экспортного госкредита под строительство АЭС, он пойдет на строительство станции в 2017-2024 гг. Бангладеш намерена погашать кредит в течение 20 лет равными полугодовыми платежами. Первый намечен на 15 марта 2027 г. Таким образом, начало строительства намечено на следующий год, в который согласно прогнозам, Минфину РФ необходимо будет изыскать замену Резервному фонду в качестве источника покрытия дефицита бюджета (по ряду специфических причин ни Фонд национального благосостояния, ни совмещенные с ним международные резервы в такой роли рассматриваться пока не могут).

Как известно, под большим вопросом находится не менее масштабный проект "Росатома" в Турции (АЭС Аккую), как из-за непростых отношений между Путиным и Эрдоганом (которые в полной мере не исправятся хотя бы из-за поддержки РФ курдов), так и в силу вхождения Турции в неясный по продолжительности период нестабильности.

Никаких политических дивидендов не принес и кредит под достройку АЭС Пакш в Венгрии. "Росатом" продолжает терять украинский рынок в пользу американских конкурентов. И все же эти направления как-то укладываются в концепцию перспективных рынков и расширения политического влияния "другими средствами".  Но Бангладеш?

Россия выдаст $11 млрд Бангладеш. Фото: dosug.md

В 90-е и 2000-е эта страна и в самом деле пережила небезуспешные либеральные реформы, в связи с чем ей удалось сократить уровень бедности втрое - до четверти населения. Однако экспортирует она в основном чай, газ и джут и по величине дохода на душу населения находится на 139-м месте в мире. Конечно же, основатель работающей системы микрокредитования, получивший за это Нобелевскую премию мира Мохаммед Юнус - уроженец Бангладеш. Тем не менее, известно, что несмотря на свои размеры и 8-е по величине в мире население (а также ВВП в более чем 200 млрд) страна находится в зоне постоянных катаклизмов, таких как наводнения, а еще 15 лет назад воевала с Индией (а в более раннем конфликте - союзником против Пакистана, от которого Бангладеш и отделилась).

Поэтому, несмотря на стабилизацию и период подъема, которому нет еще и 10 лет, страна явно не выглядит как тихая гавань для объемных инвестиций, да еще и в строительство атомной (!) электростанции. В особенности если учесть, что даже Индия недавно стала объектом интереса международного подполья, связанного с "Исламским государством".  Можно, впрочем, допустить, что руководство государственного "Росатома" и правительственные финансовые структуры России пытаются достичь за кулисами такого проекта неких иных целей.

Но если это военно-политические задачи, то их масштаб не может быть сопоставим с тем тяжелым внешнеполитическим положением, в котором сегодня находится РФ. Бангладеш не была замечена среди союзников СССР или России, природный газ в стране добывают западные корпорации, а крупнейшими торговыми партнерами республики являются Япония, США, ЕС, Малайзия, Китай и Индия. В таком случае, либо ядерный проект России в Бангладеш является признаком деградации стратегического планирования, либо аналогом "Всеобщей компании межокеанского канала", ставшей крупнейшей финансовой аферой во Франции времен Третьей Республики. Подобный прожект выглядит тем анекдотичнее, что в мае дефицит федерального бюджета РФ достиг $20 млрд. Кредиты, которые получат Иран и Бангладеш, составляют не менее трети от этой суммы.