Мир

Зачем США идут на сближение с Китаем

Американцы и китайцы перекраивают финансовую картину мира

В Пекине продолжаются переговоры на высоком уровне американских и китайских чиновников. И во вторник США и Китай достигли соглашения, которое внесет существенные коррективы в общую картину мировых политики и экономики. В частности, как заявил вице-премьер КНР Ван Ян, стороны решились на реформирование Международного валютного фонда (МВФ) в части увеличения квот для стран с развивающейся экономикой. Также было принято решение, что по одному американскому и китайскому банку будут выступать в качестве клиринговых для операций с китайской нацвалютой (юанем) в США.

Увеличение квот в МВФ для развивающихся стран означает, что влияние Пекина на этот финансовый институт возрастет. Для начала напомним, что уставной фонд организации формируется за счет взносов стран-членов - 25% от квоты в СДР - специальных правах заимствования (1 СДР = 1,5 доллара), а остальные 75% в национальной валюте. Но увеличение квот означает не только то, что Пекин, например, будет вливать в МВФ больше средств. Квоты по сути также определяют состав совета директоров, которых насчитывается 24 человека. Они назначаются крупнейшими восемью донорами - США, Японией, Германией, Францией, Великобританией, Китаем, Россией и Саудовской Аравией. Решения принимаются путем голосования. У каждой страны-члена изначально есть 250 голосов, и дополнительно по одному голосу на каждые 100 тыс. СДР ее взноса и на каждые 400 тыс. долларов займа ко дню голосования. Поэтому Китай, как видим, покупает больше голосов в МВФ с простой целью усилить влияние на глобальные экономические процессы.

С другой стороны, это выгодно и Вашингтону, который владеет самой крупной квотой, а значит и "жертвует" в разы больше. Сегодня же у Соединенных Штатов есть причины разделить бремя кредитных программ Фонда с другими странами-членами, реагируя на геополитические вызовы в Евросоюзе и на Ближнем Востоке.

Но не только об этом говорят представители Штатов и Поднебесной. Так, американская делегация давит на Китай с целью добиться ослабления или ликвидации нормативно-правовых барьеров на пути иностранных компаний, стремящихся занять свою нишу на китайском рынке. Представители американского бизнеса сетуют, что коммунистически-капиталистический Китай сильно осложнил им жизнь ограничениями на использование зарубежных технологий и другими законами, исходя, якобы, из соображений нацбезопасности; а также неприкрытым протекционизмом местных компаний в ущерб иностранному бизнесу.

Министр финансов США Джек Лью выразил беспокойство по поводу ухудшения делового климата в последние годы, призывая китайскую сторону менять ситуацию - стимулировать инвестиции, торговлю и коммерческое сотрудничество. Лью говорит о здоровой конкуренции прозрачности. Ему вторит госсекретарь Джон Керри, подчеркивая тесную связь двух экономик.

Конечно же американский бизнес стремится упрочить позиции в китайской экономике, но на пути встают бюрократические преграды и усиленный государственный надзор. Пекин, как известно, только рад инвестициям, но на своих условиях. Эту политику и пытаются скорректировать американские высокопоставленные чиновники.

Но китайские власти пока избегают прямого ответа, надеясь, вероятно, получить достойную компенсацию.

Хотя есть смысл говорить, что Пекин вполне уже мог получить эту компенсацию, и сейчас лишь происходит процесс утверждения. Что же могли бы предложить США и потребовать в Пекине? История с испытаниями баллистических ракет в Северной Корее показала, что американцы и китайцы могут договариваться. Страны долго говорили об агрессивном Пхеньяне, но в результате же Пекин сам начал давить на режим КНДР, отрезая ее от поставок важной продукции, денег и отказываясь покупать северокорейское сырье. В Совбезе ООН США и Китай также действовали согласованно. Но в этой конкретной ситуации Пекин пошел на контакт, т.к. в его интересах было приструнить зарвавшегося соседа, который становился все более гиперактивным и неконтролируемым. Чему виной российский фактор - Кремль пошел на сближение с родственным режимом в Пхеньяне, чтобы создать точку эскалации на мировой карте. Естественно Китай, постепенно осваивающий дальние рубежи Российской Федерации, не смог стерпеть такого хамства.

Правда, в ситуации с американским бизнесом в КНР на общность интересов все же не стоит рассчитывать. Максимально привлекательной на данный момент выглядит договоренность между странами по спорным островам в Южно-Китайском море, которые активно милитаризируются китайцами. Американцы формально ослабляют хватку, Эштон Картер и американский генералитет смягчают риторику. Однако очевидно, что добровольно выбрасывать регион из своей сферы влияния Вашингтон позволить себе не может и будет действовать, скажем так, чужими руками.

И навскидку главными претендентами видятся Вьетнам, Япония и Индия. Две последние державы примут участие в военных учениях вместе с США уже в середине июня. К тому же лидеры именно этих трех стран за короткий промежуток времени оказались в программе встреч Барака Обамы. Сперва президент США слетал в Ханой, где заявил об отмене эмбарго на экспорт оружия, действовавшего десятки лет. Он прямо сказал, что Вашингтон желает усиления сотрудничества с Вьетнамом в военной сфере. С Индией у американцев последние два года отношения складываются очень даже неплохо. И на этой неделе Обама принимает индийского премьера Нарендру Моди. А после поездки во Вьетнам американский президент побывал с историческим визитом в Японии. Историческим, поскольку он прилетел посыпать голову пеплом за атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки.

Как ни странно, но с Токио у Штатов в последнее время возникают сложности. Во-первых, несмотря на статус союзников премьер Синдзо Абэ демонстрирует желание улучшить отношения с Москвой. Во-вторых, в японском обществе растет недовольство присутствием американских войск на военной базе Окинавы. В-третьих, на носу у Абэ выборы, а позиции провластных сил не столь хороши, чтобы получить абсолютное большинство в парламенте. Поэтому не исключено, что премьеру придется как-то повлиять на протестующих против войск США. В такой ситуации Белому дому нужно приложить максимум усилий, чтобы сберечь важного политического, экономического и военного партнера. И если Вашингтон решится или решился все же "уйти" из Азии, то нужно найти подход и к японцам, предложить им что-то и убедить быть самостоятельнее в контексте противостояния с Пекином. В случае успеха американцы с головой окунуться в противостояние с Москвой на Западе и Ближнем Востоке, да еще и заполучить мощный антироссийский фронт на Востоке.