Мир

Зачем туркам нужно признание геноцида армян

Признание ошибок и раскаяние едва ли не единственное сильное средство против стремительного роста социальной энтропии

Фото: tubidynews.com

Апостольская церковь Армении канонизировала жертв геноцида армян в Турции. Полтора миллиона невинных жертв прославили без разбора, исследований, "подтверждения чудом" и прочих процедур канонизации. Церковь, не прославлявшая новых святых около 400 лет, взяла на себя смелость канонизировать сразу 1,5 млн людей. Без отделения грешников от праведников, католиков, протестантов, людей, возможно, и вовсе далеких от религии, но все равно убитых из-за принадлежности к христианской диаспоре. Все они так или иначе претерпели за веру в Христа.

Годовщина первого "официального геноцида" - понятие "геноцид" было введено в юридическую практику в 1943 г. как раз для характеристики действий турецких властей в отношении армянского населения - приковала внимание мира. И оставила Турцию, по-прежнему упорно отказывающуюся признавать геноцид армян, в каком-то особом, стыдном, звенящем одиночестве. Празднование в эти же дни победы при Галлиполи только подчеркивает гротеск. Бывает, что проигравшая сторона празднует победу над собой. Германия, например, изо всех сил удерживает хорошую мину, участвуя в мероприятиях, посвященных ее разгрому, уже больше полувека. А шведы, очень почитают дату Полтавской битвы - говорят, она их отрезвила, отбила имперские амбиции и вообще всякое желание соваться в чужие дела. Однако прославление оружия, выигравшего одну битву, но проигравшего войну в целом, даже на этом фоне выглядит несколько надуманно. Оно говорит только об одном: никто не собирается "переписывать историю", переосмысливать результаты войны и сомневаться в своих действиях.

И все же празднование победы при Галлиполи, возможно, не выглядело бы так вызывающе, если бы не отказ официальной Анкары признать геноцид армян. Лучи славы особенно больно режут глаза окружающим, пока кто-то изо всех сил старается ослепить ими себя. Празднуя викторию, пускай даже не повлиявшую на исход войны, а просто выкосившую огромное количество народа, мы всегда сосредоточены на славе и никогда - на жертвах. На войне, как на войне. Где вы видели войны без жертв? Массовые смерти во время войны вполне допустимы. Дозволены. И даже местами одобрены. Прославление воинского подвига всегда задвигает вопрос "сопутствующих жертв" в непроглядную тень.

Лучи славы так хороши, что сама собой приходит мысль: оно того стоило. Или хотя бы "имело смысл". Или даже "они имели право так поступить". А может, и вовсе "а что им оставалось?". Эта мысль наверняка удобна для турок. И Эрдоган, назвавший "шоком для турок" обращение Европарламента признать геноцид армян, наверное, нисколько не лукавил. Потому что тогда придется переоценить слишком многое. История ведь страшная штука - стоит только начать сомневаться, и вскоре окажется, что все некогда "святое" не стоит выеденного яйца. В лучшем случае. В худшем - окажется махровым злодейством.

Точно так же осознание массовых репрессий в СССР нужно нам. Потому что в основе наших нынешних трагедий те же ночные кошмары травмирующего прошлого, залакированного "официальной историей". Наша гибридная война стала возможна только потому, что наши больные мозоли до сих пор толком не диагностированы и лечение не проводится

Аналогии очевидны. ХХ век вообще оказался исключительно богат на массовые "полезные" гекатомбы. Но в полной мере признана до сих пор только одна - Холокост. И не скажешь, что дело только в поражении Германии, хотя без него, конечно, не было бы Нюрнбергского процесса. Турция в Первой мировой тоже проиграла. Многим младотуркам - организаторам уничтожения армян в 20-х годах новая турецкая власть вынесла смертные приговоры. Заочно, поскольку многие бежали из страны. И приговоры эти приводили в исполнение частные лица в разных частях света, как в спилберговском "Мюнхене". Разница только в том, что они не приводили в исполнение какие-то определенные приговоры, просто убивали по законам мести и по гамбургскому счету. Но история с признанием факта геноцида тянулась долго. Она и сейчас, сто лет спустя, все еще не завершилась.

Что же говорить о победителях, упивающихся своей славой, которая, в свою очередь, убеждает их в том, что "все было не так уж плохо"? И даже в том, что цель - особенно "великая" - вполне оправдывает средства. Даже людоеду позволено время от времени перекусывать парочкой младенцев, если он выиграет войну и заработает "славу" - символический капитал, который может давать приличные дивиденды десятилетия спустя. Последствия отказа от "переписывания", то есть переосмысления, переоценивания истории, мы наблюдаем прямо сейчас и у себя дома, и у соседей.

Химеры и ночные кошмары правят подсознанием, пока мы вместо активной психотерапии, основанной на анализе травм, повторяем мантры и предаемся ритуальным пляскам, отгоняющим злого духа. Признание геноцида армян нужно не столько армянам, которые и так в курсе собственной истории, сколько туркам, которые носят в себе неосознанный страх, заставляющий их скакать на барабане, заглушающем голоса, поминающие невинных жертв. Эта травма просыпается всякий раз, когда кто-то наступает на любимую мозоль, и какого-то очередного выдающегося турка, посмевшего заговорить о геноциде, изгоняют, обвиняют и даже убивают.

Точно так же осознание массовых репрессий в СССР нужно нам. Потому что в основе наших нынешних трагедий те же ночные кошмары неосознанного, травмирующего прошлого, залакированного "официальной историей". Наша гибридная война стала возможна только потому, что наши больные мозоли до сих пор толком не диагностированы и лечение не проводится. Наша взаимная интоксикация с россиянами обеспечена общими травмами, которы кто-то продолжает с ослиным упрямством называть "общей историей". А все, что нужно сделать, - не прятаться от себя за "великими победами", а постараться осознать, что именно с нами произошло, почему. И только тогда возможно "ніколи знову".

Это необходимо, потому что массовые гекатомбы все никак не канут в Лету. ХХІ век оказался достойным преемником ХХ. Церквям настоящего и будущего еще долго будет чем "удобряться". Не успели копты канонизировать сорок мучеников, погибших в Ливии от рук ИГИЛ, как Кения предоставила еще полторы сотни потенциальных мучеников за веру. А еще есть христиане Ближнего Востока, которых до сих пор никто не пересчитал, езиды, шииты вперемешку с суннитами... Говорят, каждый геноцид и вообще всякое массовое убийство, которое по каким-то юридическим параграфам "не влезает" в это понятие, должны быть оценены и осознаны, чтобы больше не повторились. Глядя на состояние нынешнего мира, поневоле усомнишься в этой максиме. Чем, например, осознание украинского Голодомора поможет потенциальным жертвам Боко Харам? Как бы хуже не сделало - злодеи, как известно, черпают вдохновение в чужих злодействах.

Но признание ошибок и раскаяние едва ли не единственное сильное средство против стремительного роста социальной энтропии. В нынешнем мире самое страшное вовсе не гонка вооружений, а наращивание взаимной ненависти и взаимного презрения. Что им противопоставить, кроме раскаяния и прощения?

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 27 апреля 2015 г. (№17/727)