Мир

Придумает ли американский генерал Абизаид "недипломатический" выход для Донбасса

Российская Википедия прозвала Джона Абизаида Бешеным Арабом, Клинт Иствуд вдохновился его подвигом, но сам он весьма далек от мифотворчества

 8 сентября глава Пентагона Эштон Картер, в последние месяцы запомнившийся довольно реалистической оценкой тех угроз, которые несет международному миру милитаристская путинская РФ, назначил старшим советником по вопросам обороны для Украины отставного генерала Джона Абизаида. Это назначение состоялось в ходе встречи руководителей военных ведомств США и Украины в Лондоне. Официально сообщается, что такое решение было принято по инициативе украинской стороны.

Дипломатическая мотивация этого шага изложена следующим образом: бывший руководитель Центрального командования вооруженных сил США будет давать авторитетные советы украинскому военному руководству в контексте стремлений Украины реализовать реформы, направленные на приведение вооруженных сил к западным (следует понимать — евроатлантическим) стандартам и принципам.

В частности, речь идет об усилении демократического гражданского контроля над вооруженными силами, переходе к совместимой с НАТО штатной структуре, а также искоренении коррупции. Безусловно, несмотря на то, что система национальной обороны нашей страны в навязанных ей агрессором мобилизационных условиях и впрямь переживает качественную трансформацию, проблем в ней остается предостаточно.

Вместе с тем Украина переживает, по-видимому, уже третью волну западных "варягов" за неполные три года, а их готовность заглянуть в бездну, образовавшуюся за четверть века имитации отечественными государственными структурами своих функций, все чаще подвергается скепсису.

Чем же примечателен Джон Абизаид, учитывая то, что за линией украинско-российского фронта уже стоит немало консультантов? А также — имеется ли в этом назначении определенный подтекст? Второй вопрос весьма актуален в свете реализации решений варшавского саммита НАТО в отношении Украины, в частности, в интерпретации его итогов Госдепом США прозвучал тезис о выходе военно-политического сотрудничества между Вашингтоном и Киевом на новый уровень.

Частью этой программы является и работа фондов, созданных для обеспечения и усиления текущей украинской обороноспособности, а также для финансирования потребностей оборонной реформы. В этом смысле весьма вероятно, что услуги генерала Абизаида не будут оплачиваться из украинского бюджета. Ведь, с одной стороны, это официальная должность, на которой вряд ли можно числиться "волонтером", а с другой — трудно не быть уверенным в том, что на американскую пенсию Абизаида в украинских условиях можно содержать подразделение.

Такая схема направления и связи между Пентагоном и нашими вооруженными силами явно ложится в канву особого и специального партнерства, поскольку, во-первых, на официальном уровне ранее подобный институт отсутствовал, а во-вторых, на такой шаг решается (в любом случае) уходящая администрация, стремясь подчеркнуть, что (так или иначе) придерживается тех обязательств по отношению к нашей стране, которые взяла на себя сама.

Наконец, в-третьих, следует обратить внимание на два украинских внутриполитических события. Во-первых, озвученные ГПУ результаты расследования хищений в оборонном ведомстве условно за 2005-2014 гг. если и не впечатляют насчитанной суммой (думается, речь не идет о рыночных ценах), то поражают воображение количеством военной техники, которая, несомненно, пригодилась бы нам в ходе боевых действий. Похоже, с таким анамнезом украинской вертикали в сфере обороны никак не обойтись без внешнего контролера. Вряд ли США и другие страны НАТО намерены допустить подобное расходование аккумулированных для украинских потребностей трастовых фондов.

Второе событие — это послание президента Петра Порошенко к Верховной Раде, в котором армейским вопросам посвящено не менее половины содержания, причем ясно сказано о том, что стратегической целью Украины является вступление в НАТО, а программа мероприятий, которая осуществляется сегодня, представляется гораздо более фундаментальной, нежели проект Плана действий в отношении членства образца 2008 г.

Сноп политических сигналов послания можно рассматривать как некую констатацию нынешнего положения вещей, фиксируемого фигурой американского старшего советника по вопросам обороны.

Итак, кто же такой четырехзвездный генерал Джон Филипп Абизаид? Думается, выбор именно этой кандидатуры отнюдь не случаен. Прежде всего, Абизаид (он же Абизайд или, в аутентичном арабском звучании, Аби-Саид) — в более привычном нашему уху звании "генерал-полковника" — довольно молод, ему всего 65 лет. С военной службы как таковой он ушел девять лет назад. Это важно с той точки зрения, что профессионалы преклонного возраста часто выполняют скорее представительскую роль, но это явно не тот случай.

В самой штабной вертикали генерал Абизаид прошел, по сути, все ступени — от офицера по особым поручениям до директора управлений тех или иных операций, и в конце концов занял должность управляющего аппаратом Объединенного комитета начальников штабов армии США. В 2006 г., пробыв на своем посту дольше всех предшественников, Абизаид объявил о планах покинуть его, но задержался на год по просьбе министра обороны Дональда Рамсфельда (сменил Абизаида адмирал Вильям Фэллон).

Примечательно, что уже после военной службы генерал время от времени появлялся в новостях, как правило, по двум основным поводам. Первый — это политические дискуссии по иракскому вопросу, по которому он занимал своего рода срединную позицию, состоявшую в том, что военные свое дело сделали, и сделали его хорошо, а все прочее — это политические вопросы. Его позиция — в чем она состояла на самом деле, так и осталась загадкой для СМИ — в 2007 г., вероятно, склонялась к выводу войск, но ее официальное озвучивание было политически недопустимым.

Второй повод — это Иран. И в данном контексте от Абизаида на одном из мероприятий Центра стратегических и международных исследований, с которым обычно ассоциируют Збигнева Бжезинского, прозвучало нечто важное для Украины. По словам генерала, организация международного давления на Иран с целью его денуклеаризации — дело правильное и необходимое, но, с другой стороны, нельзя исключать, что Иран все-таки получит ядерное оружие, и оценивать ситуацию глобальной безопасности уже с участием этого фактора. В то же время у США имеются инструменты сдерживания Ирана даже в том случае, если он будет иметь ядерное оружие, ведь Америка смогла сдержать и гораздо более опасный Советский Союз. Таким образом, исключать ничего нельзя, надо действовать по обстоятельствам.

Вполне очевидно, что "действия по обстоятельствам" включали и такой вариант, как принуждение Ирана к миролюбивой политике. А в упомянутом вашингтонском центре  Абизаид с тех пор состоит в экспертном совете, и, судя по тому, что прошедшие годы он коллекционировал почетные степени военных и не только вузов от Британии до Иордании, генерал присоединился к профессиональной "номенклатуре" определенной теневой группы влияния, которая намерена осторожно продвигать неолиберальную глобалистскую повестку дня уже при возможном президентстве Хиллари Клинтон.

И здесь для нас тоже открывается немало косвенных нюансов. Так, к примеру, Абизаид оставил службу до прихода в Белый дом Барака Обамы. А это, во-первых, свидетельствует о том, что в "контры" с действующим президентом он не попал и в этом смысле устраивает администрацию. Во-вторых, Абизаид не имеет никакого отношения к тем войнам, которые вел, начинал или заканчивал, да не закончил уходящий президент Обама, увольнявший военных и разведчиков пачками, чем-то напоминая советского министра обороны Жукова в хрущевские времена. С ним скорее ассоциируется период экспансии и побед Джорджа Буша-младшего (если, конечно, забыть, как именно закончилось его правление).

В-третьих, уж больно похоже, что слухи о внезапных симпатиях Бжезинского к примиренчеству по отношению к Москве (по поводу Киссинджера таким слухам никто бы не удивлялся) оказались сильно преувеличенными, ведь Абизаида можно рассматривать как человека из круга Бжезинского, а также, что еще полезнее для Украины, Атлантического совета.

В целом закатный период американских администраций всегда бывает полон неявных намеков на грядущее — это свойство дел, которые не могут быть закончены и передаются. Иракская война, надо сказать, сыграла с Обамой злую шутку. Как и трое его предшественников, пусть и в разной форме и с разным масштабом, он не смог ее закончить.

Или — не совсем так. Сегодняшнее успешное наступление разношерстной антитеррористической коалиции на иракский Мосул, падение которого (хотя это дело еще не завтрашнего дня) будет означать конец ИГИЛ в качестве территориального государства, до боли напоминает эффективное (хоть и трудное) наведение порядка в Ираке времен окончания президентства Буша-младшего, когда военным правителем Ирака был Дэвид Пэтреус. Новая администрация с ходу отбросила все наработки предшественников как "ересь", задавшись главной целью — скорейшим выводом войск.

Эта политика окончилась катастрофой — на месте разгромленной "Аль-Каиды", воспользовавшись резней между суннитами и шиитами, мгновенно возобновившейся за воротами опустевших американских баз, возникло ИГ. Защитник суннитов от скверны неверных.

Хотелось бы надеяться, что в этот раз так не произойдет. Новая администрация не станет резко менять подход к иракской проблеме, но шанс на это в случае победы Клинтон, разумеется, гораздо выше, нежели в случае победы малоадекватного Трампа, чьи военные советники пируют вместе с Владимиром Путиным. Крайне заинтересованным, чтобы резня на Ближнем Востоке продолжалась вечно. Как и преступления российской военщины на востоке Донбасса. В этом смысле обе ситуации связаны протянувшейся через Средиземное и Черное моря нитью. И если исходить из размышлений Обамы, препарированных в The Atlantic, этот глобальный фронт виден ему достаточно хорошо.

Назначение Абизаида происходит после очередной встречи Обамы с Путиным из разряда тех, которых "нельзя избежать". Пробегавший за хозяином Белого дома весь саммит "Большой двадцатки" в Китае Путин пытался навязать российскую повестку как по Сирии, так и по Украине. В итоге против новой широкой группы ключевых российских предприятий в сфере вооружений и электроники, нефтегазового и финансового секторов были введены новые санкции, углублены и расширены действующие. Что касается Сирии, то США сделали упор на том, что предлагают России собственный алгоритм последний раз, и Москва вновь принялась вертеться как уж на сковороде, анонсируя встречи, перемирия, прекращения огня, добиваясь якобы совместных действий. И, как всегда, без заметного успеха — в особенности ввиду наступления сирийской оппозиции по территориям, еще недавно занятым асадистами и их российскими союзниками.

На украинском фронте в ходе ставших рабочими встреч военных делегаций двух стран прозвучало максимально жесткое заявление министра обороны США Эштона Картера: "Позиция США относительно агрессии против Украины остается непреклонной, аннексия Крыма никогда не будет признана, а гибридная война на Донбассе против Украины закончится унизительным поражением для России". Назначение или, скорее, миссия именно Джона Абизаида (ведь могли бы, к примеру, послать в нашу страну Уэсли Кларка, и без того ценящего крупных украинских промоутеров и благотворителей) должна подчеркнуть серьезность и несгибаемость позиции Белого дома по украинско-российскому вопросу, а личные характеристики и источники опыта советника — указать на возможный ход событий.

Ведь ни для кого не секрет, что "отсутствие военного решения" проблемы оккупированных Россией украинских территорий является, главным образом, конструкцией дипломатической риторики, предназначенной для нежных ушей западноевропейских политиков, запутавшихся в собственном нормандском формате. В то время как боевой и управленческий опыт четырехзвездного генерала Абизаида подсказывает, что присутствие решений нередко выражается в операциях вроде "Вспышка ярости". Не говоря уже о таких сложных, во многом гибридных конфликтах, как в Боснии, в которой, между прочим, в одно время с Абизаидом находился начинающий российский диверсант Игорь Гиркин (не потому ли, в русскоязычной версии Википедии Абизаида уже наградили прозвищем Бешеный Араб?).

Дипломатическое и экономическое (в последнее время явно ускорившееся) удушение российского агрессора еще не раз будет прерываться агонизирующими всплесками и разноуровневыми провокациями. И для того, чтобы извлечь из этой меняющейся ситуации как можно большие дивиденды с целью освобождения украинской территории, Киеву и нужен опытный боевой генерал американской армии, способный мгновенно сориентировать Пентагон о положении дел на этом главном фронте европейской войны.

 КАЛИФОРНИЙСКИЙ ЛИВАНЕЦ

Абизаид — американец ливанского происхождения, его предки эмигрировали в Калифорнию в конце ХIХ в., но при этом были католиками, причем отец во время Второй мировой войны служил флотским инженером. Такой биографический рисунок крайне символичен, поскольку — в полном соответствии с идеологической палитрой, господствующей в нынешнем Белом доме, —намекает на возможность другого Ближнего Востока и сходства вызовов, стоящих перед востоком Европы и нынешним мусульманским миром.

Это сходство состоит в недоговороспособности сектантства, будь это ИГИЛ или "русский мир". Между прочим, в августе 2006 г., свидетельствуя перед сенатским комитетом по военным службам, Абизаид охарактеризовал ситуацию в Ираке таким образом, что страна, в частности Багдад, обуяна сектантским насилием, а это может привести к гражданской войне, но выразил надежду, что страна все же удержится от сползания в нее. 


Кстати говоря, "родной" арабский язык генерал выучил уже во время военной службы, таким образом, идентичность калифорнийца и выходца с Ближнего Востока смогли удачно совместиться. Как минимум официальная фотогалерея Абизаида свидетельствует о том, что в иракской кампании он занимал высокое положение, поскольку в ходе встреч политического руководства армии с командованием размещенного в Ираке контингента Абизаид занимал нишу боевого генерала, привлекаемого к участию в подобных мероприятиях, а это дорогого стоит.

 НЕ ГОЛЛИВУДОМ ЕДИНЫМ

В 1973 г. Абизаид окончил главный военный вуз США — академию в Вест-Пойнте, штат Нью-Йорк, по основной специальности офицера пехоты, а затем — аналог советской академии Генштаба в Стэнфорде благодаря стипендии фонда Гувера. Иными словами, Абизаид не является выходцем из богатой семьи и армейская карьера, как и для многих, стала для него ключевым социальным лифтом.

В гражданской сфере он тоже проявил себя как личность выдающаяся. Об этом свидетельствует степень магистра по ближневосточным исследованиям, полученная в Гарварде, где ему удалось впечатлить своих преподавателей. В частности, тогдашний директор гарвардского Центра ближневосточных исследований Надав Сафран рассказывал, что 100-страничная работа Абизаида по оборонной политике Саудовской Аравии стала единственной курсовой, которую он оставил себе за 30 лет, проведенных в Гарварде.

Полевая карьера генерала Абизаида началась в рядах подразделения парашютистов в Форт-Брэгге, где он по окончании обучения приступил к командованию взводом. Впоследствии, в 1983 г., на пике холодной войны он командовал ротами и батальонами рэйнджеров во время американской интервенции в Гренаду. В ходе операции "Вспышка ярости" Абизаид лично прыгал с парашютом на взлетно-посадочную полосу, где двинул вперед бульдозер против кубинских солдат, "случайно" оказавшихся там в процессе серии переворотов, которые могли ненавязчиво привести остров в "лагерь социализма".

Американское вмешательство, несмотря на то, что оно, по сути, производилось по просьбе глав нескольких государств Карибского региона, разумеется, заклеймили на уровне Генассамблеи ООН. Правда, осуждающая резолюция была бесстрастно ветирована США в Совете Безопасности — во главе Америки находился Рональд Рейган, твердо понимавший, в чем состоят подлинные интересы демократического мира. А вот эпизод с прыжком и бульдозером попал в Голливуд: в своем фильме "Перевал разбитых сердец" его использовал Клинт Иствуд. Таким образом, Абизаид отчасти является в США личностью легендарной.

Несколько лет спустя, во время войны в Заливе, он командует десантниками, базировавшимися на итальянской базе в Виченце, —его батальон высаживался на севере Ирака с целью защиты курдов от расправ со стороны Саддама Хусейна. Вскоре Абизаид появляется в Боснии и Герцеговине уже в качестве командира парашютной бригады и заместителя командующего 1-й мотострелковой дивизии (или "Старых железнобоких") армии США.

После этой командировки Абизаид, судя по всему, некоторое время отдыхал в Вест-Пойнте, где активно боролся с явлением, похожим на дедовщину, откуда был направлен в немецкий Вюрцбург на должность командующего "Большой красной" 1-й пехотной дивизией США, первой направившей своих военнослужащих в распоряжение миссии в Косово. Таким образом, к началу операции "Иракская свобода" Абизаид уже обладал широкой известностью в качестве военачальника — в Ираке он служил в качестве заместителя главнокомандующего по фронту как в штабе сил коалиции, так и американских войск.