Мир

Зачем Украине нужен блок-сателлит НАТО

Решение ускорить передвижение войск в мирное время может стать для Польши и стран Балтии хорошим поводом для заявки на создание нового регионального оборонно-политического блока, который станет «младшим буйным братом» многочисленного и неповоротливого Атлантического сообщества

Российская пресса назвала «танковым Шенгеном» решения Польши и стран Балтии упростить передвижение войск НАТО в мирное время — это упрощение стало новым шагом подготовки к намеченному на июль Варшавскому саммиту Североатлантического альянса. Упрощение передвижения войск подразумевает возможность массированного перемещения военнослужащих и военных грузов через границы стран региона в мирное или предвоенное время. До этого решения каждая крупная переброска войск требовала согласования с парламентами. Молниеносная передислокация сил быстрого реагирования теряла свой эффект и секретность из-за необходимости визового оформления для стран, не входящих в Шенгенскую безвизовую зону. После проведенной РФ аннексии Крыма и вероломного разрыва соглашения о границах и добрососедстве с Украиной восточные европейцы решили не повторять украинский опыт и максимально упростить переброску войск и техники.

Первой 20 мая это сделала Польша. Ее президент Анджей Дуда решил, что при определенных обстоятельствах миссии союзных войск будут приравнены к полномочиям польской армии. Три дня спустя аналогичное решение приняли министры обороны стран Балтии, которые собрались для подготовки к Варшавскому саммиту на эстонском острове Сааремаа.

Безвизовое передвижение войск союзников пока формально не касается созданной в прошлом году украинско-польско-литовской бригады «ЛитПолУкрбриг» и давно развернутого межнационального инженерного батальона «Тиса». Эти и другие, еще не созданные совместные подразделения стран Восточной Европы формально нельзя считать высокомобильными из-за визового режима и статуса Украины, не входящей в Атлантический блок. Одним из еще не созданных совместных подразделений может стать украинско-румынско-болгарская бригада, с инициативой создания которой Украина официально выступила в апреле. Вполне возможно, что скоро подобные подразделения могут появиться и в боевой или военно-транспортной авиации. Но, как и для сухопутных войск, на пути быстрого перемещения транспортных самолетов или вооружения для бомбардировочной авиации в предвоенный период могут стать пограничные и таможенные формальности. Эти барьеры исходят из существующего визового режима между Украиной и ЕС, а также из слабо закрепленного в юридическом плане военно-партнерского статуса украинского государства по отношению к соседям — членам НАТО.

Самый простой способ решения этой проблемы — подписание профильных двухсторонних соглашений с Украиной при реформировании ее таможенной службы. Она еще в начале 2000-х годов по воле тогдашних украинских властей утратила специализированное подразделение и посты для скрытного оформления перемещений военных грузов в мирное время. Вполне возможно, что Гил Керликовске, глава Таможенной и пограничной службы США, во время состоявшегося 14 мая визита в Киев обсуждал эти и схожие проблемы. Впрочем, официально о присутствии вопросов военной логистики в итогах его визита не указывалось. Даже если бы такие сигналы были, то на усилия и реформы подобного рода Украине понадобится не менее года. Так уж сложена отечественная бюрократическая машина. Поэтому до заключения двухсторонних соглашений и завершения реформ пограничной и таможенной служб Украина в мирное время вряд ли может рассчитывать на быстрое массированное перемещение через свою границу войск стран-партнеров или их армейских запасов. В реальных условиях все эти в целом рутинные операции военных должны будут как минимум проходить через парламентские слушания. А они вряд ли помогут скрытности. Очень вероятно, что длительные разрешительные процедуры в Киеве будут проходить под дружный вой и гиканье со стороны российских масс-медиа.

Более сложный, но более надежный способ распространить на Украину касающийся только НАТО процесс «танкового Шенгена» — предложить Верховной Раде варианты договоров о создании регионального оборонного блока, своеобразного мини-НАТО. Формирование такой структуры уже на старте позволит в достаточно короткие сроки объединить усилия по отражению российской военной агрессии и шантажа без лишней бюрократической волокиты и демагогии. Общественное давление даст возможность большей части Восточной Европы выровнять логистику снабжения армий в мирное или предвоенное время. В преддверии Варшавского саммита НАТО украинско-польский и украинско-литовский диалоги об объединении усилий в этом направлении усилились.

20 мая в Гадяче Полтавской области состоялось очередное заседание национальных организаций Балто-Черноморской конфедерации (БЧК), на котором стороны договорились создать осенью 2016 г. в польском Кракове международную организацию БЧК для начала разработки договоров о союзничестве.

Растущий ориентир на создание регионального оборонно-политического блока опирается как минимум на два успешных примера создания «виртуального НАТО». Первый — это активно развивающийся в последнее время североевропейский аналог альянса, NORDEFCO. Он объединяет членов блока и нейтральные Швецию с Финляндией. Второй пример мини-НАТО уже давно ушел в историю, но известен славными результатами — это успешно проработавший в 1955–1979 гг. под эгидой Великобритании азиатский Багдадский оборонный пакт, Central Treaty Organization CENTO. Этому региональному союзу несколько десятилетий удавалось успешно сдерживать экспансию Москвы в Азии до тех пор, пока Турция не вступила в НАТО, а Иран не постигла исламская революция, в результате чего регион поменял свою оборонную конфигурацию.

Во время работы этого пакта государств Азии с одной из стран НАТО Пакистану, Египту и Турции удалось буквально с нуля создать развитую бронетанковую промышленность, авиа- и вертолетостроение. Этот опыт 40-летней давности мог бы очень пригодиться Украине, которая сегодня вынуждена сдерживать агрессию РФ без собственного или лицензионного производства большинства средств боевой авиации — от вертолетов до бомбардировщиков.

Киеву, конечно же, можно изобретать велосипед. Но стоит учитывать, что только благодаря CENTO Египту удалось всего за пару лет развернуть мощнейший военно-промышленный технопарк из 10 заводов в Хелване, объединенных в холдинг Arab Organisation for Industrialization AOI. А Пакистан за тот же срок создал военно-промышленные технопарки в Таксиле и Камре — Taxila Industries и Pakistan Aeronautical Complex. Последний сегодня объединяет четыре военных авиазавода, производя и экспортируя авиатехнику всех типов. Подобного технопарка в Украине пока не наблюдается, хотя наши стартовые условия намного лучше пакистанских.

Так нужно ли сейчас Киеву повторять опыт азиатских стран, а Варшаве и Вильнюсу — примерять на себя опыт Великобритании по сдерживанию амбиций Москвы?

Это вопрос полемический, но лучше судить по результату. Государств, которым удалось успешно сдерживать внешнюю военную угрозу без членства в региональных военных блоках, предельно мало. Опираясь только на собственные силы и сугубо двустороннюю кооперацию, сдерживать внешнюю военную угрозу в одиночку на протяжении многих лет удалось только Тайваню, Южной Корее и Израилю. Но в отличие от Украины эти страны имеют не декларативный, а реальный статус военного стратегического партнера США. Благодаря ему они собирают на своей территории новейшие местные прототипы и лицензионные модели американской военной техники. Привлечение дорогостоящих технологий союзника позволяет этим странам экономить время и миллиарды долларов на разработке и длительных испытаниях продукции оборонной промышленности. Условно говоря, то, на что противнику нужны десять лет и уйма средств, этим странам удается собрать за год и за гораздо меньшие деньги.

Но остальным государствам за пределами этой троицы приходится крутиться. То есть при росте внешних угроз и вынужденном форсировании оборонной промышленности опираться на региональные блоки (в дополнение к упомянутым можно привести дальневосточный АNZUS и SЕАТО, исторический блок-сателлит НАТО). Обнародованные ныне планы мероприятий в Кракове вполне отвечают такому опыту. Вполне возможно, кстати, что в стиле российских гибридных войн никакой собственно военный блок документально оформлен не будет, а меры по созданию регионального объединения будут поданы как расширение экономической кооперации и углубление богатых историко-гуманитарный традиций.