Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Серединный путь. Зачем президент Молдовы борется с США за снесенный стадион

Суббота, 18 Августа 2018, 14:00
Чтобы понять маневры вокруг бывшего стадиона в Кишиневе, который хочет выкупить посольство США, нужно взглянуть на молдавскую политику в целом как на единое явление

Фото: Deschide.MD

Президент и его мнение

Президент Молдовы Игорь Додон сообщил 9 августа на своей странице в ФБ об отказе от промульгации закона о передаче посольству США участка бывшего Республиканского стадиона в центре Кишинева для постройки нового здания. "Как и большинство граждан страны, считаю, что на месте бывшего стадиона необходимо благоустроить парк или построить культурный центр, которым будут пользоваться все жители Молдовы", - написал Додон.

В свою очередь, американский посол в Молдове Джеймс Петтит заявил, что, несмотря на позицию президента Додона, США не откажутся от покупки территории бывшего стадиона. Прочие дипломатические реверансы, о том, что Петтит очень уважает и президента, и его мнение, и что сделка будет максимально прозрачной и законной, можно смело оставить в стороне. Главное тут то, что посол США в Молдове знает, что надо делать с мнением ее президента.

Итак, с одной стороны есть вето президента независимой страны - члена ООН, участника проекта Ассоциации с ЕС, получившей безвиз, к слову, даже раньше Украины. Давнего клиента целой кучи международных организаций. Партнера НАТО. И одновременно - члена СНГ,  со статусом наблюдателя в ЕАЭС. С другой - вот заявление посла США о том, что мнение президента этой страны и его запреты не повлияют на планы, и здание посольства будет построено там и тогда, где и когда это запланировано. Что сие означает?  Может быть, высадку в Молдове контингента Корпуса Морской пехоты США и смену власти? Ах, если бы все было так просто...  Но нет, это же Молдова, тут все устроено по-особенному.

Диспозиция сторон

Пустое место, где когда-то находился Республиканский стадион, 1951 года постройки, сооруженный по прямому указанию Брежнева, рулившего тогда Советской Молдавией, находится формально в центре Кишинева, но, в то же время, в относительно глуховатом уголке, зато рядом с удобной транспортной развязкой. Его территория ограждена добротным каменным забором.

Постройка на месте стадиона парка выглядит сомнительно - рядом уже есть большой парк "Долина Роз", а парк на месте стадиона будет слишком мал, чтобы ездить туда издалека, и слишком велик для жителей близлежащих домов, поскольку район там одноэтажный и относительно малонаселенный. "Культурных центров", построенных во времена СССР, в Молдове полно, так что часть из них приходится даже сносить. Просто за ненадобностью: центры-то есть, но заполнить их нечем, а использовать под офисы не всегда возможно.

Недавно так снесли бывший Дворец профсоюзов, на месте которого будет построено несколько жилых многоэтажек. Кишиневская  ностальгическая тусовка "Верните нас в МССР",  не столько многочисленная, сколько крикливая, пролила по этому поводу много горьких слез, хотя снесенный сарай был на редкость уродлив даже по советским меркам и не представлял ни исторической, ни архитектурной ценности. Что бы ни воздвигли на его месте, оно, с точки зрения эстетики, будет, по меньшей мере, не хуже.

Но эстетические вопросы в этих спорах не играют роли. Все упирается в деньги. Участки под застройку на разумном расстоянии от центра идут, что называется, на вес золота. Как следствие, на вес золота ценится и влияние на их распределение, включая разного рода популистские прожекты, от "городской археологии" до "городской экологии". Что же касается стадиона, то первоначально, когда его закрыли в 2007 году по причине ветхости, там и предполагалось строительство жилого массива. Идея всем понравилась, и стадион мгновенно снесли, так что сейчас внутри периметра забора есть только груды строительного мусора.  Но кусок оказался слишком уж сладким, и лица, сопричастные к его разделу, не сумели достичь договоренности. Этим воспользовалось посольство США, присматривавшее участок для строительства нового здания. Предложение принесло желанный компромисс, и в Молдове решили пойти по пути "не доставайся ж ты никому": участок продать американцам, а деньги, как водится, - распилить.

Нынешнее здание американского посольства находится в районе искусственного пруда "Валя Морилор", что означает "Долина Мельниц", хотя никаких мельниц на ручье Дурлешть, который наполняет пруд, отродясь не было. Ранее его называли "Комсомольским озером", и построили примерно в одно время с республиканским стадионом, по указанию все того же Брежнева. Район там, несомненно, приятный, но здание крайне тесное. Тесен и участок. Нет удобного подъезда, так что даже работники посольства вынуждены парковаться в ближайших переулках, где тоже теснота. При этом, в Кишиневе имеется огромный комплекс посольства России, по площади примерно равный участку, на который положили глаз американцы.

Молдовский дзен

Чтобы понять маневры вокруг бывшего стадиона нужно взглянуть на молдовскую политику в целом, как на единое явление. Пройдя через период колебаний между Западом и Востоком, Молдова выработала нынешний курс "серединного пути", вполне в буддистской традиции, но преломленной через призму молдовского хитрованства.

Суть его в том, чтобы делая соблазнительные обещания и Западу, и России, а также ближайшим соседям - Румынии и Украине - получать максимум выгод со всех сторон, сохраняя ситуацию максимально статичной. С этой целью, среди прочего, в Молдове и был сформирован нынешний властный тандем, в котором всенародно избранный прозападный парламент уравновешен всенародно избранным пророссийским президентом. Это, надо сказать, стало существенным шагом вперед: в 2000-2016 годах президента избирал парламент, большинством в 61 голос из 101. С учетом молдовских реалий это гарантировало перманентный политический кризис, тянувшийся годами.

Хотя история победы Игоря Додона на первых, после 16-летнего перерыва, всенародных президентских выборах изобилует неясными моментами, картина в целом понятна. Число избирателей, готовых голосовать за условно-прозападного и условно-пророссийского кандидата, находится в Молдове в приблизительном динамическом равновесии. Слегка манипулируя процессом избрания и выдвигаемыми персоналиями можно без проблем привести к власти и "пророссийского" и "прозападного" президента. В случае же с прозападным парламентом президенту лучше было быть пророссийским. Иначе пророссийская часть общества, лишенная политического рупора, могла начать искать иные пути самовыражения.

Пойдем дальше. Молдова - парламентская республика. Президент только утверждает или не утверждает решения парламента - законопроекты и назначения. В ответ парламент пересматривает или не пересматривает свои решения и снова отсылает их президенту на утверждение. Чтобы этот пинг-понг не длился вечно, есть ограничение: одно и то же решение парламента президент может отвергнуть не более одного раза, а если парламент снова примет то же решение, то он ...

Внимание, тут следим за руками, ибо мы в Молдове. Президента нельзя принудить промульгировать закон и со второго раза. Он, вроде бы, и должен уступить парламенту, но нет механизма, который заставил бы его сделать это, если он сам не захочет. А пророссийский президент в такой ситуации должен, конечно, сказать "умру, но не промульгирую", поскольку по факту его основная обязанность - нравиться России, любить Путина и смягчать плохое впечатление, которое производит на Москву условно-прозападный парламент.

И вот, Игорь Додон в таких ситуациях именно это и говорит. Возникает законодательный тупик. Случись такое в какой-нибудь России - там расстреляли бы из танков парламент или урезали бы упрямого президента, оставив только руку для подписания нужного документа. Но дело, повторяю, происходит в Молдове. И Конституционный суд, поразмыслив над тем, что интересного можно было бы сделать с непослушным Додоном принял такое решение: при отказе от промульгации парламент собирает специальное заседание, временно отстраняет президента от должности, назначает и.о. президентом председателя парламента, промульгирует от его имени все, что надо, а затем возвращает все, как было раньше. Ничего сложного, как видите, а весь процесс укладывается в один день, и происходит быстро и без боли. В первый раз, правда, Игорь Додон проявил некоторое беспокойство - примерно, как курица, у которой из хвоста стали выдергивать перья, но потом привык.

Таким образом, никаких проблем с выделением США участка под застройку не ожидается. Но возникает другой вопрос, куда более интересный - а как вообще устроена власть в Молдове.

Молдаване себе на уме

Власть в Молдове устроена очень просто. У нее ровно столько ветвей, сколько существует центров силы, которые молдаване могут развести на деньги и прочие блага - или получить из них порцию неприятностей. Есть проевропейская ветвь - оттуда благ идет побольше, и потому эта ветвь привита сегодня на парламент. Есть ветвь пророссийская, благ оттуда с гулькин нос, но Москва всегда может сделать какую-нибудь гадость. И, чтобы эта гадость не была совсем уж неожиданной, на роль штатного коллаборанта и предателя был назначен президент Додон, который не вылезает из российского посольства, разве что не ночует там, и  постоянно ездит в Москву, на Афон и вообще везде, где можно, хотя бы мимолетно, пообщаться с Путиным. Это смотрится забавно, но дает эффект: Додон постоянно держит руку на пульсе московских событий, а в случае подготовки пророссийского переворота будет, хотя бы частично, посвящен в его планы.  

К менее заметным ветвям молдавской власти относятся прорумынская, представленная группой политиков, теневая проприднестровская, основу которой составляют бизнесмены и силовики, и почти усохшая проукраинская, существующая на парламенте в роли бесполезного, в общем-то отростка, которому, тем не менее, не дают засохнуть окончательно - просто на всякий случай. Здесь вспоминается история с беглым судьей Чаусом, которого упорно не выдают Украине то ли потому, что приберегают его для какого-нибудь торга, то ли по причине негласной просьбы об этом самих представителей украинской стороны.

При таком устройстве власти каждому из центров силы, в окружении которых существует Молдова, в любой момент можно предъявить убедительное объяснение того, почему ее действия расходятся с соглашениями о партнерстве, достигнутыми ранее. Можно сказать, что на Молдову оказывают сильное давление, и что другие ветви, связанные с другими центрами силы, могут захватить всю власть, и все тогда станет еще хуже. А, чтобы этого не случилось, каждой из сил предлагается позаботиться о том, чтобы именно ее ветвь зеленела попышнее.

К примеру, уже упомянутый Джеймс Петтит выразил озабоченность в связи с принятием в Молдове пакета законов о "новой налоговой политике", фактически - о налоговой амнистии. На это представители европейской ветви власти кулуарно ответили, что шаг этот  вынужденный - самим, мол, противно, но надо. Потому, что на 24 февраля в Молдове назначены парламентские выборы, и неамнистированные жулики могут, под обещание будущей амнистии, вложиться в предвыборную  кампанию Социалистической партии, которую возглавляет Игорь Додон. И тогда новый парламент Молдовы может стать таким же пророссийским как ее нынешний президент - так не лучше ли выбрать амнистию, как наименьшее зло? И ведь не поспоришь.

С другой стороны, Игорь Додон, когда в Москве ему предъявляют претензии за прозападный курс Молдовы, может предъявить в ответ историю своих отчаянных усилий, в которую, среди прочего, будет вписана и битва против американского нашествия на несуществующие трибуны Республиканского стадиона. Понятно, что на стадион в Кишиневе всем наплевать, и россиянам - в первую очередь. Но вот за троллинг американцев Додон вполне может рассчитывать на российский орден.

При такой грамотно выстроенной схеме в Молдове годами может ничего не меняться. В ней и не меняется ничего, но при этом все очень динамично, на полном ходу, страна энергично марширует во всех направлениях сразу, подавая всем сразу большие надежды. Тем не менее, даже слегка запыхавшись от всех этих усилий, она остается ровно там же, где была вчера и позавчера - в точке наибольшего комфорта для узкой группы лиц, выстроивших эту замечательную архитектуру власти.

В молдовском обществе сегодня царит полная гармония. Пророссийские СМИ существуют на гранты ЕС. Полиция и спецслужбы Молдовы без проблем сотрудничают с коллегами из сепаратисткой ПМР, выдавая им подозреваемых. Большая часть экспорта из ПМР продается в ЕС, при этом все производства в Приднестровье работают на энергии, получаемой из газа по факту украденного "Газпромом" у самого себя, а доходы от этих схем оседают на западных счетах.

Такой серединный путь чрезвычайно выгоден. Тандем "признанная Молдова - непризнанная ПМР" успешно занял нишу неприметной калитки из России на Запад и обратно. Те, кто эту калитку контролируют, получают стабильный доход и чувствуют себя просто прекрасно. Ну а для широкой публики, как и положено, организуются зрелища, вроде нынешнего "президент Додон за стадион порвет кого угодно". В стиле "Самсон разрывающий пасть [американскому] льву".

Так что не стоит, право, посмеиваться над молдаванами. Они отлично устроились. Просто у них хватает ума не афишировать этот факт.

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

document.write("