Мир

Зрада от Байдена. Каких "уступок" США ждут от Украины

Слухи о том, что Вашингтон договорился с Москвой о совместном давлении на Киев выглядят слишком преувеличенными

Зрадофильская зыбь для украинского общественно-политического дискурса стала чем-то вроде неправильно настроенного кардиостимулятора. И вызывает примерно такой же эффект.
Возьмем, к примеру, волну, начавшуюся накануне визита Виктории Нуланд в Москву, и имеющую неплохие шансы в ближайшее время превратиться в шторм. В том, как это происходит, угадываются признаки скорее спланированной информационной кампании, нежели обычного новостного потока и реакций на него.

Собственно, началось все с приснопамятной пресс-конференции Джо Байдена в Совете по иностранным делам в конце сентября. Вице-президент США искренне старался объяснить, почему Украине так сложно реализовать Минские соглашения, приводя в качестве понятного американской публике примера Техас. Но вследствие некорректного перевода и (чего греха таить) присущей украинским СМИ привычки копипастить все без разбору публика получила очередной "убедительный" повод для размышлений на тему "нас сливают".

Примечательно, что в этот раз Байден вновь стал главным ньюзмейкером - дескать, общаясь с Президентом Украины, он всячески "прогибал" его, склоняя к российскому варианту урегулирования на Донбассе - и, соответственно, московскому толкованию Минских соглашений. В качестве объяснения столь очевидной "зрады" подается тот факт, что до Большого вторника - дня президентских выборов - остается месяц. Администрация Обамы, говорят нам, очень заинтересована в триумфальном "дембельском аккорде". С которым, очевидный факт, дела обстоят откровенно не очень - по крайней мере на внешнеполитической арене: брезжившая еще три недели назад нормализация ситуации в Сирии сейчас откровенно невозможна, ИГИЛ не побежден, Ирак трясет, иранская сделка сомнительна, отношения сразу с несколькими региональными союзниками сложнее некуда, ливийская проблема остается открытой, трансатлантическая зона свободной торговли не состоялась, отношения с Россией достигли новой критической отметки, минский процесс идет ни шатко ни валко. А у Обамы жутчайшая мигрень из-за legacy - того, с чем он войдет в историю и что передаст своему преемнику - точнее, как сильно рассчитывают в Белом доме, преемнице.

Что ж, если из всего этого списка не имеющих срочного решения проблем выхватывается Украина - под тем предлогом, что здесь что-то можно "разрулить по-быстрому" - то это выглядит вполне логично. Тем более, что обычный здравый смысл говорит: если в этом вопросе не удается прогнуть Москву - то, значит, Вашингтону нужно прессовать Киев. Ясное же дело!

И вот Байден неделю за неделей жестко беседует с Порошенко, методично вдалбливая ему один и тот же тезис: "Петр, нужно уступить!" Но руководство Украины, говорят нам, непреклонно. Что ж, красиво.

Но есть несколько "но", которые эту красоту немного портят. Вернемся к поездке Нуланд. Точнее, к информационному шлейфу, который она оставила - то есть, официально озвученным и опубликованным сообщениям по ее итогам.

Для начала приведу полный ответ спикера Госдепа Марка Тонера на вопрос об Украине, прозвучавший на брифинге 5 октября: "Помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд была в Москве. К ней присоединились оба старших директора Совета национальной безопасности, Селеста Уолландер и Чарльз Купчан, и они встретились 5 октября с российскими официальными лицами. Я думаю, что целью их поездки было достижение прогресса по Украине, определение дальнейших шагов, которые необходимо предпринять чтобы довести Минские соглашения до полной имплементации. Поскольку мы приостановили сотрудничество в других областях, наше двустороннее взаимодействие в отношении Украины будет продолжаться. И пусть на сей счет не будет никакой путаницы.

Минские соглашения остаются действительно единственным реальным способом восстановления мира и стабильности на востоке Украины, и мы будем продолжать поддерживать и добиваться их полной реализации, что требует, как вы знаете, настоящего соглашения о прекращении огня, полного и беспрепятственного доступа для наблюдателей ОБСЕ, выборов по законам Украины, соответствующие стандартам ОБСЕ, а также вывода иностранных сил и средств и, наконец, возвращения Украине - что важно - возвращение Украине контроля над ее стороной международной границы.

Очевидно, что много работы еще предстоит сделать в этом отношении, но мы по-прежнему считаем, что этот процесс, минский процесс, является наилучшим способом достижения этого".

Аналогичное сообщение, к слову, размещено и на сайте посольства США в Москве - правда, в несколько смягченном виде. Но в обоих случаях подчеркивается, что Нуланд летала в Россию не одна, а в сопровождении обоих спецпомощников Обамы в СНБ по региону: Уолландер курирует Россию и Центральную Азию, Купчан - Европу. То есть, во-первых, это отнюдь не были переговоры тет-а-тет. Помимо Владислава Суркова, которого нередко называют "архитектором русской весны" во встречах участвовал также помощник президента РФ по внешней политике Юрий Ушаков. Широкой публике он известен, в частности, объяснением отказа Путина от встреч в нормандском формате на полях саммита G20.

А теперь дадим слово россиянам. Так, ссылаясь на политолога Алексея Чеснакова, якобы знакомого с ходом переговоров, РИА Новости 5 октября пишет, что "стороны договорились усилить давление на Киев". А днем позже путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков заявляет, "Ширится понимание того, что Киев не выполняет обязательства по минским договоренностям" и утверждает, что стороны обсуждали возможные способы влияния и давления на украинское руководство.

Так вот, разве не странно, что в Киеве и в Москве публично высказываемые мнения о позиции и шагах Вашингтона совпадают чуть меньше, чем полностью, тогда как в самом Вашингтоне совершенно четко заявляют о проукраинской позиции (напомню хотя бы пассаж Тонера об иностранных войсках и настоящем прекращении огня).

Выглядит так, будто и Киев, и Москва решают таким образом каждый свои собственные тактические задачи. Как минимум - в сфере пиара. С Кремлем, в общем, все просто - "хунта виновата, она даже американцев раздражать начала". С нашей стороны поребрика игра тоже не особо сложна: стойкий оловянный солдатик, не поступающийся принципами против тотальной "зрады" - этот имидж дорогого стоит. Хотя в явное противоречие с ним вступает недавнее заявление Степана Полторака о конкретных типах летальных вооружений, которые Украина желает получить от США - как и принципиальное решение Конгресса оные вооружения предоставить.

И потом, если Нуланд и в самом деле сливала Украину Путину, не логично ли было по результатам встреч с Ушаковым и Сурковым заскочить в Киев, чтобы поставить Банковую перед фактом? Мол, мюнхенский вариант таки состоялся, очередной план Мореля принят, подчиняйтесь и капитулируйте. Но этого не случилось. И не думаю, что случится. На трансатлантических дипломатических площадках, по нашим сведениям, Вашингтон последовательно озвучивает свою позицию: независимо от итогов президентских выборов в США, Украина не должна оказаться один на один с Россией.

Что же касается прессинга на Киев, то весьма любопытную мысль высказал в частной беседе один дипломат за океаном: прессинг с проблемой урегулирования ситуации на востоке связан не так, как это преподносится. Наша главная задача на протяжении вот уже двух с лишним лет сводилась к максимально возможному затягиванию процесса. Но ввиду того, что до бесконечности делать это невозможно, западные партнеры требуют, чтобы Киев, наконец, начал давать четкие ответы на вопрос о своих приоритетах.

То, что для России в нынешних обстоятельствах сбагрить Донбасс - мечта, не секрет. Иное дело - на каких принципах Киев намерен строить его интеграцию. Грубо говоря - с фильтрационными (не стоит путать с концентрационными) лагерями или без таковых. Времени на ответы остается все меньше - но консенсуса на сей счет по-прежнему нет.


Украина отстаивает свою субъектность, и Запад неоднократно убедительно демонстрировал уважение к этой позиции. Вместе с тем, субъектность проявляется и в принятии сложных решений. А этот пункт жестко упирается в типичную для постсоветского пространства бизнес-модель, которая продолжает исправно функционировать в Украине.

И речь не только о генпрокуроре ценой в миллиард кредитных гарантий, не только о судьях с полицией и повышении тарифов - речь обо всей системе государственного управления и ее основопологающих принципах. К слову, почему бы не предположить, что переговоры Байдена с Порошенко зачастую проходят в жесткой манере именно по этой причине? И если уж на то пошло, сколько раз в этом контексте звучало сакраментальное "Петр, надо уступить"?