• USD 36.6
  • EUR 40
  • GBP 44.8
Спецпроекты

Почему россияне не бунтуют?

Конечно, есть большой соблазн объяснить это тем, что они идиоты. Но прежде, чем давать такие дефиниции, мы должны понять один из ключевых аспектов их мышления

Вадим Денисенко
Вадим Денисенко
Реклама на dsnews.ua

А мышление у них исключительно архаическое (мифологическое), где один из ключевых моментов есть ожидание чуда и страх за выживание. Проще говоря, в формуле "если можно что-то сделать (рискнуть) и получить прибыль или ничего не делать и все останется как есть", архаическое мышление подсказывает не рисковать.

В первобытных обществах это связано со страхом голода и смерти от насилия. У россиян страх несколько иной. Он, как бы это ни парадоксально ни звучало, — виртуален. Реальные угрозы пока (подчеркиваю, пока) пугают их меньше виртуальных.

Российские власти загнали свой народ в виртуальную ловушку. И ловушка эта кроется в двух базовых страхах. На высшем уровне россиянин ужасно боится развала России (это доминантный, хоть и совершенно вымышленный страх потери величия). На низшем уровне он боится власти, но не может против нее протестовать, потому что протест в голове россиянина равен развалу страны (очередная принесенная Западом цветная революция). Собственно, доминирование страха развала страны из-за протеста против властей, ведущих страну в бездну, и делает россиянина бараном, который идет на заклание.

Есть ли просвет в конце этого тоннеля? Конечно, есть. Он находится, опять-таки, в архаической системе мышления. И он называется холодильник. Проще говоря, санкции. Плюс, конечно, поражение на фронте. Одно без другого не работает исключительно по одной причине: поводом для гордости у россиянина есть только армия. Подчеркиваю: только армия. Если у тебя пропадает первопричина для гордости, ты теряешь один из смыслов своего существования. А в купе с отсутствием картины будущего (сейчас у россиянина нет картины будущего вообще) и пустым холодильником ты получаешь полный депрессивный набор, который выльется в агрессию против власти.

Здесь мы должны понять одну важную вещь: сейчас, в своем внутреннем монологе, россиянин все время апеллирует к Западу и все время пытается ему что-то доказать (классическая травма тяжелого детства). И единственное, что он может сделать — это говорить о "кузькиной матери". Но с определенного момента даже самый рептилоидный россиянин начинает понимать, что словами о "кузькиной матери" войны не выигрываются.

Пока они живут в иллюзии о наличии "плана Б", поэтому они проглотили и мобилизацию, и Херсон. Но иллюзия будет длиться не больше 3-4 месяцев. Дальше они начнут понимать: никакого "плана Б" нет. Есть только дорога на заклание.

Конечно, жизнь будет вносить свои коррективы. И главная угроза: Путин с определенного момента живет по формуле: "не надо сдаваться, время работает на него". Так он переломил ситуацию в Венесуэле и Сирии. И он считает, что так он сможет поступить и в Украине. Остановить эту историю, как бы это странно ни звучало, кроме армии может только внутрироссийская социология. К сожалению, на Западе мало кто это понимает.

Реклама на dsnews.ua
    Реклама на dsnews.ua