• USD 36.6
  • EUR 39.7
  • GBP 45.2
Спецпроекты

Шеф-повар Юрий Ковриженко о том, что такое кулинарная дипломатия и как она помогает приблизить победу

Украинский шеф и гастродипломат Юрий Ковриженко рассказывает, что такое кулинарная дипломатия и как она помогает Украине противостоять в битве со злом

Шеф-повар и гастродипломат Юрий Ковриженко
Шеф-повар и гастродипломат Юрий Ковриженко
Реклама на dsnews.ua

Кулинарная дипломатия – это возможность рассказать о стране языком вкуса. Влюбить, поразить, удивить и обязательно рассказать больше, чем о ней знают. Но если отбросить поэзию, то это вполне реальная отрасль культурной дипломатии, которая имеет целью найти общий язык через еду. Для того, чтобы две страны нашли общий язык, они должны больше узнать друг о друге, ведь все новое или непонятное вызывает неприятие. Нет, едой не договариваются и не убеждают, но она становится одним из многочисленных факторов, формирующих лояльность, симпатию и уважение к стране как стороне дипломатических отношений. А в современных условиях это очень важно.

Курс кулинарной дипломатии есть во многих высших учебных заведениях, которые готовят специалистов по международным отношениям (или в вузах, повышающих их квалификацию). Например, он есть в Украинской дипломатической академии, а также в Университете Вашингтона (American University School of International Service), где работают исследователи, изучающие эту область публичной дипломатии не одно десятилетие.

Что же делают гастродипломаты? Такой человек должен глубоко знать национальную кухню своей страны, уметь готовить на профессиональном уровне в условиях вызовов и знать международные отношения. Гастродипломаты отвечают за гастрономическую часть приёмов в посольствах своего государства в других странах мира; проводят специальные ужины, мастер-классы, общаются с прессой и генерируют новые идеи, чтобы привлечь внимание к стране – сделать ее привлекательной для путешествий или для инвестиционной коммуникации.

Например, в прошлом году мы с напарником больше месяца провели во Франции, где сначала представляли Украину на крупнейшем мировом гастрономическом шоу Foire de Dijon и развернули украинский поп-ап ресторан, а затем провели вечер украинской кухни в Посольстве в Париже, имевший колоссальный успех. Французы не могли поверить, что у Украины такая вкусовая палитра – это было в пользу закрепления ее имиджа как самобытного государства с собственной идентичностью. Трудно поверить в это, но до вторжения иностранцы мало задумывались над этим. Задача кулинарной дипломатии как части масштабной дипломатической кампании, которая проводилась в последние годы до вторжения, заключалась именно в этом: услышьте нас – мы это мы, а не только near russia.

Я занимался этим более десяти лет, привыкнув к тому, что, несмотря на отработанные сценарии, всегда есть место форс-мажорам и вызовам. Был готов к тому, что где-то придется готовить ночью, а где контрабандой везти 20 кило сметаны (например, в Азии). Все было ради того, чтобы иностранцы услышали главное: украинские блюда – они исторически украинские. И да, Украина – самобытное государство, у нее есть свой язык и своя такая богатая кухня (я еще хорошо помню искреннее удивление иностранцев, что у нас такое есть). Годами я готовил, говорил, и не замечал, что действительно главным вызовом было заставить иностранца слушать и слышать, проглотить не только еду, но и болезненные смыслы. Вникнуть на самом деле, а не отделаться светским кивком.

Реклама на dsnews.ua

24 февраля Россия показала всему миру свое настоящее лицо и начала проливать кровь мирных украинцев. Так, за сутки весь мир приковал свое внимание к Украине и на этот раз уже оказался готов слушать.

Когда это произошло, я находился в Лондоне с рабочим визитом в Посольство Украины. Взвесив все детали, я решил остаться и посвятить себя помощи Украине тем, что умею лучше всего – кулинарной дипломатией. Однако теперь она приобрела другой смысл — просто готовить и рассказывать сейчас уже недостаточно.

Итак, как трансформировались главные цели кулинарной дипломатии?

  • Теперь за главную цель нужно ставить спасение человеческой жизни. Каждый украинец сейчас воин, шефы – воины гастрономического фронта. Кулинарные дипломаты делают это на международной арене. Каждое мероприятие, которое я планировал или к которому приобщался, должно было собрать средства для помощи украинцам, страдающим от гуманитарной катастрофы и борющимся за свое существование. За первые полгода благодаря благотворительным ужинам мы собрали более 20 млн грн (более 500 000 фунтов стерлингов).
  • Продвижение Украины и просвещение. Эта цель вроде ничем не отличается от довоенных ключей, но теперь мы говорим не просто о стране и ее гастрономии, а о государстве, борющемся кровью за возможность быть собой. То есть у него действительно есть свои смыслы, оно не производное, а оригинальное, настоящее, самобытное.
  • Целенаправленная атака на русские и советские мифы. О том, как россияне лживо присваивают борщ, слышали многие. Поэтому анализируем поле шире. Да, практически в каждое меню любого благотворительного мероприятия, посвященного Украине, я осознанно включаю медовик. Россия нагло навязала свою парадигму, что это русский торт. И сейчас это полноценная миссия донести мировому сообществу, что медовик – это украинская кухня, потому что это о древнейших украинских традициях. Что украинцы занимались пчеловодством и торговали с Европой медом еще во времена, когда на месте Москвы были только болота. В Лондоне есть очень устойчивая ошибочная ассоциация с медовиком, поэтому нужно охватывать не только мероприятия, но и супермаркеты, кондитерские. Так, благодаря моим переговорам с администрацией старейшего универмага и туристической Мекки Лондона Harrods в названии их десерта Russian Honey Cake убрали слово "Russian". Почему это важно? Потому что именно таким образом Россия веками пытается уничтожить украинскую идентичность, воруя у нас кухню, культуру, территорию. Наша цель – противодействовать этому.
  • Cancel Russia. Работа с международным гастрономическим сообществом с призывами бойкотировать Россию. С первых дней вторжения мы обращались в престижные гастрономические премии Michelin Guide, 50Best Restaurants, Sun Pellegrino, чтобы те исключили российские рестораны и шефов из своих списков и разорвали с ними отношения. Это было нелегко, особенно с Michelin. Как и все французские организации, он не торопился с реакцией, однако позже ответил приостановкой деятельности в России.
  • Работа с профессиональным ресторанным сектором Великобритании. Все благотворительные мероприятия требуют коммуникации и понимания среды. В те дни, когда я не готовлю для мероприятий, я провожу много встреч. Очень помогло выступление в Royal Academy of Culinary Arts в марте, на котором удалось завести несколько важных контактов с неравнодушными людьми. Например, среди благотворительных коллабораций (ужинов, целью которых был сбор средств для Украины) были мероприятия со звездным британским шефом Джейми Оливером и уникальная коллаборация сразу с четырьмя мишленовскими шефами Джейсоном Атертоном, Томом Брауном, Томом Китчином. То, что они поддержали наши благотворительные инициативы, не только позволило собрать значительные суммы для украинских благотворительных фондов, а также и означало много, экстрамного часов коммуникации!
  • Освещение проблемы трудоустройства женщин-шефов за границей. Война заставила убегать за границу миллионы украинок, многие из них – с детьми. Возникла проблема трудоустройства. В качестве гастродипломата я обращался к коллегам из ресторанного бизнеса разных стран Европы, обращая их внимание на эту проблему.
  • Работа с международной прессой и соцсетями. Как будто тоже что-то вполне понятное с довоенных времен, но сейчас нет шансов на усталость – необходимо использовать любую возможность рассказать об Украине. Отвечать на запросы и инициировать свои. Если всю неделю простоял с утра до ночи на кухне и не можешь разогнуться, а в единственный свободный день зовут на 8 утра на BBC Radio, необходимо выпить кофе и приехать. Ибо речь идет не о тебе, а о том, что война все еще продолжается. Всего за месяцы мы сгенерировали более 200 упоминаний украинской кухни как части культуры страны, борющейся за свою свободу и идентичность, в СМИ более 10 стран.
  • Создание своих культурных "дипломатических" представительств. Таким образом, в конце лета появилась Mriya – ресторан современной украинской кухни в Лондоне, который мы открыли вместе с партнершей Ольгой Цибитовской в конце лета. Ресторан рассказывает о современной Украине и ее традициях языком вкуса и уюта (кроме кухни демонстрирует работы украинских художников и гаш дизайн). Очень заметно, как мир устает от войны, как Украина сошла с первых страниц. Наша миссия – рассказывать об Украине дальше таким способом.

Кулинарная дипломатия не самостоятельный инструмент международных отношений. Борщ не убедит другую сторону сразу заключить выгодную договоренность. Но гастродипломатия – это очень важное колесико в гигантском механизме действий Министерства иностранных дел, что приводит к тому, что мировое сообщество помогает нам в противостоянии злу.

    Реклама на dsnews.ua