• USD 36.6
  • EUR 39.4
  • GBP 44.1
Спецпроекты

Меньше денег, страх и карусель. Что не так на бирже труда и стоит ли безработным становиться на учет

Во время войны условия для безработных в Службе занятости поэтапно ухудшились. Стоит ли тем, кто потерял работу, вообще регистрироваться на бирже?

Центры занятости превратились в аттракционы незнакомыми профессиями для безработных
Центры занятости превратились в аттракционы незнакомыми профессиями для безработных / Фото из открытых источников
Реклама на dsnews.ua

На фоне полномасштабной войны реальный уровень безработицы в Украине увеличился почти вдвое и, по приблизительным расчетам, достиг почти 2,7 млн человек. А количество официально зарегистрированных безработных с первых дней российского вторжения и до конца октября уменьшилось на четверть — с 314 тыс. до 239 тыс. человек, это самый низкий показатель с начала "нулевых". Примечательно, что текущая тенденция на снижение берет начало с июня.

Все больше потенциальных клиентов Службы занятости решают, что нет смысла регистрироваться или снимаются с учета
Источник: Государственная служба занятости

Понятно, что реальная безработица в Украине всегда в разы превышала официальную, что отдельный вопрос. Несмотря на это, подрыв деловой активности и массовые сокращения в теории должны бы привести и к набегам на государственные центры занятости. Этого не произошло по нескольким причинам. Миллионы трудоспособных украинцев уехали за границу, еще миллионы остались на оккупированных территориях. Даже миграция внутри страны не способствовала тому, чтобы все, кто мог бы податься на биржу, успели сделать это в первые месяцы без работы. Указанные факторы очевидны и мало зависели от государственной политики.

Но со временем все больше погоды на Службе занятости делает правительство, ухудшая условия для официальных безработных. Именно этим объясняется резкое снижение количества желающих стать на биржу с июня. Все большее число потенциальных клиентов Службы решают, что нет смысла регистрироваться, или снимаются с учета.

Так стоит ли сейчас получать статус безработного? Какие выгоды, риски и подводные камни?

Правда в том, что чем дальше — тем больше антистимулов становиться на биржу. Ужесточаются основные условия (выплаты, срок действия, стаж) и ухудшаются сами услуги (несоответствующие вакансии).

Итак, как все изменилось за последние девять месяцев.

Реклама на dsnews.ua
  • Сократили размер выплат. Если в начале года максимальный размер пособия по безработице составлял 9924 грн, а с июля должен был подняться до 10400 грн (четырехкратный прожиточный минимум для трудоспособных лиц), то с начала мая его ограничили суммой 9750 грн (парламент привязал этот показатель к 1,5 минимальной зарплаты). А месяц назад (соответствующий закон вступил в силу 28 октября) помощь ограничили эквивалентом минимальной зарплаты на 1 января — 6500 грн. Учитывая цену вопроса, более-менее обеспеченные безработные предпочитают не связываться с биржей, потому что там много мороки (см. ниже).
  • Урезали срок пребывания на бирже. Формально оставаться можно, но с конца октября положено лишь три месяца выплат вместо года, пока действует военное положение. И что важно — три месяца страхового стажа (который прекращается вместе с выплатами). Кстати, известно об этом новшестве стало еще в сентябре, когда приняли упомянутый выше закон. Такое сокращение срока, вне зависимости от желаний соискателей, сильно влияет на количество зарегистрированных безработных: в ближайшие месяцы их станет еще меньше.
  • Посылают на любую работу. Если до мая 2022 г. в Службе искали вакансии плюс-минус по специальности, то теперь менеджеры обязаны выдать направление хоть куда-нибудь. Точнее, клиентам, состоящим на учете более месяца, предлагают должности из базы данных центра занятости, под которые не нужны специальные умения. Безработный может выбирать, но если у него не рабочая специальность, то обычно ничего достойного не подыскивается и приходится идти на непрофессиональное собеседование. Этот факт отваживает с биржи еще больше людей — не каждый хочет за несколько тысяч в месяц стать "первым, куда пошлют".
  • Быстрее гоняют. Если раньше безработный должен был отчитываться на бирже раз в месяц — то во время военного положения обязан приходить еженедельно. Цикл такой: менеджер выдает корешок — направление на работу (как правило, вакансию не по специальности), клиент в течение семи дней должен съездить в нужную компанию или учреждение и вернуться на Службу с ответом — берут или нет. Если не берут (а понятно, что так происходит чаще всего), то через неделю получает новый "билет" на увлекательный аттракцион по незнакомым профессиям. Далее — собирательный пример такой карусели по рассказам "очевидцев". Человек с педагогическим высшим образованием становится на биржу. Соответствующих вакансий нет. Первое направление — на работу кладовщиком в пансионат. Местный работник отдела кадров со словами "Вы у нас уже 68-й, разве там только наша вакансия" отписывает "не подошел". Второе направление — объявлять станции на местном вокзале (нужен разговорный английский — не подошел). Третья вакансия — продавец в обувной магазин (никакого опыта — не устроил). На самом деле, работодатели прекрасно понимают, кто их человек, а кто нет. Кадровик может даже с порога спросить: "Вы устраиваетесь или из Службы занятости". Все в теме. У наших собеседников не было случаев, чтобы работодатель за них вцепился и пришлось самим отказываться от неподходящей вакансии (так сделать можно только раз, на второй — снимаются выплаты). Эта закрученная правительством карусель никому не нужна. Единственная оговорка: все наши данные по относительно мирному городу; возможно, в прифронтовых или деоккупированных районах, где очень много работы по обустройству территорий, наших соискателей уже направили бы в "Армию восстановления".

И здесь мы подходим к еще одному мощному антистимулу – страху. Часть безработных не хочет регистрироваться из-за:

  • Угроза привлечения к общественно полезным работам. Правительство так обтекаемо коммуницирует набор в "Армию восстановления", что трудно понять, не обяжут ли официально безработных вступать в ее ряды. И хотя в центрах занятости опровергают возможность любых принудительных работ, законодательство военного времени предусматривает трудовую повинность. Поэтому на биржу не доходят те, кто по разным причинам не готов даже в трудное время работать на благо страны за минималку (плюс выплаты по безработице, которые остаются).
  • Вероятность получить повестку (актуально для мужчин, пригодных в армии). Не секрет, что на входе в центры занятости время от времени работают представители военкоматов. Без комментариев.

Что же делать человеку, только что потерявшему работу? Свериться с портретом. Портрет потенциального клиента Службы занятости можно описать примерно так:

Нуждается в деньгах настолько, что согласен за несколько тысяч гривень еженедельно посещать Службу занятости и ездить на собеседования не по специальности (кроме представителей отдельных профессий, которых массово ищут через госбиржу труда: подробнее в отчетах). Хочет сохранить страховой стаж еще на три месяца. Не боится армии и возможного привлечения к общественно полезным работам.

В заключение о политике. Во время войны, на первый взгляд, понятно желание правительства сэкономить деньги на выплатах по безработице. Хотя в сумме они составляют менее 1 млрд грн в месяц на фоне среднемесячного дефицита госбюджета с начала года в 64 млрд грн. С другой стороны, речь идет о страховке, которую платят работники (в структуре Единого соцвзноса) именно на случай потери работы. При этом государство, в отличие от коммерческой страховой, априори не может обанкротиться (в собственной валюте). Так что кардинально урезать выплаты (и страховой стаж), когда по сути наступил страховой случай и уволенный человек больше всего в них нуждается — недальновидное политическое решение. Добавит ли это будущим работникам желание платить налоги и сборы в пользу государства?

    Реклама на dsnews.ua