• USD 29.3
  • EUR 30.6
  • GBP 35.6
Спецпроекты

Турбина – не бутылка "колы". Как Россия завалит себя контрафактом через параллельный импорт

После массового выхода из России международных компаний, там решили завозить иностранные товары разными путями без разрешения производителя. Но удастся ли таким образом покрыть дефицит продукции мировых брендов? Сможет ли враг смягчить санкционный удар по экономике?

Чем технологичнее товары — тем труднее заменить их параллельным импортом
Чем технологичнее товары — тем труднее заменить их параллельным импортом / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Правовой тумблер

Маркируемая продукция может ввозиться в страну или с разрешения правообладателя на товарный знак (либо патент), или без его согласия — через неуполномоченных им дилеров. Государства могут "переключать" эти режимы, чтобы регулировать импорт товаров (от шоколадного батончика до автомобиля), на которые распространяются права интеллектуальной собственности.

До марта 2022 г. в России долгое время действовал режим №1, который означает, что перед первой продажей товара (с товарным знаком) в определенной стране нужно заручиться разрешением его правообладателя, далее можно спокойно перепродавать. Юридическим языком, это режим национального исчерпания авторских прав. Однако после того, как в знак протеста против войны в Украине из страны-агрессора массово ушли западные бренды, там поняли, что придется завозить их продукцию вне уполномоченных дилеров — и частично переключиться на режим №2. Теперь для широкого списка продукции действует принцип международного исчерпания авторских прав: первая продажа товара где угодно в мире лишает правообладателя возможности запрещать дальнейшие операции с ним. Именно при таком режиме разрешается параллельный импорт. Параллельный — потому что есть разные пути: завезти товар в страну через уполномоченного правообладателем дилера или любым другим легальным способом. Когда в России говорят о "параллельном импорте", то подразумевают именно ввоз западных товаров после перекупки их за границей.

Однако даже эти режимы в России переключили гибридно, наполовину. Завозить без разрешения правообладателя на товарный знак разрешили преимущественно ту продукцию, производители которой сворачивают деятельность на российском рынке. Правительство страны-агрессора утвердило список из 96 товарных групп, в которых часто прописаны конкретные бренды. Вот некоторые обобщения из них:

  • Наземный транспорт, кроме железнодорожного (в частности Tesla, Toyota, Volvo, Renault, Jeep, Lexus, Jaguar, Chrysler, Mitsubishi, Cadillac);
  • Железнодорожные локомотивы, моторные вагоны трамвая и подвижной состав;
  • Электрические машины и оборудование (в том числе General Electric, SIEMENS, Apple, Asus, Bosch, Cisco, Dell, HP, Intel, Nokia, LG, Logitech, Motorola, Panasonic, Philips, Sony, Samsung, Xeon);
  • ядерные реакторы, котлы, оборудование и механические устройства (в частности General Electric, SIEMENS, VOLVO, Trellex);
  • Оружие и боеприпасы;
  • Взрывчатые вещества;
  • Стекла и изделия из него (преимущественно для автомобилей иностранных марок);
  • Черные металлы, медь, алюминий и другие металлы и изделия из них (также преимущественно для автомобилей иностранных марок);
  • Игрушки и игры (в том числе Xbox, Nintendo, PlayStation);
  • Часы (в том числе Motorola, Sony, Apple, Siemens, Samsung, Acer);
  • Горючее (иностранных марок);
  • Текстильные изделия, одежда и обувь;
  • Керамические изделия;
  • Продукты неорганической химии;
  • Косметика и духи;
  • Бумага и картон.

Гибридность такого режима подчеркивает тот факт, что в список параллельного импорта не включают бренды тех компаний, которые остаются на российском рынке или решат вернуться. Это, по сути, инструмент влияния на иностранный бизнес: будете работать в России — оставим лучшие условия. Считается, что компаниям выгоднее продавать, когда нет параллельного импорта, чтобы легче манипулировать объемами и ценами на свои товары в определенной стране.

Завозить необходимые товары россияне собираются через другие страны, где нет санкционных или иных ограничений на покупку продукции, например через Турцию, Китай, Казахстан, Армению или Узбекистан. Точнее, по данным Федеральной службы России по аккредитации, к началу июня таким образом уже завозились товары из 75 товарных групп. Остается вопрос: сильно ли им поможет параллельный импорт? Цель его ясна — обеспечить внутренний рынок востребованными товарами для потребления и производства, часто уникальными и незаменимыми. А теперь рассмотрим препятствия и отрицательные эффекты такого режима.

Реклама на dsnews.ua

Дорого и ненадежно

Схема с параллельным импортом имеет несколько серьезных недостатков.

Так, в российской реальности — когда нет канала "от производителя" — параллельный импорт не может обеспечить спрос по прежним ценам. Во-первых, в удлиненной цепочке поставок появляются дополнительные посредники, закладывающие свою прибыль в прайс. Во-вторых, такие каналы импорта просто мельче и менее надежны.

Еще одна проблема — гарантийное обслуживание. Понятно, что производитель его не будет предоставлять. Конечно, непосредственные продавцы могут и даже с 23 мая обязаны Минпромторгом РФ давать свои гарантии. Но под вопросом качество такого обслуживания (если речь идет о потребительской технике) или сама возможность ремонта и профилактических мер (если речь идет о сложном промышленном оборудовании).

Вероятно, усилятся потоки контрафакта. Хотя при параллельном импорте речь идет о закупках фирменной продукции, но при увеличении количества мелких каналов поставок на таможне и других логистических этапах будет гораздо сложнее проверять товар. Стоит напомнить, что теперь не удастся распознавать контрафакт с помощью самого действенного инструмента — экспертизы производителя, владельца торговой марки. Так что россиянам стоит готовиться к наплыву поддельных гаджетов, игрушек, косметики и другой продукции, замаскированной под известные бренды.

И даже оригинальная продукция, "параллельно" завезенная в РФ, те же смартфоны или ноутбуки, не всегда будет локализована для местного рынка. И отсутствие российского интерфейса — это только вишенка на торте. Например, телефон или планшет может не поддерживать SIM-карту российского оператора или его частоту. Здесь показательна история со смартфонами южнокорейского гиганта Samsung, прекратившего поставки в Россию из-за ее нападения на Украину. Некоторые из этих гаджетов, а счет уже идет на тысячи, покупатели не могут активировать, вставив в них SIM-карту российского оператора, ведь по правилам производителя регион карты оператора должен соответствовать региону официальной продажи.

Добавим, что в нормальных условиях оборотной стороной параллельного импорта является снижение стимулов для иностранных компаний инвестировать в экономику страны (как мы отметили, такие поставки создают конкуренцию официальному каналу). Правда, из России и без того массово выходят мировые бренды…

Мы рассмотрели главные минусы схемы. А теперь самый важный вывод из них: чем технологичнее товары — тем труднее заменить их параллельным импортом. И крайний случай — это сложное производственное оборудование, которое часто вообще выпускается на заказ.

Экономист и финансовый аналитик Алексей Кущ уверен, что механизм параллельного импорта не может быть заложен в долгосрочных технологических проектах и не будет способствовать системному перевооружению экономики.

"С одной стороны, он может частично решать какие-то тактические вопросы, когда, например, нет какой-нибудь запчасти и нужно установить, скажем, котел или гидротурбину. Но, с другой стороны, на этом нельзя построить долгосрочные системные экономические программы. То есть нельзя, например, разработать пятилетнюю программу по модернизации гидроэлектростанций и записать, что поставки импортного оборудования будут идти по параллельному импорту. Потому что это очень нестабильные и неустойчивые каналы получения оборудования", — отмечает эксперт.

Во враждебной стране это тоже понимают. Например, гендиректор компании "Европейская Электротехника" Илья Каленков заявил, что газовые турбины General Electric не очень подходят для параллельного импорта, потому что "изготавливаются под конкретный проект по индивидуальному техническому заданию". По его словам, даже если кто-то и с большим трудом "криво" завезет такую турбину в РФ, то все равно нужно будет договариваться с производителем о выполнении гарантийных обязательств. Как мы понимаем, американская компания на это не пойдет. Кстати, газовые турбины от 100 МВт используются на ТЭС с парогазовым циклом, но в России серийно не производятся.

В свою очередь уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов признал, что по параллельному импорту не удастся завозить запчасти для авиатехники. А вот продукцию Сoca-Cola (что не удивительно) и… автозапчасти — пожалуйста. Последнее утверждение Титов аргументирует так: "Есть огромные склады запчастей – коробок передач, масляных фильтров и т.п., которые не учитываются в единых базах данных. А на Ближнем Востоке расположены хабы многих автомобильных компаний по запчастям".

Впрочем, если говорить не о потенциальной возможности ремонта иномарок избранных россиян, а об отрасли автомобилестроения, то реальность несколько иная. "Ухватить 10 коробок передач или 20 масляных фильтров они смогут, а машиностроение на этом строить абсолютно невозможно", — констатирует Алексей Кущ.

Стоит напомнить, что в начале мая Россия впервые за 75 лет полностью прекратила выпуск легковушек. На одних заводах руководство признало нехватку комплектующих, на других объявило о ремонте сборочного оборудования. И хотя некоторые мощности российского автопрома впоследствии были запущены, отрасль, несомненно, находится в глубоком кризисе. В частности, АвтоВАЗ, потерявший среди акционеров Renault Group и остановивший конвейер, до сих пор занимается поиском двигателей, коробок передач и импортных деталей к ним.

Санкции и самосанкции

Чтобы лучше понимать возможности параллельного импорта, следует учесть причины, по которым мировые компании не хотят иметь дело с РФ — государственные санкции или самоограничения. Согласно подсчету Yale school of management, по состоянию на 23 июня 297 международных компаний выходят из России и еще 500 — приостанавливают деятельность в стране агрессора.

В легком варианте фирмы сворачивают деятельность в РФ по своей воле, в частности по репутационным соображениям. К примеру, Adidas, Nike и Puma уже не отгружают в эту страну обувь и одежду. В таком случае дистрибьюторы из третьих стран, перепродающие эту продукцию в Россию, рискуют испортить отношения только с самой компанией — владельцем бренда. Хотя несколько перекупок в Китае и Вьетнаме, где расположены фабрики, вероятно, позволяют замести следы и наладить схему поставок, поэтому в российских интернет-магазинах продукция указанных брендов вновь представлена.

Другое дело, если речь идет не о товарах широкого потребления, а о такой продукции, как турбины или локомотивы, не говоря уже об оружии. Особенно если санкции на поставки соответствующих позиций наложили государственные органы. К примеру, болезненным ударом по российской экономике стало эмбарго ряда развитых стран на поставку в РФ оборудования для нефтедобычи, технологий двойного назначения и полупроводников. В случае нарушения запрета пострадать могут все компании в цепочке поставок, поэтому для перекупщиков цена участия в схеме параллельного импорта в Россию выше, а производитель мотивирован внимательнее следить за контрагентами.

Здесь следует привести пример с Тайванем и его запретом поставлять в Россию чипы. Он иллюстрирует сразу два тезиса: крупный бизнес не решается массово обходить санкции, установленные государством, а "челночные" поставки не могут удовлетворить спрос в масштабах отрасли. "Россияне разрабатывали свои микропроцессоры для компьютеров, назвали их "Байкал". А сейчас они прекращают их производство, Тайвань не поставляет чипы. То есть они тоже для своих "Байкалов" могли бы по пиратской схеме где-нибудь ухватывать чипы и по параллельному импорту их завозить. Но ведь невозможно построить постоянную долгосрочную программу производства чего-либо на базе такого параллельного импорта, который в любое время может быть прекращен", — рассказал Алексей Кущ.

Или возьмем, к примеру, ограничение (лицензирование) экспорта и реэкспорта в Россию широкой номенклатуры товаров из США, среди которых грузовики, автомобили, двигатели, оборудование промышленного назначения. Как пояснил адвокат Адвокатского объединения "Чудовский и партнеры" Леонид Горшенин, экспортный контроль США может выходить далеко за пределы этой страны. А за нарушение Правил администрирования экспорта, соблюдение которых контролирует Бюро промышленности и безопасности (BIS), предусмотрена ответственность в форме уголовных наказаний (включая лишение свободы), финансовые штрафы на миллионы долларов, лишение экспортных привилегий, прав и т. д.

"Субъектом такой ответственности может быть как собственно экспортер из США, так и его контрагент из другой страны. При этом лицо может признаваться нарушителем и в случае, если оно действует, зная о том, что товар приобретается другими лицами в нелегитимных целях. В общем включение товара в соответствующий перечень дает немалые рычаги для контроля и влияния на движение товара за пределами США, а значит, и для его недопуска на подсанкционные территории", — отметил адвокат.

Если вернуться к вопросу запретов на экспорт в Россию, добровольно принимаемых самими производителями, то у них также есть веские рычаги влияния. По словам Леонида Горшенина, компании могут устанавливать для своих контрагентов ограничения на поставку товаров в определенные страны и контрактную ответственность за нарушение таких ограничений (штрафы и т. п.).

Алексей Кущ также отмечает, что иностранные компании могут устанавливать на свою продукцию разные режимы реэкспорта. К примеру, будут выпускаться товары с примечанием "Не для продажи в России".

Можем подытожить, что параллельный импорт поможет России частично покрыть дефицит определенных товаров иностранного производства, в основном ширпотреба. При этом повысятся цены, станет больше контрафакта и возникнут проблемы с обслуживанием, а иногда и использованием такой продукции. Однако еще большие сложности будут с ввозом и обслуживанием технологических инвестиционных товаров без разрешения производителя, особенно позиций, которые подпадают под санкции "недружественных государств". Поэтому у Кремля не получится заложить схему с параллельным импортом в основу долгосрочных проектов или спасения целых отраслей, таких как энергетика, машиностроение или электроника.

    Реклама на dsnews.ua