• USD 36.6
  • EUR 37.9
  • GBP 43.9
Спецпроекты

Добить Ахметова, помочь Зеленскому. Зачем САП возобновила дело "Роттердам+"

Напротив одного из самых громких дел прошлых лет снова поставили "+". Антикоррупционные органы вернули к жизни производство о манипуляциях с ценами на уголь для ТЭС, которые более трех лет устанавливались по методике "Роттердам+" и приводили к удорожанию электричества

"Роттердам+" — это едва ли не самая большая в прошлом десятилетии всеукраинская схема, замешанная на экономических интересах крупного бизнеса
"Роттердам+" — это едва ли не самая большая в прошлом десятилетии всеукраинская схема, замешанная на экономических интересах крупного бизнеса
Реклама на dsnews.ua

Назначенный в конце июля руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) Александр Клименко 22 сентября отменил постановление о закрытии так называемого дела "Роттердам+". Уголовное производство, расследование по которому начало Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) еще 24 марта 2017 г., было закрыто прокуратурой 27 августа 2020 г. из-за якобы отсутствия ущерба от действия формулы "Роттердам+". Это решение не раз обжаловалось в судах, но в большинстве случаев Фемида становилась на сторону прокуроров. Наконец, 21 сентября 2022 г. Апелляционная палата Высшего антикоррупционного суда (ВАКС) отказалась удовлетворить жалобу на закрытие дела "Роттердам+" (точнее не стала пересматривать соответствующее постановление судьи от 13 октября 2021 г.). Именно эту жалобу, кстати, подавали Никопольский и Запорожский заводы ферросплавов олигарха Игоря Коломойского.

И в этот момент в САП кардинально изменили позицию, увидев "многочисленные несогласованности в выводах и аргументации" своего же прокурора, два года назад закрывавшего дело, и назвав его решение незаконным и необоснованным. Не суд, а сама прокуратура вернула вопрос "Роттердам+" в повестку дня. В тот же день, 22 сентября, НАБУ выпустило пресс-релиз о завершении совместного с САП расследования по этому делу и открытии материалов стороне защиты для ознакомления.

Подозреваемыми в производстве о злоупотреблении служебным положением или пособничеством проходят экс-председатель Нацкомиссии, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Дмитрий Вовк и некоторые другие чиновники этой госструктуры на время расследованных событий, а также определенные лица из руководства оператора рынка теплогенерации (в сообщении НАБУ не уточняется, но не секрет, что речь идет о ДТЭК Рината Ахметова). Детективы утверждают, что их деятельность повлекла тяжелые последствия в виде убытков конечных потребителей на миллиарды гривен.

Но о чем именно идет речь, как формировались возможные убытки? "Роттердам+" — это самая большая в прошлом десятилетии всеукраинская схема, замешанная на экономических интересах крупного бизнеса (и не только). Поэтому прежде всего стоит напомнить, кто выиграл от нее, а кто проиграл. Это позволит прояснить и политические моменты. Тем более что политическим было и само решение о применении формулы "Роттердам+", устанавливавшей тариф на электричество для тепловой генерации. Как она работала и на кого?

"Роттердам+" в действии

До 1 июля 2019 г. вся производимая в стране электроэнергия, образно говоря, сливалась в единый котел. Это когда государственная компания "Энергорынок" сначала скупала ресурс у всех производителей (атомной, тепловой, гидро- и других генераций), а затем формировала определенную цену, по которой реализовала электричество оптовым покупателям (обычно облэнерго). Поскольку это был нерыночный механизм, то тарифы, по которым "Энергорынок" расплачивался с производителями разных генераций, устанавливало государство в лице НКРЭКУ. И рассчитывались эти тарифы по-разному. К примеру, у атомных электростанций (АЭС), которые к тому же находятся в госсобственности, себестоимость производства ниже, чем у тепловых (ТЭС) — поэтому и за 1 кВт электроэнергии они получали в разы меньше суммы.

В 2016 г. у теплогенерации, использующей уголь для производства электричества, возникли проблемы. Собственно, проблемы были с самим энергетическим углем, значительная часть добычи которого осталась на оккупированных территориях Донбасса. Тогда после определенных политических процессов и возможных переговоров (оставим этот аспект детективам) НКРЭКУ утвердила новую методику определения стоимости угля как топлива для тепловых электростанций (ТЭС) при расчете прогнозной оптовой цены (ОРЦ) электроэнергии в Украине. Речь шла о том, чтобы поднять тариф, по которому государственный "Энергорынок" оплачивал теплогенерации приобретенное у нее электричество. Мотивировалось это тем, что уголь теперь нужно покупать не на Донбассе, а на мировых рынках, поэтому он получается дороже, а значит, у ТЭС должны быть дополнительные деньги. Расчет был таков: заложить в этот тариф прогнозируемую стоимость угля, как будто-бы его покупают не в Украине, а в голландских городах Роттердам, Амстердам или Антверпен (по среднебиржевой цене последних 12 месяцев), а затем везут в Украину. Расходы на транспортировку также учитывались в цене. Отсюда и название "Роттердам+" ("Роттердам плюс доставка"). Соответствующая методика действовала с 1 мая 2016 г. по 30 июня 2019 г. включительно, то есть пока не ввели открытый рынок электроэнергии без всяких формул и посредничества "Энергорынка".

Реклама на dsnews.ua

Понятно, что после введения в действие формулы "Роттердам+" оптовая цена на электричество в Украине ощутимо выросла (ТЭС, которым стали платить больше, обеспечивали около трети всей генерации). К примеру, в 2016 г. на 26,5% — до 1490,63 грн за МВт-час. Это привело к удорожанию электричества как для промышленности, что подтолкнуло вверх цены на товары и услуги, так и для объектов социальной инфраструктуры, а для населения тарифы взлетели в разы. (Кстати, ферросплавные заводы Коломойского, которые потребляют много электричества, потому и выступали против "Роттердам+" и жаловались на закрытие дела.)

Все это можно было бы считать неприятными, но безальтернативными последствиями войны и реального увеличения затрат на производство электричества (удорожание угля). Если бы не нюанс, что сам уголь в действительности не всегда покупался где-то далеко (например в Роттердаме), а завозился на тепловые электростанции с территории самой Украины, а также России и временно оккупированных районов. Поставки из РФ фиксировал Госстат, их подтверждали и игроки рынка. Следовательно, истинная цена ресурса для генерации электричества должна быть ниже, поэтому в реальности ТЭС получали сверхприбыли. Но отрасль все равно не смогла обеспечить себя углем, поэтому правительству в 2017 г. даже пришлось вводить чрезвычайное положение в электроэнергетике (когда возник дефицит антрацита вследствие блокады железнодорожных перевозок с неподконтрольных территорий Донбасса).

Схема ущерба для потребителей от методики "Роттердам+"
Источник: НАБУ

В любом случае повышение тарифов по формуле "Роттердам+" было выгодно больше всего "ДТЭК Энерго" Рината Ахметова, которая контролирует восемь из 12 украинских ТЭС, а также государственной "Центрэнерго" (три ТЭС) и Донбассэнерго Максима Ефимова и государства (одна ТЭС).

Со своей стороны, в ДТЭК объясняли, почему считают методику "Роттердам+" соответствующей вызовам времени. "До утверждения Постановления [НКРЭКУ] не существовало методологии формирования ОРЦ на электроэнергию. Как следствие, цена на электроэнергию определялась регуляторным органом самостоятельно, решения регулятора не были объективными, что лишало участников украинского рынка электроэнергии прозрачных и предсказуемых условий ведения хозяйственной деятельности… Конфликт на Донбассе и потеря угольных шахт привели к необходимости импорта угля, стоимость которого не перекрывалась действующими в то время тарифами на электроэнергию. Периодические поставки угля с неконтролируемой территории и недофинансирование ТЭС привели к возникновению угрозы отсутствия поставок электроэнергии в осенне-зимний отопительный период", — отмечалось в одном из публичных ответов компании журналистам.

Теперь мы составили полную картину. Возможно, в 2016 г. на фоне обострения на Донбассе стоимость угля для ТЭС и следовало пересматривать в формуле расчета тарифа на электроэнергию, однако понятно, что по крайней мере не весь антрацит завозился из дальних стран. Поэтому факт учета в тарифе биржевых цен в Роттердаме и стоимости доставки оттуда в Украину вызывает логичные вопросы у детективов НАБУ.

Гигантская переплата

Итак, от формулы "Роттердам+" проиграли промышленность и население, а выиграли компании тепловой генерации, но какова цена вопроса? Резюмируя выводы следствия, в НАБУ предложили частичный ответ: "В 2016 г. НКРЭКУ для расчета оптовой рыночной цены на электроэнергию заложило расходы, которых на самом деле не существовало, а именно на транспортировку угля в Украину из порта в Роттердаме. В результате использования такой методики исчисления в течение 2016-2017 гг. конечные потребители переплатили более 18 млрд грн, что подтверждается выводом экспертизы". И добавили, что ущерб, нанесенный вследствие применения формулы в 2018-2019 гг., еще предстоит расследовать. Однако известно, что общая сумма может достигать 39,9 млрд грн. Об этом в 2020 г. , во время одного из заседаний в ВАКС по поводу жалобы на закрытие дела, заявлял адвокат истца, ссылаясь на еще одну экспертизу, заказанную НАБУ.

Новый виток

Итак, что означает возрождение несколько раз закрытого дела "Роттердам+"? Действия нового главы САП Александра Клименко следует оценивать в контексте. Со времени его назначения на должность 28 июля САП также объявляла подозрения по поводу финансовых махинаций бывшим топ-менеджерам "Укрнафты" (которую держит Коломойский в совместной собственности с государством), вручила подозрение нардепу Александру Трухину по делу о ДТП, а также разоблачила на госизмене Андрея Деркача. Надолго ли хватит пыла — неизвестно. Но не помешает вспомнить путь Клименко к должности: весной и летом Вашингтон неприкрыто давил на украинскую власть, чтобы она наконец завершила конкурс и назначила нового главу САП. А уже через несколько дней после вступления в должность Клименко встретился с послом США в Украине Бриджит Бринк для излишней демонстрации своей независимой от действующей власти позиции. Итак, Клименко — независимый от Банковой человек, имеющий мандат доверия к Западу. Возможно, поэтому в Центре противодействия коррупции, который финансируется благодаря поддержке международных доноров, не сомневаются, что теперь "один из эпизодов почти на 19 млрд грн будет наконец направлен в суд". А вот с дальнейшими прогнозами стоит подождать, ведь ВАКС, как видим, совсем не горит желанием давать ход этому делу.

С другой стороны, возобновление производства по "Роттердам+" рикошетом оказывает услугу и президенту Украины Владимиру Зеленскому, перед выборами громко обещавшему разобраться с этой формулой, и даже Коломойскому, который до последнего хотел возобновить расследование. Похоже, выиграют все, кроме Рината Ахметова, влияние которого, судя по последним событиям, ослабевает.

Итак, главный мотив возобновления в повестке дня громкого дела состоит в том, что руководству САП следует показать эффективность и независимость. Все остальное – внешние эффекты. Какой-либо выгоды от результатов расследования и возможного суда ни население, ни промышленность уже не получат: для этого нужно было отменять методику "Роттердам+", пока она действовала — до июля 2019 г.

    Реклама на dsnews.ua