• USD 29.3
  • EUR 31.2
  • GBP 36.5
Спецпроекты

Сергей Рахманин: Минобороны не очень понимает, зачем нужен трехлетний план оборонных закупок

О внутриполитической ситуации, оборонных закупках и реформе СБУ "ДС" поговорила с членом комитета Верховной Рады по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки Сергеем Рахманиным

Сергей Рахманин
Сергей Рахманин / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"ДС" Говорит ли то, как развивается история с обвинением Петра Порошенко в государственной измене, что судебная власть у нас почти лишилась влияния Офиса президента? Как события будут происходить после 11 февраля — ваш прогноз?

С.Р. Я бы не утверждал, что избавилась. Если не будет доказательств о совершении преступлений, то, думаю, Петр Алексеевич будет немного получать политических баллов, но немного и терять. Какие-либо существенные или судьбоносные изменения на внутриполитической карте Украины вряд ли произойдут.

"ДС" Власти перешли в открытое противостояние с Ринатом Ахметовым. Кто может выйти победителем из этой борьбы в 2022 году, при каких условиях?

С.Р. Если воспринимать это как данность, факт, то вообще удивительно, что высшее должностное лицо, независимо от фамилии, занимается такими вещами. Что касается противостояния, о котором много говорят, то в этой войне проигрывает в первую очередь украинская экономика. Будут ли стороны договариваться между собой – вопросы к ним обоим. Относительно высоты напряжения градуса этой войны я бы их не преувеличивал, хотя бы потому, что определенную часть денег за "зеленую" энергетику Ринат Леонидович на днях получил.

"ДС" Прошло больше года, как принято достаточно прогрессивный закон об оборонных закупках , но в 2021 году фактически провалено выполнение гособоронзаказа. Каковы причины этой ситуации и в чем вы видите выход из нее?

С.Р. Закон должен был заработать еще в прошлом году, но не заработал, потому что Кабмин не справился со своей задачей. А конкретнее профильные ведомства, Минобороны и Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности не смогли создать необходимое количество подзаконных актов, которые позволили бы запустить в полной мере закон об оборонных закупках. Поэтому фактически он в прошлом году не выполнялся. И вместо оборонных закупок мы рассматривали оборонный заказ, то есть подзаконным постановлением Кабмина было продолжено действие старого закона об оборонном государственном заказе.

Поэтому в финансовой части он, условно говоря, был выполнен, деньги были выделены, но в части выполнения оборонных закупок — нет. Что именно не было выполнено – это информация с закрытым доступом, но поверьте на слово, что поставки нужных армии изделий были в значительной степени сорваны.

Реклама на dsnews.ua

В нынешнем году закон о госзакупках наконец-то заработал, то есть уже с начала января Минобороны, Нацгвардия, СБУ, Главное управление разведки и другие заказчики предоставили в комитет Рады годовой и трехлетний планы оборонных закупок, как предусмотрено законодательством, и мы их согласовали. По некоторым позициям определенных заказчиков у нас возникли сомнения, поэтому эти позиции пока отложены до выяснения обстоятельств и получения дополнительной информации. Сейчас мы говорим об открытых закупках, которые проходят по открытым процедурам, ведь сейчас все оборонные закупки состоят из двух частей – открытой и закрытой.

"ДС" Как происходит разделение на открытую и закрытую части закупок?

С.Р. Закрытая часть – это оружие, вооруженные технологии, научно-исследовательские разработки в этой сфере. Открытая — горючее, питание, вещевое обеспечение, определенная часть ремонтов и изделий.

Возвращаясь к качеству документов, у членов комитета возникают вопросы, потому что видно – люди, которые формируют эти планы, не изменились и не перестроились. Трехлетний план был задуман для того, чтобы были видны перспективы, каким образом и в каком направлении учитывая риски и характер выполнения задач, нужно двигаться. На самом же деле они фактически берут сейчас существующие современные потребности, умножают на три и представляют это как трехлетний план. Мы указываем на эти недостатки и частично они их исправляют, частично пока нет. Но думаю, что это вопрос времени, потому что пока, очевидно, они не совсем четко понимают, для чего требуется трехлетний план.

Кроме того, есть проблемы с приоритетами. Условно говоря, на фоне возможной военной эскалации структуры, от которых зависит обороноспособность страны, должны изменить свои подходы к планированию. Скажем, есть вещи, которые можно было бы отложить или отменить, а сэкономленные таким образом средства направить на вопросы, которые в этой ситуации крайне необходимы. Пока смена приоритетов в оборонных закупках происходит довольно сложно, хотя, по меньшей мере, когда речь идет о местной составляющей, Минобороны пытается это делать. В то же время мы поддерживаем контакт со всеми ведомствами и стараемся скорректировать поступающие планы в соответствии с нашими замечаниями и предложениями.

Что касается закрытых оборонных закупок, то мы планируем начать рассматривать их на следующей пленарной неделе. Насколько это затянется, неизвестно, потому что это достаточно объемный и сложный документ. Но мы будем стараться обработать его как можно скорее.

"ДС" Бывшее руководство Минобороны по многим причинам фактически не воспринималось многими членами вашего комитета, в том числе и вами. Как обстоят дела после смены министра, наметились ли сдвиги в менеджменте в сфере обороны?

С.Р. Новое руководство, по крайней мере, демонстрирует, скажем, более системный подход. Понятно, что им тяжело, для многих из них тема новая, есть определенная инерция у людей, которые давно работают в министерстве, и изменение подходов им трудно дается. Но будем надеяться, что произойдут наконец какие-нибудь сдвиги, которые можно будет потрогать руками.

"ДС" В настоящее время происходит трансформация важнейшей для обороны государства структуры — госконцерна "Укроборонпром", и некоторые эксперты утверждают, что есть риск потери управления оборонкой на длительное время. Что в процессе происходит так, как должно быть, а что — нет?

С.Р. В июле 2021 года был принят Закон №1630-IX "Об особенностях реформирования предприятий оборонно-промышленного комплекса государственной формы собственности", предусматривающий корпоратизацию "Укроборонпрома", и на сегодняшний день прошло слишком мало времени, чтобы делать какие-то далеко идущие выводы относительно изменений в оборонке. Следует отметить, что в "Укроборонпроме" есть огромная проблема, решение которой пока не найдено. Речь идет об огромных долгах некоторых предприятий перед концерном, которые усложняют работу всей отрасли: где-то продолжаются суды, где-то арестовываются счета предприятий, и им не хватает оборотных средств, чтобы выполнять контракты, подписанные в предыдущие годы. Некоторые предприятия невозможно извлечь из долговой ямы, но и закрыть нельзя, потому что они теоретически могут выполнять важные задачи в оборонной сфере.

На самом деле, в "Укроборонпроме" есть огромный фронт работ, и пока нет оснований для оптимизма, некоторые вещи приходится исправлять в ручном режиме — где лучше, где хуже. К примеру, в истории с ХКБ им. Морозова, на мой взгляд, руководство не справилось с проблемами, и в "Укроборонпроме" должны на это как-то реагировать. Думаю, по итогам первого полугодия 2022 года уже можно будет делать первые общие выводы относительно трансформации оборонки.

"ДС" Реформу СБУ обещали нашим западным партнерам очень давно, и она объективно назрела. Почему закон тормозится? Позволит ли он правильно организовать эффективный гражданский и парламентский контроль над деятельностью спецслужбы на западный образец?

С.Р. Законопроект №3196-д, над которым комитет по нацбезопасности и обороне завершил работу в прошлом году, пережил несколько этапов обработки и разных составов рабочих групп. Каждый из стейкхолдеров продвигал свою версию о том, какой должна быть обновлена спецслужба — это касается парламентских комитетов, ОП, Кабмина, СНБО, самой СБУ, и все точки зрения учесть было невозможно.

Тем не менее вышли на более или менее приемлемый вариант, который, правда, у меня вызывает много замечаний. Но по сравнению с тем, каким он мог быть, если бы победила версия СБУ — все достаточно неплохо, его можно ставить на голосование, но он в повестку дня до сих пор не попал. Похоже, у большинства нет достаточного количества голосов в его поддержку. Почему вопрос к ним, возможно, есть какие-то пожелания президента, о которых я не знаю, или учитывают пожелания СБУ, которая не поддерживает нынешнюю версию документа. Возможно, к торможению причастен и правоохранительный комитет Рады, который не согласен с версией, разработанной нашим комитетом, и недоволен тем, что его не определили профильным документом.

Президент как гарант нацбезопасности и человек, который публично обещал, что закон об СБУ будет одобрен, должен брать на себя ответственность, а монобольшинство должно определиться, готово оно голосовать за такую версию законопроекта или нет. Мы могли проголосовать за этот документ еще несколько месяцев назад, остальные политические нюансы, о которых нужно спрашивать представителей монобольшинства, мяч сейчас на их половине поля.

Что касается парламентского и гражданского контроля, то есть споры, достаточен ли он в нынешней версии законопроекта, однако идеальный вариант найти трудно: есть разные взгляды на то, какой должна быть служба, что должно быть в ее компетенции, насколько сильны должны быть ограничения. Ибо, с одной стороны, гражданский контроль действительно нужен, СБУ не должна быть средством политического давления, но не нужно передавать кутьи меда. То есть спецслужба не может быть очередной общественной организацией, которой руководят все, или "проходным двором" – это моя личная точка зрения. По моему мнению, формула, на которую вышли в нынешней версии законопроекта, отвечает нынешней ситуации и является шагом вперед. При всех существующих оговорках готов отдать за него голос.

    Реклама на dsnews.ua