• USD 26.9
  • EUR 30.5
  • GBP 34.1
Спецпроекты

Алексей Кучеренко: Осторожный Наполеон

Экс-министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко стал миллионером в 1990-х, участвуя в бартерных схемах расчетов за газ. В разное время его бизнес-партне
Реклама на dsnews.ua

Экс-министр по вопросам ЖКХ Алексей Кучеренко стал миллионером в 1990-х, участвуя в бартерных схемах расчетов за газ. В разное время его бизнес-партнерами были Константин Жеваго, Игорь Бакай и Алексей Ивченко. Однако вот уже 10 лет как большой бизнес Кучеренко не интересен

Один из самых частых подарков, который Алексей Кучеренко традиционно получает в день своего рождения, — бюст французского императора Наполеона I. Статуэток полководца, известного своей патологической тягой к завоевательству, в рабочем кабинете собралась целая коллекция. "Меня просто друзья все время травят, мол, у тебя — комплекс Наполеона. Вот и дарят мне всяких разных наполеонов". Сам Алексей Кучеренко этого сравнения не любит, хотя немалые политические амбиции не скрывает.

Два года назад к его должности министра по вопросам ЖКХ добавилась неблагозвучная приставка "экс", после чего Алексей Кучеренко, как истинный стратег, поспешил сдать не только удостоверение министра, но и партийный билет "Нашей Украины". Желание поскорее избавиться от неудобной репутации оппозиционера, по всей видимости, было неслучайным. Ведь г-н Кучеренко не прочь снова сесть в кресло министра, куда с "оранжевой" пропиской, увы, не пускают.

Так что, заполучив беспартийность, он разрабатывает план, как попасть на прием к президенту, чтобы лично рассказать главе государства об идеях реформирования коммунального хозяйства. Когда-то подобная встреча с президентом Леонидом Кучмой едва не сделала Алексея Кучеренко главой Госкомитета по вопросам ЖКХ.

Однако состоится ли аудиенция с нынешним гарантом — сказать сложно. Ведь пока что нашему герою приходится отбиваться от нападок Генеральной прокуратуры, которая после отставки правительства Тимошенко взялась за масштабную проверку деятельности прошлой власти. Под раздачу попало и ведомство Кучеренко, а его самого начали вызывать в ГПУ.

Со стороны руководства Генпрокуратуры в ваш адрес прозвучали обвинения в служебной халатности. Что удалось нарыть ГПУ?

— Практически все министры из правительства Тимошенко ходили в прокуратуру. Меня по газовым вопросам вызывали. По­­этому так удивило заявление Татьяны Корняковой (заместитель генпрокурора, заявившая, что против должностных лиц министерства Кучеренко возбуждены уголовные дела по ч. 2 ст. 367 УК "Служебная халатность" — прим. "ВД").

Мы два года с ней до этого общались. Мне казалось, что в прокуратуре это единственный человек такого ранга, который понимал суть проблемы. Я ей сам рассказывал, где есть коррупция, советовал, где прокуратура могла бы отреагировать на прямое нарушение закона и интересов государства. Она кивала головой, а потом — это заявление! Ладно бы нашли что-то. Но ведь начали говорить, что мы 50 тыс. гривен на науку не так потратили, понимаете?!

Вообще-то речь шла о миллионе…

— Один миллион — это был общий объем договорных работ на два года с академическим институтом, с академиком Долинским, который взялся по заданию правительства разрабатывать национальную стратегию теплообеспечения. Извините, но не г-жа Корнякова (я очень уважаю прокуратуру), не прокуроры должны решать, какую научную работу и кому заказывает министерство!

Похоже, что ваш конфликт с ГПУ перерос в личную неприязнь к заместителю генпрокурора?

— Бог судья уважаемой Татьяне Корняковой. Когда в 2006 году пришло правительство Януковича, первое, что оно сделало, — через депутатов обратилось с требованием проверить НАК "Нафтогаз Украины". И тогда, и сейчас в "Нафтогазе", как шутит один мой друг, "можно накопать на 10 расстрельных статей" (похоже, речь идет об Игоре Бакае — бизнес-партнере Кучеренко, экс-главе НАК "Нафтогаз Украины" — прим. "ВД"). Это абсолютно непрозрачная структура.

Поэтому если уж ты ищешь злоупотребления, то найди их — там, где покупаются какие-то железяки втридорога, куда идет газ внутренней добычи, почему без счетчиков идет… Корнякова год работала в "Нафтогазе" и максимум, что она нашла, — новогодний вечер провели со Снегурочкой! Цирк просто. Эта история один в один с моей. У меня алиби было: министерство сидело без денег. Вот на науку дали, мы и заказали разработку программы модернизации теплоэнергетики. Но там не воруют! А г-жа Корнякова сказала: "Кучеренко не ту программу у Долинского заказал"!

ГПУ выдвигает вам конкретные обвинения или все пока обошлось заявлением?

— Нет, не выдвигает. Я знаю, что моим замам полгода портили нервы. Теперь могу сказать, к чему это привело. В штате министерства числилось 205 человек. Из них реально могли генерировать идеи 10-15. Остальные, не в обиду им сказано, занимались рутиной, на подхвате носили бумажки.

Так вот, когда пошел наезд со стороны ГПУ на самых головастых, ровно через два месяца всех этих людей в министерстве уже не было. А теперь посмотрите, что за два года произошло с министерством! Его нет. Есть штаб по подготовке и прохождению отопительного сезона. Прямо зло берет! И меня реально ужасает то, что, если я гипотетически рано или поздно вернусь продолжать реформу, этих людей назад уже не затяну. Потому что для них все эти проверки ГПУ — вроде прививки. Два года люди честно пахали, а потом приходит зампрокурора и рассказывает, что они не то делают.

Выходит, вы все же планируете возвратиться во власть?

— Вопрос хороший, но ответа нет.

С одной стороны, я, безусловно, хочу быть там. Но не хочу быть в обойме. Потому что обойма вставляется в какой-то пистолет, а мне пока ни один пистолет не нравится.

Бартерный воротила

Миллионером 50-летнего Алексея Кучеренко сделали бартерные расчетные схемы. Вникнуть в суть этого непростого процесса, когда "живые" деньги можно было увидеть лишь после 10-й, а то и 15-й операции взаимных зачетов, нашему собеседнику помогло кибернетическое образование. Бывший научный сотрудник Института кибернетики АН УССР за минуты умел просчитывать самые выгодные ходы бартерных сделок.

Первый серьезный опыт начинающего бизнесмена пришелся на 1993 год, когда вместе с партнером он закупил крупную партию некачественных китайских курток. Оказалось, что покупать ширпотреб из Поднебесной в Украине никто не хочет, а выходов на внешние рынки у еще "зеленых" предпринимателей не было. Благо, в Туркменистане Кучеренко имел знакомого министра торговли, который согласился купить эти куртки, но с одним условием: рассчитаться за них предложил мазутом. В результате многочисленных торговых комбинаций нашему герою таки удалось продать туркменский мазут уже в Украине и заработать свои первые большие деньги.

Бартерные схемы обеспечивали хорошими знакомствами. Во многом благодаря им ступенями бизнес-карьеры Кучеренко стало руководство такими промышленными гигантами, как Полтавский ГОК и АвтоКрАЗ. Но реально богатым его сделала работа в тандеме с Игорем Бакаем — экс-главой НАК "Нафтогаз Украины".

В конце 1990-х Кучеренко был председателем правления ЗАО "Интергаз" — структурного подразделения газовой империи Бакая, через которую шли все те же бартерные расчеты за туркменский газ. Схема называлась "газ в обмен на продовольствие". Впрочем, Алексей Кучеренко работал с Бакаем недолго. Меньше чем через год он решил, что заработанных денег ему предостаточно, и как только представилась возможность попасть в парламент, с головой окунулся в политику.

"Я буквально заболел государственными проблемами, что сразу же пошло в ущерб моему бизнесу, — рассказывает он. — После этого бизнес я только терял". Впрочем, навыки, полученные тогда, он прекрасно реализует в политике и даже выработал формулу вывода любого дела из кризиса.

В качестве кризисного менеджера вы руководили Полтавским ГОКом и АвтоКрАЗом. Можете сказать, с чего нужно начинать выход из кризиса?

— Когда я возглавлял наблюдательный совет Полтавского ГОКа, мне удалось реструктуризировать долги, и сегодня это процветающее предприятие. Сейчас им занимается Константин Жеваго, но я много сил, времени и здоровья отдал этому предприятию. Такая же ситуация была на АвтоКрАЗе. Когда я в 2002 году пришел в руководство наблюдательного совета на АвтоКрАЗ, он тоже был в лежачем положении. Главное, что мне помогло, — это кибернетическое системное образование: умение подняться над текущими проблемами. Потому что с 1998 года я не возглавлял ни одной структуры и не ставил нигде свою подпись.

Боялись брать на себя ответственность?

— Я не ставил свою подпись не потому, что боялся это делать, а потому что всегда занимал следующую позицию: чтобы разрулить проблемную ситуацию, надо быть не внутри нее, а обязательно подняться над проблемой. Точно так же, кстати, я подходил и ко всем реформам. Эти процессы в бизнесе и политике очень похожи. Я понимаю одно: проблема отрасли не внутри ЖКХ, а в системе взаимоотношений. Чтобы реально найти выход из любого кризиса, не нужно понимать, какой кран закрутить или под каким углом должна пролегать канализация. Надо просто подняться над проблемой.

Бизнесмены зачастую идут в политику для страховки своих активов. Вы также преследовали эту цель?

— Решение идти в политику принималось в 1997 году. Да, тогда было модно говорить, что в парламент идут, чтобы защитить свой бизнес. Ерунда. Никто особо и не нападал. Это был просто качественно другой этап. Тогда я понимал одно: люди из несистемного бизнеса уходили либо в политику, либо — в системный бизнес, хотя системный бизнес в несистемной стране — это нонсенс. Понятно, что такой бизнесмен и тогда, и сейчас использует свои связи, мандаты для расширения и лоббирования интересов собственного бизнеса.

Получив депутатский мандат, вы тоже лоббировали интересы своего бизнеса?

— Знаете, если депутатский мандат отпугнет какого-то идиота вроде налоговика, который пришел "доить", то в принципе это можно назвать правильным лоббированием. Хотя это, скорее, защита. Если мандат использовать для получения какого-то госзаказа, бюджетных денег — это лоббирование? Так ведь оно есть во всем мире. Безусловно, если посмотреть, как сейчас совершаются госзакупки, когда там нет никакого конкурса, то это никакое не лоббирование. Это коррупция чистейшей воды. Был еще на тот момент третий, основной, вид лоббирования — использование родственных связей. Давайте будем откровенны, именно благодаря этому в Украине сколочены основные состояния, которые на сегодняшний день рейтингуются в Forbes. Что же касается меня, то депутатский мандат был все же защитой. Так защищались 90% людей, таких же, как и я. Остальные хотели и отрывали куски друг у друга.

В этой связи приходилось ли вам прибегать к силовой защите бизнеса?

— Вы знаете, так получилось (стучит по дереву), что Бог миловал. Мне не доводилось иметь особых проблем ни с криминалом, ни с правоохранительными органами. Я и сейчас не слабый, но тогда мы чувствовали себя очень уверенно. Мы никого никогда, так сказать, не обижали, да и нас никто особо не трогал. Да, возникали потом какие-то проблемы в 2001-2002 годах, но я тогда уже был в политике. Это уже коснулось тех акционеров, которые остались на Полтавском ГОКе.

Алюминиевое дело

Одна из наиболее неоднозначных страничек в биографии Алексея Кучеренко — скандальная приватизация Запорожского алюминиевого комбината (ЗАлК). В то время Кучеренко как раз был губернатором Запорожской области. На покупку контрольного пакета акций претендовали две структуры — "АвтоВАЗ-Инвест", плотно контактирующий с зятем Леонида Кучмы Виктором Пинчуком, и отечественная внешнеторговая фирма "КрАЗ", которую поддерживал Кучеренко.

КрАЗ опосредованно контролировался группой компаний "Финансы и Кредит", собственником которой по сей день является народный депутат Константин Жеваго — ближайший друг и бизнес-партнер Алексея Кучеренко. Со стороны участников торгов, а также членов тендерного комитета в адрес Кучеренко посыпались обвинения в лоббировании интересов КрАЗа. Впрочем, губернатора это мало интересовало. Кучеренко продолжал гнуть свою линию до тех пор, пока победителем торгов не объявили КрАЗ.

Правда, вскоре ФГИ нашел зацепку, по которой дальнейшее сотрудничество с КрАЗом было остановлено. Оказалось, что компания не смогла предоставить разрешение АМКУ на покупку акций ЗАлКа, единственного предприятия в Украине по производству первичного алюминия. Не была предоставлена также банковская гарантия оплаты акций. Начались судебные разбирательства.

В конце концов алюминиевый комбинат отошел российскому "АвтоВАЗ-Инвесту", а самого Алексея Кучеренко президент отправил в отставку.

Как получилось, что всего за пару дней до объявления результатов конкурса по приватизации ЗАлКа вы оказались в составе тендерного комитета?

— Изначально по процедуре туда входил мой заместитель. Но потом на него начали давить со стороны того, кто хотел купить комбинат без конкурса. Было несколько заявок, а аукцион был предельно прост. Подавались ценовые пакеты предложений, и у кого цифра оказывалась больше, тот и победитель. Когда они вскрывали, было два пакета.

Как сейчас помню, $70 млн от компании россиян, лоббируемой одним уважаемым человеком, принимавшим участие в моем назначении, и швейцарской компании Glencore совместно с КрАЗом. Они предлагали $100 млн. Я до этого был у президента Кучмы. Если бы я с ним не встречался, я бы не предпринимал таких шагов. Ведь я не самоубийца! Я говорю: "Леонид Данилович, я знаю, что на конкурс подаются две компании".

До этого еще две компании были, но те еще меньше предлагали. Он спросил: "Какие цифры?" Я говорю: "Одна — $70 млн, вторая — $100 млн" Тогда Кучма мне ответил: "Ну конечно же, должна победить та, которая дает $100 млн". И тут такое началось! Фонд госимущества под жестким давлением начал придумывать всякую ерунду вроде того, что КрАЗ — не промышленный инвестор, из-за чего начал жестко давить на моего зама. Чтобы вывести его из-под этого давления, я сам вошел в эту тендерную комиссию. Но четверо из пяти членов комиссии попросту начали валять дурака, и тогда уже пошла коса на камень.

Разве после вашего вхождения в состав тендерного комитета вы сами не оказывали давление на главу ФГИ г-на Бондаря?

— Я ценю профессионализм Александра Бондаря. Но если бы я превышал полномочия или в моих действиях была коррупция, меня тогда в тюрьму надо сажать. Почему меня тогда к уголовной ответственности не привлекли? Я не хочу комментировать конкурсы, которые сейчас ФГУ организовывает. Они вообще проходят с одним участником.

Вы посмотрите, что с облэнерго происходит! Либо один подает заявку и выигрывает, а если на конкурс поступает несколько предложений, то конкурсная комиссия вообще не собирается. Так сейчас 2012 год, а то был конец 2000 — начало 2001 года. Я не вижу в своих действиях коррупции. Именно поэтому я и принял публичный вызов, который мне сделали.

Самое интересное, что ведь публично против меня тот человек, который организовал и этот конкурс, и смену позиции президента Леонида Кучмы, и мою отставку, не выступил. Более того, когда я вошел в зал парламента, первое, что увидел, — его лучезарную улыбку.

Тогда больше всего в отношении приватизации комбината возмущался замглавы ФГУ Михаил Чечетов. Вы не слишком рискуете, вспоминая эту историю сейчас, когда он является одним из лидеров Партии регионов?

— Но это был полный бред! Компания хотела заплатить $100 млн в бюджет. Неужели там сидят идиоты?! Для чего им подавать какую-то недостоверную или неполную информацию? А Чечетов… Вон он и сейчас голосует. Чем тот Чечетов отличается от нынешнего? Просто я так понял, что в тот момент глава ФГУ Саша Бондарь попытался отойти от этого процесса и роль пришлось исполнять Чечетову.

Компания-победитель на самом деле была вам близка, не так ли?

— Близкая — не близкая… Она давала $100 млн. Они приехали в обладминистрацию и рассказали, что они помимо всего прочего на область потратят $5-7 млн. На социальные программы. А те даже не зашли в кабинет губернатора.

Любитель "вставить"

Алексей Кучеренко — счастливый семьянин. Вместе с супругой Варварой он воспитывает четверых сыновей, что, по его словам, и есть его основное хобби. "Один сын сейчас учится в третьем классе, двое — во втором, а еще один в школу пойдет через год. Теперь вот пытаюсь понять, что со всем этим отрядом делать?.." (улыбается).

Впрочем, воспитание детей — не единственное увлечение нашего героя. Оставшееся свободное время он тратит на интеллектуальные игры, рыбалку и спорт. Его самое большое увлечение — футбол. Причем именно этот вид спорта Алексей Кучеренко считает лучшим для эмоциональной разрядки.

Кто из политиков ваш главный соперник по футболу?

— Вначале я играл в среде полупрофессиональных футболистов. Потом это мне надоело, поскольку начали там сильно убиваться. Поэтому я пошел в футбольный клуб "Фортуна", грубо говоря, имени Владимира Михайловича Литвина. У нас с ним лет пять-шесть футбольного противоборства.

Он был капитаном одной команды, я возглавлял другую. И у нас все время шла борьба, на языке футболистов — "заруба". Он то Чановым усиливался, то Виктором Хлусом. В моей команде звезд практически не было. Но нас грело только одно: надо "вставить" Литвина. Ругались, конечно, кричали на футбольном поле. Я забывал, что это Литвин, а он к этому нормально относился. И я к нему с теплом отношусь.

Где играют полупрофессиональные футболисты-политики?

— Мы играли в спортзале КАДИ, на "Маячке" поле было. Одно время играли там, где олимпийская гандбольная база "Спартака". Но где сейчас играют, не знаю.

Как часто вам удается поиграть в футбол?

— К сожалению, травма меня вывела из большого футбола. Всю жизнь играл, поэтому мне его сейчас сильно не хватает. Теперь мне больше рекомендуют плавание, ходьбу, фитнес, но это не мое. Это монотонная нереактивная нагрузка, которой можно нагрузиться планово, но эмоционально разрядиться нельзя.

В ближайшее время не планируете снова "вставить" команду Литвина?

— К футболу вернуться уже не получится, поэтому ищу какую-то замену. Очень люблю шахматы.

Перспективы

В бизнесе Алексей Кучеренко наверняка сосредоточится на запуске новых проектов, не требующих значительных ресурсных затрат. Одна из перспективных идей, которая нравится нашему собеседнику, — открытие консалтинговой компании. Правда, для ее успешной реализации Алексею Кучеренко придется немало потрудиться. Ведь с начала финансово-экономического кризиса конкуренция именно в этом сегменте рынка возросла в разы.

Политическое будущее Алексея Кучеренко напрямую зависит от его желания идти на компромисс с властью. Поскольку сам он никогда не был категоричным оппозиционером, возможность занять достойное место в нынешней системе исполнительной власти — вполне реальная перспектива для миллионера.

Впрочем, отказываться от участия в избирательной гонке осенью этого года он также не собирается. И если политической силы, способной увлечь за собой, г-н Кучеренко пока не видит, то вновь заполучить утраченный депутатский мандат в одном из мажоритарных округов — отличное капиталовложение для защиты собственного бизнеса.

Бизнес-проекты Алексея Кучеренко:

Компания
Сфера деятельности
ОАО "Полтавский горно-обогатительный комбинат"
Подготовка сырья для металлургических заводов
ЗАО "Гермес Инвест-Консалтинг"
Консалтинговые услуги
ЗАО "Интергаз"
Торговля газом
ХК "АвтоКрАЗ"
Производство тяжелых грузовых автомобилей
Издание "Энергетика"
СМИ
СП "Интеркас-Киев"
Консалтинг, маркетинг
СП WDC
Консалтинг, маркетинг

Источник: исследование "ВД"

Реклама на dsnews.ua