• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

Охота на чиновников. Столичные работодатели все чаще пытаются привлечь определенные группы госслужащих в штат своих компаний

Реклама на dsnews.ua

Стремление бизнеса лоббировать свои интересы и решать проблемы с властью через нужных людей приобретает новый оттенок. Представители столичных рекрутинговых агентств говорят об укрепляющейся из года в год тенденции отечественного рынка труда — росте спроса со стороны коммерческих структур на персонал с опытом работы в государственных учреждениях. Причем за чиновников, которые могут поставить наработанные связи на службу компании, работодатели готовы платить очень большие деньги.

«Карманные» чиновники

«Если еще несколько лет назад заявки такого рода со стороны работодателей были единичными, то сейчас поступает не менее 3–6 подобных заказов ежемесячно. При этом перечень вакансий, которые нужно закрыть, привлекая исключительно бывших госслужащих, очень широк — от секретаря до вице-президента компании», — рассказывает генеральный директор агентства «Промоушн» Сергей Криворучко. Персонал, прошедший школу государственных структур, похоже, уже выделился в отдельную группу, которая весьма высоко котируется среди работодателей. Последний факт подтверждает и то обстоятельство, что найти свободного бывшего чиновника не так просто. Рекрутерам все чаще приходится применять инструменты прямого поиска и хэд-хантинг, стоимость которых, как известно, достаточно высокая — составляет до 30% годового оклада специалиста. Тем не менее работодатели готовы оплачивать подобные расходы «охотников».

Более того, некоторым специалистам из бывших чиновников предлагаются зарплаты на 10–20% выше, чем стандартные среднерыночные ставки для данных вакансий. Объясняя феномен столь большой заинтересованности работодателей в специалистах с опытом работы в государственных структурах, менеджер по подбору персонала агентства Golden Staff Валерия Лысенко утверждает, что все дело в связях. Компании готовы платить не столько за деловые качества чиновника, сколько за возможность с его помощью лоббировать свои интересы или оптимизировать ведение бизнеса. «Например, мы искали для одной из компаний, которой по роду деятельности приходится часто сталкиваться с железнодорожными перевозками, логистика с опытом работы в «Укрзалізниці». Ценность такого претендента заключается в знании им структуры этого предприятия и возможности получить доступ к нужным людям», — говорит г-жа Лысенко. «Хотя привлечение чиновников в штат коммерческих компаний широко не афишируется, можно сказать, что сегодня это действительно один из вариантов налаживания связей с властью. Человек с опытом работы в госструктуре может существенно влиять на человеческий фактор государственных учреждений, пользуясь старыми знакомствами и связями. В штат таких людей берут, когда руководство компании приходит к выводу, что экономически выгодней содержать в штате одного чиновника, который будет способствовать решению вопросов, чем каждый раз изыскивать новые возможности для преодоления административных барьеров», — считает менеджер по подбору персонала «Альфа — Консалтинг Групп». Кристина Брагинцева.

Должность и оклад зависят от возможностей

Сергей Криворучко отмечает, что спрос на бывших чиновников максимально высок на рынках, где доля госсобственности велика, или же в сегментах, активно регулируемых государством. «Скажем, в металлургии, на энергорынке вес чиновника и его авторитет весьма велики. Он имеет связи практически со всеми предприятиями, работающими в данных отраслях, и государственными структурами. Следовательно, заполучив такого специалиста, компания сможет решать очень многие вопросы», — резюмирует он. Исходя из этого, котируются чиновники из министерств, контролирующих ВПК, энергоносители и сырьевые ресурсы, хотя работодатели ценят специалистов и из других министерств и ведомств. Директор агентства «Полиграфконсалтинг» Сергей Чижевский полагает, что рейтинг государственных учреждений в представлении работодателей выглядит следующим образом: Кабинет Министров, Администрация Президента, Верховная Рада. Менее авторитетны специалисты из различных ведомств, местных администраций и контролирующих органов, хотя опять же все зависит от того, какие задачи ставятся перед специалистом. Ранг чиновников, за которыми охотятся работодатели, практически всегда высок — вплоть до бывших министров и их заместителей. Естественно, сделать таким людям предложение, от которого они бы не смогли отказаться, очень непросто. «Если речь идет о чиновнике, который реально может лоббировать интересы компании, сумма его оклада может быть очень высока», — говорит Сергей Чижевский. Кристина Брагинцева утверждает, что предложения бывшим чиновникам такого уровня стартуют от $1000–1500 в месяц. Хотя реально суммы могут быть в несколько раз выше и зависят прежде всего от возможностей специалиста. Официальные должности, которые им предлагают, — вакансии вторых лиц компании (вице-президента, члена наблюдательного совета и пр.).

«Позволить себе подобные расходы могут только крупные компании. Впрочем, в малоизвестные структуры чиновник с именем и не пойдет работать, поскольку это навредит его имиджу», — отмечает Сергей Криворучко. Средние и более мелкие фирмы могут претендовать на чиновников рангом пониже — от простых клерков до начальников отделов. Хотя тут, как говорит Валерия Лысенко, работодатель очень рискует — клерк может предложить только знание механизма работы той или иной структуры, связями он, как правило, не обладает. Чиновник среднего звена не всегда согласится перейти на работу в коммерческую структуру, поскольку уже видит перед собой перспективу и стремится к карьерному росту. Чиновникам среднего звена обычно предлагаются должности помощников руководителей, начальников отделов компаний. В этом случае официальные ставки не превышают $500 в месяц.

Реклама на dsnews.ua

Вместе с тем Сергей Чижевский сомневается в целесообразности содержания дорогого чиновника в штате компании. «Вряд ли из бывшего государственного чиновника можно извлечь серьезную выгоду, кроме как проталкивание интересов компании через бюрократический аппарат. При этом надо учитывать, что чиновник имеет влияние в нужных сферах только при наличии реальной власти. При ее утрате большая часть «друзей» тут же от него отвернется. Поэтому целесообразнее иметь «нужного друга» в «нужном» месте, чем просто сотрудника из бывших чиновников», — резюмирует он.

Валерия Лысенко также считает, что у специалистов, долгое время проработавших в государственных структурах, вырабатывается как определенный стиль ведения дел, так и своеобразный взгляд на жизнь, которые могут не вписываться в традиции компании. В частности, бывшие чиновники, особенно занимавшие высокие посты, практически всегда характеризуются авторитарным стилем в общении с окружающими. Кроме того, чиновники, вне зависимости от ранга, все в чем-то и политики. Склонность к интригам «нужного специалиста» может сослужить компании весьма плохую службу. Чиновники привыкли получать строго фиксированные зарплаты, не зависящие от результатов их деятельности. Поэтому рассчитывать на то, что сотрудник с опытом работы в госструктуре будет делать все возможное и невозможное, чтобы повысить доходы компании, работодателю тоже вряд ли стоит.

Кузница исполнительного персонала

По словам г-на Криворучко, бывшие влиятельные чиновники — это лишь одна из групп государственного персонала, которая пользуется спросом среди работодателей. Между тем в последнее время руководители компаний все чаще проявляют интерес и к другой категории госслужащих — так называемым исполнителям: секретарям-референтам, юристам, бухгалтерам, помощникам руководителей, кадровикам и пр. Он объясняет данную тенденцию следующим образом: государственные структуры являются хорошей кузницей кадров для исполнителей, воспитывая в специалисте умение работать в структуре, обязательность и ответственность. Такие люди больше всего ценят стабильность, следовательно, готовы ее создавать. «Время, когда компании развивались в кризисных условиях и делали ставку на рискованных и готовых к стрессам молодых специалистов, уходит в прошлое. Сейчас работодателю нужны стабильные, знающие свое дело профессионалы», — полагает Сергей Криворучко.

Сергей Чижевский рассказывает, что весьма популярны среди работодателей, например, бывшие силовики, прошедшие школу СБУ или МВД. Как показывает практика, они способны качественно организовать работу службы безопасности компании. «Альтернативы таким специалистам часто нет, поскольку вузы их не готовят», — говорит г-н Чижевский. Работодатели склонны доверять и профессионализму юристов, имеющих опыт работы в системе МВД. Необходимость в таких специалистах у компаний возникает и по той причине, что им приходится все чаще отстаивать свои интересы в судах. Кроме того, некоторые крупные компании начинают принимать активное участие в законотворчестве, следовательно, юрист, имеющий в этом опыт, крайне необходим. Если говорить, например, о бухгалтерах, то тут ценится, прежде всего, знание своего дела и наличие связей, скажем, в налоговой инспекции. Дополнительным преимуществом для бухгалтера является опыт работы именно в налоговых службах, хотя шансы получить хорошую работу есть и у специалистов, прошедших школу других госструктур.

Хорошее знание делопроизводства, исполнительность и лояльность к работодателю — основные преимущества секретарей и офис-менеджеров из госструктур, говорит Сергей Криворучко. «Такие специалисты умеют держать дистанцию, но в то же время стать для шефа «второй мамой», которая и отобьет от нежелательных посетителей, и всегда вовремя подаст кофе. Именно такой тип секретарей все больше импонирует руководителям», — отмечает он.

Если чиновникам со связями работодатели готовы платить весьма внушительные суммы, то на исполнителях из бывших госслужащих работодатели часто пытаются сэкономить. И, как правило, это удается. Получая в государственном учреждении буквально копейки, такие специалисты воспринимают свою новую зарплату в $100 как манну небесную. Правда, через несколько лет работы в рыночных условиях запросы бывших госслужащих могут существенно вырасти, но возможность экономии на зарплате у работодателя все же остается.

    Реклама на dsnews.ua