• USD 28.2
  • EUR 34.2
  • GBP 38.3
Спецпроекты

В Киеве стало одним авторитетом меньше

Реклама на dsnews.ua
Непуганый киллер

Итак, после смерти Прыща в Киеве сегодня остается лишь один лидер организованной преступной группировки из двух состоящих на учете столичной милиции, по совместительству депутат Голосеевского райсовета — Владимир Кисель.

Киллер знал наверняка о времени прибытия Прыщика в Центральный госпиталь Министерства обороны, где проходит лечение его сводный брат. Удивительна дерзость убийцы — он делает 14 выстрелов в спину Прыща, в том числе два контрольных в голову, бросает автомат на месте убийства и спокойно покидает охраняемую территорию госпиталя, что называется, на глазах у изумленной публики. Первая версия, озвученная наблюдателями, — заказ на убийство мог поступить от брата. Во-первых, как говорят, их отношения складывались не лучшим образом и якобы Прыщ ехал в госпиталь, чтобы выяснить их. А во-вторых, родственник даже официально будет участвовать в разделе наследства. Усилится ли его влияние в группировке — скоро узнаем.

Милиция уверяет, что главная версия убийства — разборки внутри ОПГ, проще говоря — борьба за власть. Эту версию вполне можно объединить с предыдущей. Подобные разборки время от времени происходят в среде рэкетиров и лишний раз показывают разницу между беспредельщиками и ворами в законе — у последних такое просто невозможно. Кстати, наблюдатели уверяют, что все возвращается на круги своя: воры востанавливают былой авторитет и влияние и что их немало сегодня в бизнесе и даже политике.

Последний из могикан

Савлоховы, Татарин, Москва, Виктор Авдышев, Череп, Князь, Ткач, Кайсон, Фашист, Рыбка и многие другие — о них знали все, кто хоть мало-мальски интересовался криминальной тематикой. Специализированные программы много и подробно рассказывали об их жизни и деятельности, и они спокойно продолжали жить и действовать. В результате естественного отбора к середине 90-х остались лишь те, кто сумел найти общий язык с «коллегами», а также обзавестись полезными знакомствами и заручиться политической крышей. Вот тогда-то киевские ОПГ представляли наибольшую опасность, но сверхприбыли от их деятельности гарантировали им спокойную жизнь (по крайней мере, во взаимоотношениях с властью). Прокурор одной из областей был в недалеком прошлом адвокатом бандитов, некоторые бандиты — советниками весьма высокопоставленного чиновника. Политически подкованные граждане могли без запинки рассказать, кто из власть имущих кого «крышует». При этом каждый «приличный» бандит стремился к тому, чтобы слыть меценатом.

Прыщ, бывший спортсмен-велосипедист, как и многие его «коллеги», начал свою преступную карьеру 11 лет назад, перехватив эстафету по контролю над крупнейшим рынком Киева — Троещинским — у некоего Бонека. Рассказывают также полузабытую душераздирающую историю о его взаимоотношениях с неким Чайником, которого Валерий Иванович Прыщик в компании с товарищами расстрелял в награду за долгое сотрудничество и опеку над семьей.

Реклама на dsnews.ua

По некоторым данным, дневной оборот Троещинского рынка составляет до миллиона долларов. Вымогательством люди Прыща занимаются почти легально — дань собирают некоторые охранники и контролеры. В последнее время Прыщ пытался легализовать свой бизнес, он официально являлся одним из соучредителей ООО «Рынок-1». Но не мог отказать себе в удовольствии время от времени тряхнуть стариной — вымогательство, тяжкие телесные повреждения (некоторые из таких «забав» приводили к смерти потерпевших), злостное хулиганство и т. д. Полуофициальные источники приписывают ему также устранение из своего ближайшего окружения людей, которые снабжали милицию очень полезной информацией: некоего Рыжова (убит в 1999 г.) и личного водителя Прыща Мищенко (застрелен два года назад).

Генеральная зачистка началась примерно в 1998 г. Многие авторитеты покинули Киев и вряд ли уже когда-нибудь вернутся. Непонятливых ждал срок, но это уже зависело от того, повезет ли с судьей. Нередко известные всей стране лидеры организованных преступных группировок получали просто смешные сроки и выходили на свободу прямо из зала суда. Так было и с Прыщом: 28 декабря 2002 г. Шевченковский суд г. Киева приговорил Валерия Ивановича Прыщика, 1960 года рождения, к трем годам лишения свободы за злостное хулиганство. Все остальные обвинения следствия суд отмел и, засчитав в срок отбывания наказания проведенные им в СИЗО полтора года, отпустил на свободу из зала заседания, притом что прокурор требовал для Прыща 12 лет. Заодно отпустили и двоих подельников Прыща: Сергея Оноприенко и Владимира Прокопенко.

Не нашла прокуратура правды и в Апелляционном суде столицы — там приговор признали справедливым. В прессе со ссылкой на информированные источники утверждается, что «справедливость» эта стоила Прыщу от 2 до 3 миллионов долларов. Некоторые СМИ напоминают, что состав суда (судья, секретарь и даже адвокат) в деле Прыща был тот же, что и по делу Ткача в феврале 2001. Ткача тогда тоже освободили прямо из зала заседания...

Войны не будет

Вполне правдоподобной выглядит также версия о том, что устраняет бандитов, на которых нет управы в суде, некое неофициальное спецподразделение правоохранительных органов. Об этом уже заявляли некоторые специалисты и приводили в подтверждение своих слов довольно убедительные аргументы.

Во-первых, за короткий срок от рук профессионалов погибают несколько авторитетов: 27 марта 2000 г. расстреляли Теймураза Савлохова (среднего брата известного семейства), 8 апреля того же года убит Игорь Князев, ровно через восемь месяцев застрелен Череп (милиция не смогла добиться, чтобы его осудили), чуть больше месяца назад взорвался джип Владимира Киселя (пострадал он, правда, несильно). Причем если бы их убрали конкуренты, это обязательно привело бы к разборкам с вражеской группировкой, но ни о чем подобном не слышно. И в случае с Прыщиком начальник Департамента государственной службы борьбы с экономической преступностью Виктор Шапоренко заявил, что в связи с убийством авторитета «криминальной войны за перераспределение сфер влияния в Киеве не будет». Во-вторых, в Киеве осталось всего две из почти двух десятков группировок. Так кто же делит сферы влияния, под чей контроль они переходят, неужели Прыщику с Киселем было мало места под солнцем? Пессимисты уверяют, что контроль над лакомыми кусками нелегального бизнеса переходит к неким структурам, существующим за счет налогоплательщиков. Вернее, к отдельным их представителям.

    Реклама на dsnews.ua