• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Кто хозяин в Крыму?

Реклама на dsnews.ua

«ДС» начинает серию публикаций о региональных особенностях политической, экономической и финансовой жизни всех областей Украины. Безусловно, мы не можем охватить все возможные аспекты, но постараемся указать на главные отличительные черты развития региональных элит нашей страны. Знакомство читателей с украинскими регионами мы начинаем с Автономной Республики Крым, так как АРК — первая в алфавитном списке ураинских областей.

«Благословенные» времена, когда политика и политики на полуострове были открытой книгой, ушли вместе с первым и последним крымским президентом Мешковым. Юрий Александрович, ворвавшийся во власть прямо с ближайшей площади, был человеком нервным, импульсивным и в очередной политической истерике раскрывал личные и государственные секреты, с шумом менял окружение, сдавал друзей, делая их разговорчивыми врагами, и дарил свою благосклонность в виде удостоверений советника президента отцам мафиозных кланов. В общем, царствовал широко, шумно и открыто, потому и недолго.

По инерции мешковский стиль автономной политики продержался еще некоторое время, а потом пришло время Леонида Грача. С главным крымским коммунистом тоже все было относительно ясно. Он был безраздельным хозяином полуострова: несколько косноязычным, но любящим ораторские упражнения на публике, очень амбициозным, услужливо неконфликтным с Киевом, но у себя дома — аки лев рыкающий на всякое поползновение на его власть. Именно при Граче вошло в обиход правило, что все экономические вопросы стали решаться тайно, практически единолично, без вынесения их на хлопотные правительственные совещания и парламентские заседания.

Сегодня в крымской политике Грача уже практически нет. Немногочисленная фракция в парламенте, постепенно теряющая своих членов, один вице-премьер по гуманитарным вопросам и один министр по социальной защите в правительстве погоды на полуострове не делают. Но, судя по всему, за Грачом и сейчас числится неплохой кусок крымского экономического пирога, хотя уже и надкусанный. От него ушли надежды на дивиденды «Крымавтогаза», от которого отказался Олег Дерипаска, принимавший, как говорят многие, сердечное участие в предвыборной кампании Грача. А другой участливый российский бизнесмен, руководитель финансово-промышленной группы «Альянс» Муса Бажаев, по мнению экспертов, теперь дружит с Куницыным. Ну а проводить необходимые решения Леониду Ивановичу уже не под силу.

В Крыму сегодня новые времена, новая власть, новые политические и экономические расклады. А главные игроки на поле — премьер-министр автономии Сергей Куницын и председатель Верховного Совета Крыма Борис Дейч. У них разный авторитет — в пользу Дейча, разный опыт в политике — в пользу Куницына, разный уровень киевских связей (спикер ладит практически со всеми, премьер явно не в чести у главы АП Виктора Медведчука), но практически одинаковый уровень влияния в крымской политике и экономике.

У Бориса Дейча очень мощное лобби и в парламенте (что абсолютно естественно), и в правительстве. К нему прибиваются те, кто был обижен Грачом, а теперь обижается на Куницына, с ним стали считаться как с осторожным, но очень основательным политиком и те, кто надеялся в свое время подмять спикера под себя. Достаточно вспыльчивый человек, внешне он выглядит крайне сдержанным и осторожным. Дейч не ввязывается в бой, если не уверен в результате, избегает опасных тем и потихоньку перетягивает на себя политическое одеяло. Правда, из-за этой самой осторожности он уже потерял некоторые рычаги влияния. К примеру, когда разразился скандал на крымском ТВ, он заявил, что «это не моя война», и ушел в сторону. В результате телеканалом вместо отправленного в отставку Валерия Низового теперь руководит несимпатичный спикеру Валентин Козубский — человек из команды Куницына. Зато в команде у Дейча — руководитель налоговой службы Сергей Ляшенко, который ему обязан своим местом, недавно чуть было не отнятым из Киева Юрием Кравченко. Начальник крымского управления СБУ Александр Свиридонов дружит и с премьером, и со спикером, но со спикером ему дружить явно приятнее.

Борис Дейч давно считается представителем донецких. Показательно, что первый его визит после избрания спикером был именно в Донецк, с которым сразу подписали «Договор о торгово-экономическом, научно-техническом и гуманитарно-культурном сотрудничестве». Тогда Дейч заявлял: «Я рад, что первым промышленным регионом Украины, с которым Крым подписал договор о сотрудничестве, стал Донецкий. Нас объединяет давняя многолетняя дружба, и она должна быть возобновлена». Давняя дружба объединяла бывшего выпускника Донецкого института советской торговли и с Ефимом Звягильским, который любил погостить у Дейча еще тогда, когда тот был просто директором санатория в Судаке. Теперь донецкие не чувствуют себя в Крыму, особенно на ЮБК, как в гостях. Недавно их человек стал директором одного из самых престижных крымских предприятий — завода шампанских вин «Новый свет», а донецкая ТРК «Украина», обойдя тяжеловесных конкурентов, заняла одну из местных частот в телеэфире.

Реклама на dsnews.ua

Впрочем, дружбой с донецким кланом не обделен и крымский премьер. Нынешний глава правительства Украины Виктор Янукович еще до назначения приезжал практически на каждый день рождения Куницына, и до сих пор они в личном общении на «ты». Но официально Сергей Владимирович защищает интересы своего партийного (по НДП) шефа Валерия Пустовойтенко.

У крымского премьера, на первый взгляд, ресурсов больше, чем у кого-либо, включая и спикера, ведь во власть он пришел вместе с так называемой командой Куницына. В нее когда-то входили и нынешние вице-премьеры, и министры, и председатели Рескомитетов. Правда, несколькими местами пришлось пожертвовать ради видимости принципа коалиционности. Кое-что получили коммунисты, кое-что — люди Миримского и Франчука. Но в основном это были верные куницынцы, у которых этот признак иногда явно преобладал над профессионализмом. Теперь, как говорят знающие люди, команды Куницына практически нет. Ее погубило, прежде всего, неумение лидера подбирать кадры и удерживать их, ну и, конечно, привычная для чиновников атмосфера соперничества: кто ближе к телу, тот ближе к кормушке.

Когда-то вплотную к премьеру стоял Анатолий Корнейчук — бывший представитель президента в автономии, а ныне вице-премьер по аграрным вопросам. Теперь он, вполне обжив свой сектор, считается главным распорядителем крымского АПК, вытеснившим из него Василия Киселева — экс-спикера, экс-представителя президента, экс-замминистра АПК Украины, а ныне вице-спикера при Дейче.

Ближе всех сегодня к премьеру один из его заместителей — Александр Раенко, которого очень многие в правительстве, как это ни странно, подозревают в лоббировании интересов нардепа и авторитетного крымского бизнесмена Льва Миримского, не испытывающего, мягко говоря, к Куницыну никаких симпатий. У Раенко так много власти, что этим крайне недовольны не только другие члены команды, но и мэры отдельных городов. Например, Евпатории, где вице-премьер, говорят, не оказывая никакого почтения местному голове Андрею Даниленко, проявляет неравнодушие к городскому хозяйству и расставляет своих людей на так называемые доходные места.

Недовольство Куницыным, правда, не грозит ему, как в былые времена, отставкой: Борису Дейчу не нужны потрясения, и он не поддержит такую инициативу, появись она в парламенте. Так что до следующих выборов ничто не потревожит спокойствия на крымском политическом Олимпе, где царит редкое по нашим временам двоевластие. Но, тем не менее, оба они — далеко не Зевсы, а скорее князья Фата-Морганы, поскольку не имеют практически никакой власти ни над собственностью, находящейся на полуострове, ни над главным богатством Крыма — его землей.

Конечно, речь идет в первую очередь о туристическом комплексе и земельных участках на Южном берегу. Крымские санатории и дома отдыха один за другим переходят в руки киевских министерств и ведомств, а земля — под строительство приватных вилл и коттеджей, часто располагающихся на заповедных, запрещенных для застройки территориях. Этим процессом в автономии не управляет никто. Дейч контролирует лишь регион вокруг Судака, а в остальном руководствуется принципом: задача спикера — следить за порядком, беспорядки его не интересуют. Куницыну хотелось бы иметь здесь влияние, но у него ничего серьезного не получается.

Иллюстрация к этому — ситуация в Алупке. Ее мэр Валерий Андык давно стоит костью в горле не только у парламента и правительства, но и у местных жителей, собравшихся даже провести референдум, чтобы избавиться от того, кого они недавно выбрали своим градоначальником. Причина всеобщего недовольства — вольное обращение Андыка с подведомственной ему землей, т. е. попросту передача ее в разные частные руки. Совет Министров Крыма создал даже соответствующую комиссию «по проверке деятельности», а премьер на одном из заседаний так прямо и заявил: «Я вижу, что мэр Валерий Андык слишком крутой. Мы и не таких обламывали... Мы заслушаем его на заседании Совмина. А куда поедет он оттуда, я не знаю». Андык встречал правительственную комиссию, глядел на ее членов чистыми совестливыми глазами, но на вопросы о документах по землеотводам отвечал: «Потом покажу». Приезжал он и в Совмин и уехал оттуда опять в свою мэрию — решать дорогие (сердцу) земельные вопросы. Примерно такая же ситуация в Гурзуфе, Алуште, других прибрежных поселках и городах, где как грибы растут коттеджи москвичей, дончан и киевлян, а пансионаты и санатории переходят их киевским покровителям.

В одном интервью Куницын жаловался: «Председатели сельских и поселковых советов распоряжаются землей по своему усмотрению». Премьер давно уже обещает навести порядок, но пока может похвалиться единственным успехом: правительство зарубило проект, подготовленный несколькими местными советами Южнобережья, об изменении границ населенных пунктов, который предполагал многократное, в 20–30 раз, увеличение ныне существующих территорий поселков. «За этими поползновениями, — заявил Куницын, — стоит плохо скрываемое желание заполучить в свое распоряжение земли Южного берега Крыма, чтобы затем распоряжаться ими только по усмотрению депутатов местных советов».

В общем, если в Крыму земля — это власть, то ее нет ни у кого. А то, что под землей — газ и совсем чуточку нефти, — принадлежит «Черноморнефтегазу», которым руководит Игорь Франчук.

    Реклама на dsnews.ua