• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Ашгабат не прощает обид. Повышение цены на газ стало ответом на удорожание оборонных поставок и игру с газовым транзитом

Реклама на dsnews.ua

На прошлой неделе НАК «Нафтогаз України» заявила, что намерена обратиться в НКРЭ с просьбой о существенном повышении стоимости природного газа на внутреннем рынке. Цену на газ предполагается увеличить для трех категорий потребителей: бюджетных организаций — на 57,6% (с 231 до 364 грн./тыс. куб. м), предприятий коммунальной теплоэнергетики — на 8,5% (с 241 до 262 грн./тыс. куб. м), населения — на 25% (со 185 до 231 грн./тыс. куб. м). Ценовые новации пока не коснутся промышленных потребителей, для которых стоимость газа повысилась еще пять месяцев назад до 327,3 грн./тыс. куб. м без учета НДС и транспортного тарифа. Грядущий всплеск цен «Нафтогаз» мотивирует решением Ашгабата нарушить двустороннее соглашение о поставках газа в Украину на период 2001–2006 гг. и повысить цену на него более чем на треть. Однако новому правительству еще предстоит разобраться в причинах такого решения наших партнеров, а кроме того, найти дополнительно более $400 млн для закупки 31 млрд куб. м туркменского газа.

Инвестиционные провокации
Ожидающийся ныне тотальный скачок цен на газ, как и минувшее сентябрьское повышение для промышленных потребителей, тесно связано с ситуацией на рынке международного транспорта газа к границам Украины, на котором аккумулируется большая часть прибылей мировой газовой отрасли. В частности, предыдущий пересмотр цен представители НАК «Нафтогаз України» объяснили тем, что тогдашний монополист этого рынка венгерская оффшорная компания EuralTransGas Kft. (ETG) вдруг решила повысить для компании стоимость операционных услуг.

Нынешнее решение Туркменистана поднять стоимость импортируемого Украиной газа также связано с упомянутым венгерским оффшором. Точнее, с его уходом с рынка, который был обозначен в августе 2004 г. во время празднования дня рождения Леонида Кучмы. Тогда в Ялте руководители «Нафтогазу України» и российского «Газпрома» заключили 23-летний договор о предоставлении монопольных полномочий на транспортировку природного газа к границам Украины с 2005 г. до 2028 г. новому оператору — швейцарской компании RosUkrEnergo. Владельцами этой новосозданной компании решено было сделать два дочерних предприятия «Газпрома», а также австрийскую компанию RaifessenInvestman AG (RIAG). Последняя специализируется на управлении капиталами частных зарубежных вкладчиков австрийского государственного банка Raiffeisen Zentralbank.

В отличие от структур «Газпрома», появление среди учредителей RosUkrEnergo RIAG выглядело малопонятным для Туркменистана. Австрийская компания ранее была абсолютно не известна на газовом рынке бывшего СССР и в Туркменистане в частности, но хорошо знакома Украине — осенью 2003 г. она купила 53%-ный пакет акций одного из крупнейших промышленных потребителей газа — волынского ОАО «РивнеАзот». На протяжении прошлого года на рынке украинских потребителей газа появился ряд новых загадочных игроков, которых также ранее не знали на газовом рынке. Наибольшим из них стала гамбургская компания RSJ Erste GmbH, которая в течение 10 месяцев вложила 0,7 млрд грн. в расширение своих позиций на нашем рынке потребления газа — 346 млн грн. были потрачены ею на приобретение 89% акций ОАО «Крымсода», еще 368 млн грн. пошли на покупку 50% минус одна акция ЗАО «Крымский Титан».

Туркменистан вполне мог заподозрить украинских менеджеров в том, что они наживаются на транзите и перепродаже его газа и прячут прибыль, создавая новые операционные компании по типу RosUkrEnergo или вкладывая ее в скупку украинских химических активов. Неизвестно, звучали ли подобные предположения во время состоявшихся 1 декабря последних переговоров президента Туркменистана Сапармурада Ниязова и бывшего украинского президента Леонида Кучмы. Согласно официальной версии тогда «стороны сошлись на уверенности в дальнейшем продуктивном сотрудничестве двух стран в 2005 г.». Однако спустя месяц Туркменистан заявил о твердой решимости повысить цены. Но причиной этого намерения была названа не очевидная инвестиционная возня с прибылями от транзита туркменского газа, а стойкое завышение цен на товары, поставляемые из Украины в рамках расчетов за газ.

Военная составляющая газовых отношений
На какие конкретно товары поставщики «Нафтогазу України» повышали цены, в официальном заявлении Туркменистана не указывалось. Однако не секрет, что наиболее дорогостоящей частью украинской товарной оплаты газа в 2004 г. была продукция, поставляемая по договорам в сфере военно-технического сотрудничества. Крупнейшими среди них можно назвать соглашение о поставке для ПВО Туркменистана трех станций пассивной радиоэлектронной разведки «Кольчуга» ЕАМ1, контракт о поставке десяти 8-тонных глиссеров «Калкан» и десяти 40-тонных патрульных катеров нового поколения «Кондор», а также договоры с украинским Минобороны о подготовке специалистов, модернизации и ремонте военной техники.

Контрактная цена одного катера «Калкан» на украинском внутреннем рынке составляет около 1 млн грн., катера «Кондор» — более 10 млн грн., станция «Кольчуга» ЕАМ1 в зависимости от комплектации отпускается заводом-производителем по цене 35–40 млн грн. Если добавить, что, по подсчетам экспертов, наши услуги по подготовке туркменских «военспецов» и ремонту техники в прошлом году составили около $11–12 млн, можно предположить, что фактический внутренний уровень украинских цен на поставленную Туркменистану в расчет за газ отечественную военную технику должен был составить около $54,5 млн.

Реклама на dsnews.ua

В начале 2004 г. лидер Туркменистана Сапармурад Ниязов оценил суммарные затраты своей страны на оборону в $200 млн, отметив, что на закупку военной техники в Украине пришлась подавляющая часть суммы. Это заставило многих в Ашгабате и Киеве задуматься о том, кто накручивал цены украинских оборонных заводов-изготовителей и куда делась «разница» между начальной ценой в $54,5 млн и названной «подавляющей частью» из $200 млн. Сумма выглядит мелкой для богатого на газ Туркменистана, но очень обидной для страны, трепетно пекущейся об обороне своих сложных границ.

Цена вопроса
На первый взгляд, цена разбора вышеуказанных «завалов» на пути развития украинско-туркменской торговли выглядит достаточно высокой. Увеличить прозрачность рынка транзита газа из Туркменистана и обеспечить долю доходов этой страны от экспорта ее ресурсов новому правительству Украины вряд ли удастся без кардинального изменения идеологии создания Международного консорциума по эксплуатации и развитию газотранспортной системы Украины. В свою очередь, сбалансировать проблемы в товарно-расчетной сфере едва ли получится без ограничения монополизма «Нафтогазу України» и возврата на рынок импорта туркменского газа частных трейдеров.

    Реклама на dsnews.ua