• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

«Коминмет» хотели умышленно обанкротить?

Реклама на dsnews.ua

Ранее банк обратился в Днепропетровский областной хозяйственный суд с иском о взыскании имущества на сумму 21 млн грн. по кредиту, выданному предприятию в октябре 1997 г. Было возбуждено дело о банкротстве «Коминмета». Сразу после подачи иска ФГИ инициировал собрание акционеров завода, на котором сменил все руководство. Сделать это он смог после того, как отсудил у корпорации ЕЭСУ 26%-ный пакет акций. Добавив его к существующему 35%-ному госпакету, Фонд стал полноправным хозяином на предприятии. По словам зампредседателя ФГИ Михаила Чечетова, курирующего действия Фонда на «Коминмете», сейчас ситуация на предприятии нормализуется. Но иск из Генпрокуратуры забирать никто не собирается. Подозрения в намерении умышленно довести завод до банкротства будут проверены. «ДС» обратилась к Михаилу Чечетову за комментариями.

Что вам дало основание подозревать руководство завода «Коминмет» и одного из его кредиторов в сговоре?

Вы считаете, что Приватбанк совершал противоправные действия?
— Это еще нужно проверить. Естественно, как кредитор, которому не возвращают деньги, он пытался использовать все возможности, чтобы вернуть их, в том числе и через имущественные иски. Фонд госимущества, стоящий на страже государственных интересов, в тот период предпринимал все меры для того, чтобы пресечь эти попытки. Потому и был подан этот иск в прокуратуру.

На основании чего вы сделали вывод, что речь идет о процедуре фиктивного банкротства?
— Когда на заводе складывается такая ситуация, что показатели его деятельности действительно дают основания кому-то выступать с исками о банкротстве, то, наверное, оценка однозначна. Сама ситуация на предприятии является ответом на ваш вопрос. И руководство, и прошлый наблюдательный совет принимали решения, которые привели к этому.

Повлияет ли на развитие ситуации полная смена руководства завода, инициированная Фондом госимущества?
— Имея 62% в собственности государства, мы провели собрание, где полностью сменили наблюдательный совет. Причем накануне его проведения прошло совещание в Минпромполитики под руководством заместителя госсекретаря, на котором был и представитель областной администрации. Там мы и согласовали решения, которые потом рассматривали на собрании. Так что наблюдательный совет мы сменили быстро. Туда вошло пять человек: три представителя государства — от ФГИ, Минпромполитики и обладминистрации (то есть у государства большинство голосов и в наблюдательном совете), один представитель трудового коллектива и один — от частных акционеров, у которых 38% акций. Но по уставу, для того чтобы начать работу наблюдательного совета и принять решение, достаточно трех человек. На этом же собрании приняли решение, которое дало Фонду госимущества право разрывать контракт с директором и назначать нового, если не будет достигнут достаточный рост объема продаж. Если бы все эти решения были приняты до того, как мы обратились с иском в Генпрокуратуру, то, на мой взгляд, и иска не было бы. И, возможно, Приватбанк не попался бы. Но вопрос инициировался в рамках того руководства. А теперь, когда оно поменялось и позиции госорганов консолидировались, думаю, мы решим эту проблему.

То есть не исключено, что вы отзовете иск к Приватбанку из Генпрокуратуры?
— Нет, отзывать мы не будем. Возможно, вопрос там урегулируется сам собой. Пусть проверят.

Руководство на заводе сменилось, но иски кредиторов и дело о банкротстве, возбужденное Приватбанком, осталось. Как Фонд госимущества будет решать эту проблему?
— Как один из вариантов возможен механизм санации. Это вполне цивилизованный путь — как бы процесс выздоровления предприятия. И в этом выздоровлении будут активно участвовать органы власти, а кредиторы могут поучаствовать
в нем своими финансовыми ресурсами.

Реклама на dsnews.ua

И, возможно, санатором станет Приватбанк?
— Может, и Приватбанк, но этот вопрос будет детально прорабатываться.

    Реклама на dsnews.ua