Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Газовое окно в Европу

Понедельник, 8 Октября 2001, 00:00

Россия наконец-то де-юре разрешила Украине продавать газ в Европу. Но это не означает окончание локальных «газовых войн». Более того, экономическая уступка России при ближайшем рассмотрении выглядит как надежда на геополитические уступки Украины.

Именно так можно расценить высказывания Михаила Касьянова накануне встречи с Анатолием Кинахом, которая состоялась в начале октября. Российский премьер однозначно дал понять, что в обмен на «газовые уступки» он ожидает от Украины продления срока базирования российского Черноморского флота в Севастополе и отказа от претензий на активы экс-СССР.
Несомненно, на киевском раунде переговоров РФ пошла навстречу Украине: газовый долг полностью возложен на плечи «Нафтогаза України», а не государства, как это было ранее; снижена сумма газового долга с «вяхиревских» $1,84 млрд до «среднеарифметических» $1,4 млрд; газовые долги реструктуризированы на 12 лет со льготным периодом в первые три года; Украине позволено экспортировать газ в Европу и, наконец, еврооблигации «Нефтегаза», которыми будет погашен украинский долг, будут обслуживаться по ставке 4% годовых, а не 10%, как настаивала Россия.
В интервью «ДС» Иван Мазалов, аналитик российской инвестиционной компании «Тройка Диалог», заявил, что подписанное соглашение крайне невыгодно для России по целому ряду причин. Прежде всего, потому что в нем предусматривается мизерный процент по облигациям. Даже облигации госзайма Украины имеют в 4,5 раза большую доходность. «Объяснить причину подписания этого договора можно только одним — с худой овцы хоть шерсти клок», — сказал Иван Мазалов.
Некоторые аналитики все же склоняются к мысли, что геополитические вопросы меньше всего волновали российскую сторону. Более того, с точки зрения геополитики, РФ даже проиграла. «Украина попросту «додавила» партнера, пользуясь своим территориальным преимуществом. И главное, реальные перспективы диверсифицировать энергоснабжение весьма неочевидны, поскольку к строительству дополнительной ветки газопровода ОАО «Газпром» так и не приступил. Так что никакой геополитической выгоды в этом соглашении для России нет», — объяснили «ДС» свою позицию эксперты инвесткомпании «НИКойл». Делая такой вывод, российские специалисты опирались не столько на геополитику «газотранспортного фактора», сколько на экономические обстоятельства, касающиеся протекционизма российских производителей, потому что в Киеве был подписан меморандум, предусматривающий меры по предотвращению взаимных антидемпинговых расследований.
Как известно, Россия возбуждала такие расследования или применяла защитные меры в отношении экспорта украинских труб, арматуры, крахмала, карамели, сахара и даже готовилась к защите от украинского пива. Украина же ввела ограничения лишь на импорт российских огнеупоров, электроламп и шприцов. Потому-де и можно предположить, что экономически этот меморандум больше выгоден Украине.
Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что он в лучшем случае является лишь «протоколом намерений». «Этот документ декларирует намерение двух стран предупреждать друг друга о возможности проведения антидемпинговых расследований и пытаться урегулировать проблему до применения санкций», — сообщили в Минэкономики Украины. Еще в одном вопросе — достройке блоков Хмельницкой и Ривненской АЭС — оба государства будут выступать как равные партнеры, что и было зафиксировано на встрече двух премьеров.
Украинские наблюдатели считают, что очевидный выигрыш россиян заключается лишь в решении вопроса газового долга. «Оценить подписание этого соглашения можно только положительно с позиции любой из сторон: наконец решилась главная проблема — долг за газ утвержден межправительственным соглашением и будет погашаться», — заявил «ДС» Александр Свердлов, глава департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Минтопэнерго Украины. В министерстве склонны видеть в соглашении экономические выгоды и для Украины: «Нам удалось, прежде всего, закрыть тему газовых долгов и добиться свободного права на экспорт газа».
Но всю тонкость «экспортного права» раскрыл Анатолий Кинах, который накануне переговоров сообщил, что украинское правительство, рассматривая вопросы согласованных действий по рынкам сбыта природного газа, будет исходить из того, что Россия является одним из главных экспортеров голубого топлива в Западную Европу. И Украина со своей стороны будет делать все, чтобы не допустить дестабилизации рынка газа путем односторонних несогласованных поставок. Несмотря на то, что стратегия украинского экспорта будет формироваться при прямом участии Кремля, это шаг вперед от тропинки взаимных претензий к дороге взаимного сотрудничества.
Хотя на этом пути будет набито немало шишек. В лучшем случае российско-украинские газовые взаимоотношения натолкнутся на ряд технических вопросов, решение которых будет затянуто не только во времени, но и в пространстве. В худшем, и к этой мысли подталкивает тот факт, что до сих пор не удалось согласовать размер пошлины на экспорт газа, решение которого перенесено на декабрь, — соглашение будет мертворожденным. Так, маневр с согласованием пошлины в декабре выглядит скорее как политический, а не экономический инструмент давления, означающий, что Россия до этого времени ожидает встречных шагов от Украины по обозначенным Касьяновым вопросам. В противном случае будет действовать ранее согласованная пошлина — $140 за тыс. куб. м газа, что, со слов украинского премьера, сведет на нет разрешение на экспорт газа для Украины.
Киев же возлагает на него большие надежды. По подсчетам Минтопэнерго, уже в этом году можно будет экспортировать 1,2 млрд куб. м газа, а к 2004 г. при общей добыче 25 млрд куб. м внутренний экспортный резерв составит порядка 7 млрд куб. м.
При существующем подходе к вопросу экспорта подписанный договор можно назвать разве что рамочным. При этом существует целый ряд причин, по которым сохранилась взаимоисключающая позиция. Так, соглашение о предоставление Россией 1 млрд куб. м газа в виде технического кредита и 5 млрд куб. м газа сезонного кредита продлено до 2003 г. Механизм контроля за его реальными объемами не выработан, что оставляет право России обвинить Украину в реэкспорте этого газа. Или другой немаловажный вопрос: до сих пор не отработан механизм контроля экспорта газа через нашу территорию. А это означает, что обвинения со стороны Кремля в воровстве газа придется выслушивать и дальше.
Скользким видится и вопрос погашения газовых долгов. Например, гарантией погашения долга Украины станет 30 млрд куб. м газа, что стоит приблизительно $1,5 млрд, которые ежегодно Россия выплачивает за транзит через нашу страну. Несмотря на то, что отныне плата будет частично выражена в денежном эквиваленте, эта гарантия может уменьшиться в случае «уличения» Украины в несанкционированном отборе газа. Что же тогда будет «действенной гарантией»? А если, как настаивал МВФ, «Нафтогаз України» будет признан банкротом, кто будет отвечать за долги? Но этим вопросом пусть терзаются россияне, для украинцев же более актуальным является вопрос: что же на самом деле получает Украина?