• USD 27.2
  • EUR 32.4
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Юрий Бойко: «Система реализации газа нуждается в кардинальном реформировании»

Реклама на dsnews.ua

Компания «Нафтогаз України» сняла все спорные вопросы с ОАО «Газпром» относительно транзита российского газа через территорию Украины. Переговоры между двумя компаниями позволили выработать и согласовать условия долгосрочного соглашения о транзите «газпромовского» газа на 2003–2013 гг. Как ожидается, этот документ будет подписан 21 июня в Харькове на встрече глав правительств двух стран. Транзитный договор не только снимает опасность ухода российского газа из Украины, но и обеспечит поступление за десятилетний период не менее $14 млрд. Об этом соглашении и перспективах развития газового рынка в целом «ДС» рассказал председатель правления НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко.

Юрий Анатольевич, как можно оценить нынешнюю ситуацию со снабжением Украины природным газом?
— К 1 июня НАК сформировала запас газа около 7 млрд куб. м, из которых 5 млрд — газ туркменского происхождения. Ра-
нее Украине достичь такого уровня запасов на середину года не удавалось никогда. Как правило, рынок находился под давлением дефицита, сейчас же у нас, наоборот, профицит. С точки зрения торговли, и то и другое — плохо. Должен быть баланс. Однако с точки зрения энергетической безопасности страны, это очень положительное явление.

Другой вопрос — хорошо ли это для компании? В результате профицита часть наших оборотных средств заморожена в этом газе, и мы вынуждены активно искать пути возврата хотя бы части этих средств через экспорт.

Но ведь реэкспорт всегда был камнем преткновения в отношениях с российским «Газпромом»?!
— Вы правы, но о реэкспорте газа речь не идет. Мы продадим часть газа собственной добычи. Украина всегда экспортировала газ, бывший «Укргазпром» ежегодно продавал примерно 1,5 млрд куб. м. Восстановление этих экспортных объемов согласовано и с правительством Украины, и с «Газпромом».

В каком направлении пойдет экспорт?
— Первый контракт на 600 млн куб. м уже подписан с венгерской компанией МОL. Кроме того, мы ведем аналогичные переговоры с представителями Польши и ряда других стран. Что касается венгерского контракта, то МОL закупает этот газ сегодня, оплачивает его хранение в наших ПХГ (подземных хранилищах газа. — Авт.), а выбирать его будет в осенне-зимний период.

Какими цифрами вы оцениваете экспортный потенциал газовой отрасли?
— Цифры я уже назвал, а что касается потенциала развития, то он действительно существует благодаря нескольким факторам. Во-первых, смягчилась позиция «Газпрома», у которого падает добыча и не хватает собственных ресурсов. Во-вторых, на нас играет ограниченность рынков сбыта Туркменистана, газом которого мы сможем замещать свой экспорт. Мы могли бы занять небольшую (по сравнению с «Газпромом») экспортную нишу и поддержать баланс «Газпрома» по экспортным поставкам. И эти операции приносили бы валютную выручку стране и бюджету.

Но экспортировать мы можем только собственный газ, добычу которого в последние годы компания удерживает только титаническим трудом всех производственных звеньев. Для того чтобы зарабатывать на газе деньги не только сегодня и завтра, но и в ближайшие 10–20 лет, необходимо наращивать добычу и поддерживать работоспособность газотранспортных сетей с их постепенной модернизацией. Но на это катастрофически не хватает денег.

Реклама на dsnews.ua

Это — результат системных противоречий. Приведу пример. Поступивший в Украину туркменский газ облагается налогами сразу по поступлении, а не после реализации потребителю. ГНАУ не учитывает, что на внутреннем рынке профицит газа, что часть поступающих ресурсов мы реально продадим только в осенне-зимний период. И при всех трудностях с реализацией никто не снимал с нас выполнение графика расчетов с Туркменистаном, с которым договор о поставках газа инициировал лично Президент Украины.
Таким образом, имея формальный повод, ГНАУ хочет изъять у нас газ туркменского происхождения, реализовать его через свои структуры и передать вырученные деньги в бюджет. Мы принципиально против этого. Туркменистан прекрасно знает, сколько его газа закачено в наши хранилища. Мы договорились, что полностью рассчитаемся, когда продадим. Представьте, что будет в случае реализации сценария ГНАУ, когда в Ашгабаде увидят, как деньги за их газ уходят куда-то еще, а не в Туркменистан, пусть даже и в госбюджет Украины.

Последствия будут непредсказуемыми, вплоть до денонсации договоренностей, достигнутых президентами двух стран. Не будь туркменских поставок, положение на рынке было бы катастрофическим. ГНАУ ответственности за расторжение контракта не несет, несет «Нафтогаз України», поэтому мы направили ГНАУ предложение спокойно решить ситуацию: у нас активно формируется портфель экспортных контрактов, половину выручки от которых НАК готова направить в бюджет по согласованному графику, а вторая половина должна быть направлена в Туркменистан. Пока никакого ответа на это предложение не поступало.

По словам председателя ГНАУ Николая Азарова, недоимка НАК в этом году выросла до 1 млрд грн., а ваш пресс-центр заявляет о росте платежей. Каково реальное положение вещей?
— При той налоговой нагрузке, которую мы несем, и в силу специфики работы газовой отрасли, текущая недоимка в зимние месяцы была и будет всегда. Объясню почему. Население и тепловики платят за газ в течение всего года равномерно, а пик потребления приходится на зиму. Поэтому в январе-феврале мы не собираем платежей, полностью покрывающих стоимость газа, а возвращаем эти деньги после завершения отопительного периода. Так, в мае мы собрали 120% от стоимости газа, в апреле — 113%, а за первый квартал по вышеуказанным причинам — всего 71,86% от суммы поставки.

Что касается размера недоимки, то в прошлом году на 1 июня она составляла 1,422 млрд грн., а сегодня — 1,094 млрд. В прошлом году уровень оплаты налогов «Нафтогазом України» составил 63%, в текущем — 69%. При этом в прошлом году компания не несла дополнительной нагрузки по выплатам «Газпрому» и по расчетам с Минобороны Украины за поставленные в Россию бомбардировщики.

А в целом за пять месяцев текущего года мы выплатили в бюджет 29,95% от нашего оборота. Если бы мы выплатили все начисленное, доля налогов в товарообороте НАК достигла бы 44%. Но мы не можем этого сделать физически — часть наших налоговых обязательств просто не имеет базы налогообложения. Например, доходы компании от транзита российского газа.

За вычетом необходимого для поддержания газотранспортной системы и расчетов с «Газпромом» по долгам прошлых лет «Нафтогаз України» получает от этих операций 2,2 млрд грн., а отчислений за транзит газа нам насчитывают 2,5 млрд. Убытки компании только по этому пункту в текущем году составят 300 млн грн., и мы будем вынуждены перекрывать их за счет доходов от других видов деятельности.

В чем вы видите выход из сложившейся ситуации?
— На будущее путь понятен — если государство заинтересовано сохранить компанию, которая приносит четверть всех доходов госбюджета, налоговую нагрузку на нее нужно как минимум привести к уровню доходов. Это все понимают, и, я надеюсь, мы к этому придем.

Что касается текущей ситуации, то мы ведем работу по нескольким направлениям. Экспорт части газа, чтобы не замораживать в нем деньги, — это раз. Усиление платежной дисциплины на внутреннем рынке — это два. С сегодняшним уровнем налогообложения мы больше не можем терять часть денег в мутных зачетных и бартерных сделках, через которые проводят газ разнообразные трейдеры. Необходима коренная реформа системы реализации газа.

Речь идет о едином прозрачном механизме поставок без бартера и схем. Частью этого механизма должны стать и облгазы, в том числе и приватизированные.

Им придется на это пойти, иначе мы возьмем на себя контроль над газопроводами низкого давления, которые, слава Богу, остались в собственности государства.

Мы ставим вопрос о том, чтобы весь газ НАК, включая российский и туркменский, продавался только по прямым договорам и только нашими дочерними структурами. Это единственный шанс выполнить задание по налогам на текущий год. Пусть задание несовершенно, но это — закон.

    Реклама на dsnews.ua