• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Александр Терещенко

Реклама на dsnews.ua

Очередное упрощение разрешительных процедур, которое обещают чиновники субъектам внешнеэкономической деятельности, вызывает у предпринимателей скепсис. Но адвокаты ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры», принимавшие участие в подготовке новой редакции Таможенного кодекса, утверждают, что изначально документ был выписан гораздо более враждебно по отношению к бизнесу. О ключевых рисках, оставшихся в законе, «ДС» рассказал адвокат фирмы Александр Терещенко.

Александр, позволит ли новый Таможенный кодекс урегулировать проблемы, которые возникают у импортеров при определении таможенной стоимости товаров?

А.Т. Сейчас нормы кодекса соответствуют международным стандартам, в том числе и требованиям ВТО в части процедуры определения таможенной стоимости. Однако проблема ведь в применении этих норм на практике. «Первый метод» (определение стоимости по цене контракта) формально является приоритетным. Но таможенники активно используют внутреннюю базу цен — документ, правовой статус которого не определен. «Правильная» стоимость определяется по цене аналогичных товаров, ввезенных в страну в течение предыдущих 90 дней. Предприниматели не имеют доступа к данной базе, потому приходится верить таможенникам на слово, что информация в этой базе достоверна. В новой редакции кодекса о ней нет снова ни слова. Мой прогноз — ее и дальше будут использовать, чтобы давать бизнесу ориентир, какой должна быть цена.

Будет ли работать норма о четырехчасовом прохождении таможенного оформления?

А.Т. Данная норма перекочевала в новый Таможенный кодекс из внутреннего распоряжения ведомства. Но там было много ограничений и потому норма не работала. Любая погрешность декларанта давала возможность инспектору затянуть оформление. В кодексе таких ограничений гораздо меньше. Это, например, нарушение таможенных правил, необходимость отбора образцов продукции для лабораторного анализа. При такой задержке нужно выписывать карточку отказа в принятии декларации, аргументировать. А документально оформленный отказ дает право его обжаловать.

Насколько четко прописаны нормы об ответственности таможенника за неправомерную задержку товара?

А.Т. Штраф на клерка накладывать никто не станет, а убытки предпринимателям за простой будут возмещать по решению суда из государственного бюджета. Мы в рабочей группе настаивали на необходимости введения отдельной нормы о дисциплинарной ответственности инспекторов. Таможенники эти положения вычеркнули. Конечно, сам факт появления нормы о возмещении убытков — это позитив. Но практика получения возмещений от госорганов показывает, что реально добиться живых денег от казны получается крайне редко. В лучшем случае чиновники предлагают зачесть компенсацию в счет будущих налоговых платежей.

Реклама на dsnews.ua

Как отразится на работе таможенных брокеров введение обязательного страхования ответственности?

А.Т. Сейчас ответственность брокера страхуется для того, чтобы возместить убытки предпринимателю. Например, фирма имела право на льготы по пошлинам, а брокер не заметил этого и импортер переплатил. Либо, наоборот, брокер подал не те документы, а импортер заплатил штраф за неправомерное использование льгот. В новом кодексе эти положения выписаны так, что страховую сумму может получать и государство, если по вине брокера налоги будут недоплачены.

Какие злоупотребления возможны при присвоении предпринимателю статуса уполномоченного экономического оператора?

А.Т. Есть много нечетких критериев, по которым таможня станет определять, кому предоставить этот статус. Например, будет учитываться круг иностранных торговых партнеров, степень безопасности и защиты информации, разработчик программного обеспечения для внутреннего документооборота, степень риска товаров. А какими именно должны быть приемлемые критерии, например, насколько опасным является тот или иной товар, определит сама таможня. В стремлении получить такой статус есть смысл: уполномоченные операторы смогут подавать меньше документов при оформлении, хранить товары на своих складах, а не на складах таможни, не будут предоставлять денежного обеспечения при внутреннем транзите. Сказать однозначно, станет ли предоставление такого статуса, как и другие спорные положения кодекса, очередной коррупционной схемой, можно только после того, как норма заработает.

Как будет работать компромисс в таможенном деле?

А.Т. Если импортер понимает, что он однозначно нарушил правила и административное производство все равно приведет к уплате штрафа, то зачем терять свое время? Можно сразу заплатить штраф, дело открываться не будет, а административное правонарушение не повиснет пятном на репутации компании. В этом и состоит компромисс. Правда, такое мировое соглашение уже нельзя обжаловать в суде. Если же правовая позиция таможни, по мнению бизнеса, не очень сильная, штраф при этом большой и на судебное разбирательство есть время, на компромисс можно не соглашаться.

В чем тогда разница между компромиссом и взяткой?

А.Т. Таможенное законодательство прописано достаточно широко. И при должном толковании найти мелких правонарушений можно много. Возможно, компромисс станет дополнительным механизмом увеличения поступлений в казну. Но в каждом индивидуальном случае бизнесу нужно оценивать свои шансы на положительное решение суда.

Как будет работать электронная таможня?

А.Т. В ближайшем времени ничего, скорее всего, не изменится. На обеспечение таможен надлежащей техникой средства в бюджете на будущий год не предусмотрены. Разрешения, лицензии и прочие документы других органов, которые предъявляются сегодня на таможне, тоже должны быть в электронном виде. Но другие органы тормозят этот процесс. Поэтому сейчас электронные документы подаются вместе с бумажными. Например, чтобы получить в налоговой возмещение НДС, нужно иметь на грузовой таможенной декларации штамп таможни о том, что товар покинул пределы страны. Как поставить этот штамп, если документ в электронном виде? Пока ответа нет.

Насколько эффективной станет риск-ориентированная система выявления правонарушений при внешнеэкономических операциях?

А.Т. В Европе благодаря наличию такой системы досматривается всего 5% грузов. Какой процент будет у нас — неизвестно. Критерии для рисков ведь все равно формируются людьми. Например, к рисковым могут быть отнесены конкретные товары, отдельные субъекты, которые нарушают таможенные правила, тот или иной уровень таможенной стоимости для целых категорий грузов. Эти критерии будут закрытыми, обжаловать их невозможно. То есть чиновники смогут на свое усмотрение пересматривать риски в зависимости от того, каких поставок они ожидают. А «срабатывать» они будут действительно автоматически.

    Реклама на dsnews.ua