• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Игорь Калетник

Реклама на dsnews.ua

Согласно исследованию Всемирного банка Doing Business 2012 проблемы на таможне являются одним из ключевых факторов сложности ведения бизнеса в Украине. Оппоненты Таможенной службы утверждают, что причина, по которой тема задержки товаров на границе не сходит со страниц прессы в течение последних полутора лет, — чрезмерная свобода действий, которую дает инспекторам нынешняя редакция Таможенного кодекса. Глава ведомства Игорь Калетник заверил «ДС»: если раньше к каждой норме закона нужно было «подвязать» подзаконный акт Кабмина или ГТСУ, то теперь документ почти полностью состоит из норм прямого действия.

Игорь Григорьевич, вы заявили, что принятые изменения к Таможенному кодексу позволят увеличить приток инвестиций и повысить активность внешнеэкономической деятельности. За счет чего это станет возможным?

И.К. Самые большие надежды мы возлагаем на упрощение процедур таможенного оформления. Во-первых, субъект внешнеэкономической деятельности сможет оформлять грузы не только в своей территориальной таможне, но и в любом, выбранном на свое усмотрение, таможенном органе страны. Таможни будут конкурировать за право оформлять товары, поскольку импортер сможет выбирать и качество обслуживания. Во-вторых, мы сокращаем до четырех часов процедуру оформления груза. У декларанта появится возможность самому фиксировать в электронной системе время подачи декларации. В-третьих, введение понятия уполномоченного оператора позволит предоставить режим максимального упрощения для добросовестных и активно работающих с таможней импортеров и экспортеров.

Даже без этих новаций по итогам девяти месяцев 2011 года ГТСУ собрала на 30% больше, чем за аналогичный период 2010 года. Мы уже идем с опережением плана в 7–8 млрд грн. от росписи на текущий год. Наш план на 2011 год (115 млрд грн.) будет легко перевыполнен. В 2012 году при введении дополнительных стимулов доходы будут значительно выше, чем запланированные в проекте бюджета 120 млрд грн.

Многие импортеры утверждают, что инспектора неоправданно завышают таможенную стоимость товаров. Ваши подопечные уверяют, что просто заставляют бизнес правильно уплачивать налоги. Позволит ли обновленный кодекс избежать таких разночтений?

И.К. По моим данным, такого рода информацию распространяют преимущественно минимизаторы налоговых платежей. Еще контейнер в порт не зашел, а они уже говорят о том, что им завышают стоимость. Еще в минувшем году заниженная цена товаров была вопросом номер один в наших взаимоотношениях с предпринимателями. Сейчас проблема снята. В новом кодексе это решение зафиксируют более жестко: наш приоритет — это цена контракта, на границе мы будем требовать от импортеров четко оговоренный перечень документов. До сих пор у инспекторов была волшебная формулировка «и другие документы», позволявшая при растаможивании грузов требовать чуть ли не схему работы завода, на котором производится товар. С нового года эта практика канет в Лету.

Список документов для оформления товаров сократится?

Реклама на dsnews.ua

И.К. Для таможенного оформления субъект должен подать только два документа: подтверждение стоимости товара (например, контракт) и грузовую декларацию, в которой будут указаны прочие разрешительные бумаги. Их должен хранить у себя брокер, и количество этих документов с начала 2010 года уже уменьшилось вчетверо. За внесение неточной или заведомо неправдивой информации в грузовую декларацию ответственность несет именно брокер, а не импортер. В связи с этим брокеры должны будут страховать свою ответственность на сумму налогов, которую необходимо уплатить по декларации.

Обязательные страховки всегда вызывают возмущение. Как отреагировали брокеры на новацию?

И.К. Это нормальная европейская практика. Одна из задач таможни — собирать налоги в бюджет. Некоторые процедуры мы упрощаем, но казна от этого не должна страдать. Мы обязаны сбалансировать это упрощение повышением уровня ответственности.

В рейтинге Doing Business 2012 по критерию «внешняя торговля» Украина опустилась на четыре позиции из-за того, что стоимость оформления одного контейнера выросла. Почему так произошло и удешевит ли обновленный кодекс эти процедуры?

И.К. Мы связываем увеличение поступлений с одного контейнера с выведением части бизнеса из тени. Если раньше с одного корабля в казну поступало 300 тыс. грн., то сейчас — 3 млн. Что же поменялось? А ничего. Та же фактическая номенклатура, те же характеристики товаров. Только раньше итальянскую обувь завозили как тапочки, а дорогие аксессуары — как китайские канцтовары. А теперь все декларируется в соответствии с реальной стоимостью.

Помогут ли новые правила уменьшить очереди на границе?

И.К. Очереди по вине собственно таможни для нас уже давно пройденный этап. Функционирует трехуровневая система контроля накопления автомобилей на пунктах таможенного контроля, которая позволяет избежать таких ситуаций. Как только там собралось 15–20 машин, идет сигнал на уровне начальников постов — украинского и смежного государства. Если причину не удается выяснить и очередь продолжает увеличиваться, контактируют уже начальники таможен. Если и это не дает должного эффекта, я связываюсь с главой таможни Польши, Словакии, Венгрии в зависимости от того, на какой границе произошла задержка. Для нас очередь — это ЧП, а не норма.

Можно ли в будущем избежать ситуации, сложившейся сейчас на постах Южной таможни, когда контейнеры простаивают без оформления неделями?

И.К. Я уже сказал о норме четырехчасового оформления, которая позволит избежать задержек в будущем. Более того, теперь убытки от простоя по вине таможенников будут компенсироваться из бюджета. Раньше этой нормы не было. Однако есть целый ряд объективных факторов, которые приводят к ситуации, сложившейся в Одессе и Ильичевске. Во-первых, проблема может состоять в пропускной способности рамп, но это вопрос порта. Хотя по факту количество проходящих контейнеров по сравнению с минувшим годом выросло. Во-вторых, десятки компаний провозят их через таможенную территорию, но неделями не подают на таможенное оформление, надеясь, что товар не «заметят» и его можно будет беспошлинно ввезти в страну. Для добросовестных импортеров оформление контейнера занимает чуть более получаса. В-третьих, несмотря на изменения в законодательстве, ряд органов, например, ветеринары и санитары, не передают нам функций по документальному контролю импорта. Лабораторные проверки они все равно проводят не на границе. В новом Таможенном кодексе разночтений не будет: на границе должны остаться только пограничники и таможенные органы.

Но импортеры говорят о массовых задержках, в том числе и из-за того, что грузы дополнительно проверяют спецслужбы. Что вам известно об этом?

И.К. Действительно, южные таможенные посты сейчас отрабатывают правоохранительные органы. В частности, потому, что эти пункты являлись звеньями серьезных поставок наркотиков в страны ЕС. В 2010 году в течение короткого промежутка времени мы совместно со Службой безопасности выявили в Одесском порту 2 т кокаина и 1 т гашиша. Это же явно не контрольные партии. То есть трафик по данному направлению был хорошо налажен. Естественно, мы не хотим, чтобы эти поставки возобновлялись. Поэтому сейчас идет отработка данного канала с целью его ликвидации.

В СМИ появилась информация о том, что из-за этих задержек не поступают товары в крупные торговые сети, в головных офисах которых до этого побывали проверки.

И.К. Мы не отслеживаем поставки товаров в те или иные магазины. Если такие задержки и есть, то точно не по вине таможенных органов. За другие правоохранительные ведомства я отвечать не могу.

Вам так и не предоставили права на ведение оперативно-разыскной деятельности. Вы отказались от идеи получить такие полномочия?

И.К. Для нас оперативно-разыскная деятельность теперь не является столь приоритетной, как раньше. Ведь вместо тюрьмы товарная контрабанда по новым правилам будет наказываться лишь штрафами в размере 100% стоимости провозимого «под полой» товара и его конфискацией. Зато мы получили право проводить пост-аудит-контроль товаров, поступивших на нашу таможенную территорию. То есть их проверки уже внутри страны, которые позволят убедиться в адекватности предъявленных контрактов, озвученной цены и других условий поставок. Это будет риск-ориентированный контроль, и коснется он только недобросовестных предпринимателей. А «чистые» товары будут проходить максимально быстро. Как только система по одному из критериев выявляет риск — срабатывает автоматическая защита, и партию проверяют. А случаи, когда таможенник на свое усмотрение станет досматривать товар, уйдут в прошлое. Мы вообще хотим, чтобы предприниматель с инспектором встречались как можно реже.

Как будет работать норма о компромиссе в таможенном деле?

И.К. Это новация Таможенного кодекса. Мы станем определять случаи, когда нарушение таможенных правил не влечет за собой конфискацию товара, и пропускать его на территорию страны еще до завершения рассмотрения дела.

Можно ли ожидать, что электронная таможня заработает в полноценном режиме?

И.К. Да. Если ранее мы вводили возможность подачи электронной декларации как своего рода эксперимент внутренними распоряжениями, то теперь такое право субъекта внешнеэкономической деятельности закреплено законодательно. Технически мы к этому готовы. Количество предпринимателей, допущенных к электронному декларированию, увеличилось почти в 20 раз: если в начале 2011 года в реестре было 58 компаний, то на конец октября — 1229. С начала года мы уже оформили 75 тыс. электронных документов, в том числе 53,5 тыс. предварительных сообщений, 15 тыс. предварительных деклараций и 6,5 тыс. грузовых таможенных деклараций. Система отработана, электронные документы принимают все таможни. Но у нас есть большая проблема — разрешительные документы в электронном виде не предоставляет ни один из 22 органов госвласти, с которыми мы сотрудничаем по вопросам внешнеэкономической деятельности. Поэтому говорить о полноценном функционировании электронного документооборота пока не приходится. До 2016 года на полный переход на электронную работу с декларантами правительство обещает выделить нам 3,3 млрд грн.

    Реклама на dsnews.ua