Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Европейский суд помог России

Понедельник, 5 Августа 2002, 00:00

В конце июля  Европейский суд по правам человека обнародовал окончательное решение по делу российской «Совтрансавто-Холдинг» против Украины. Это первое дело, выигранное заявителем в Евросуде против нашей страны. Суд зафиксировал нарушение Украиной трех статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Наша страна обвиняется в нарушении прав россиян на владение имуществом на своей территории, на справедливый суд при защите их интересов.

Кроме того, правительство Украины обвиняется в дискриминации российской компании по национальному признаку. Решение суда окончательно и обжалованию не подлежит.

Теперь проблема заключается в том, каким же образом будет урегулирован вопрос о компенсации потерь российской стороне, которые Европейский суд оценивает в $15 млн. И если украинская судебная система в очередной раз не захочет увидеть грубейших нарушений законодательства в возникшем споре, выплачивать компенсацию потерпевшим придется за счет бюджета Украины. Возможен и другой вариант — вернуть «Совтрансавто-Холдинг» принадлежащее ей имущество.

СП «Совтрансавто-Луганск» было создано в 1993 г. и занималось очень прибыльным делом — международными перевозками. Россиянам в этом СП принадлежало 49% акций. По данным Европейского суда по правам человека, в результате трех незаконных эмиссий акций (без согласия россиян и при грубом нарушении прав на преимущественное приобретение акций) доля «Совтрансавто-Холдинг» в луганском СП сократилась до 20,7%. Владельцами дополнительно выпущенных акций становились члены семьи и приближенные руководства СП. Кстати, Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку признала, что решения «Совтрансавто-Луганск» были незаконными, и это тоже фигурирует в деле Европейского суда. Все решения об изменении устава СП были зарегистрированы в Луганском исполнительном комитете — это и стало причиной того, что ответственность за содеянное теперь несет правительство Украины.

Со временем руководители СП решили преобразовать «Совтранс-авто-Луганск» в ЗАО «Транс-Кинг», куда были переданы активы СП. Здесь особо следует отметить диспропорцию между стоимостной оценкой передаваемого имущества и акций ЗАО. Для обмена в 1999 г. были составлены три соглашения. В частности, в обмен на акции ЗАО «Транс-Кинг» общей стоимостью 15,5 тыс. грн. было передано имущество СП «Совтрансавто-Луганск» на сумму 5,14 млн грн. Второе соглашение предполагало обмен акций стоимостью 5 тыс. грн. на взнос в уставный фонд Восточно-промышленного коммерческого банка на сумму 1,96 млн грн. Третье соглашение предполагало обмен акций стоимостью 37 тыс. грн. на живые деньги в объеме 7,8 млн грн. В итоге компания «Совтрансавто-Холдинг» практически не входила в состав акционеров ЗАО. Поэтому россияне подали иск в Арбитражный суд Луганской области против «Совтрансавто-Луганск» и исполкома города. Однако Арбитражный суд в иске отказал. В марте 1998 г. Высший арбитражный суд отменил решение суда и передал дело в Арбитражный суд Киевской области. Однако последний в иске россиянам отказал. Заявитель в лице «Совтрансавто-Холдинг» обратился в ВАСУ, но безуспешно. Обращение в Генпрокуратуру тоже было безрезультатным. Затем пошла волна судебных разбирательств, однако россияне по-прежнему оставались при своих интересах.

В мае 1999 г. компания «Совтрансавто-Холдинг» обратилась в Европейский суд по правам человека, который установил, что «различные вмешательства украинских властей, действующих на высшем уровне, были несовместимы с понятием «независимого беспристрастного суда». Правительство Украины (его интересы на суде в Страсбурге представлял Минфин) пыталось доказать, что Европейский суд не может рассматривать заявления по фактам, имевшим место до вступления в силу Конвенции по правам человека для Украины, то есть до 11 сентября 1997 г. Однако суд признал, что обесценивание акций заявителя происходило не только до 11.09.1997 г., — третий этап начался в ноябре 1997 г.

Июльское решение Европейского суда не стало неожиданностью для правительства Украины. Дело в том, что процедура Европейского суда предусматривает двухэтапное рассмотрение заявления. Вначале суд выясняет, является ли дело приемлемым для рассмотрения в соответствии с юрисдикцией Европейского суда по правам человека, то есть входит ли дело в его компетенцию. И такое решение — о приемлемости — было принято еще в сентябре 2001 г. После этого прошло почти 10 месяцев, в течение которых заявитель в лице «Совтрансавто-Холдинг» безуспешно пытался доказать в украинских судах свою правоту. В июле последовало окончательное решение Европейского суда по правам человека, обеспечивающее верховенство права для национального законодательства Украины.

Пока сложно предсказать, каким образом будут развиваться события в дальнейшем. Юристы фирмы «Салком», сопровождающие дело «Совтрансавто-Холдинг» в судебной системе Украины и в Европейском суде по правам человека, считают, что суд предоставил право нашему государству добровольно выполнить это решение. По словам вице-президента «Салкома» Наталии Кузнецовой, процедура внедрения решения Европейского суда по правам человека предполагает определенный срок, чтобы довести до логического завершения некоторые суммы справедливой компенсации. «Процедура может быть самой категоричной, когда из резервного фонда Кабинета Министров выплачивается разумная компенсация, а затем решается вопрос о конкретных виновниках и предъявлении регрессных требований. То есть государство выступает как гарант соблюдения прав в Украине. Но мне кажется, что сегодня еще не утрачена возможность для более гибкого решения этого вопроса. Можно устранить нарушения прав российской компании в Украине за счет непосредственных виновников», — считает Наталья Кузнецова.

Удастся ли это сделать — большой вопрос. Дело в том, что с документами АО «Совтрансавто-Луганск» приключились непредвиденное. Акт, составленный в ЗАО «Транс-Кинг», гласит, что «в подвальном помещении административного здания произошла авария канализационной системы, вследствие чего пострадавшие документы восстановить невозможно». О том, что вся эта история дурно пахнет, в акте нет ни слова.