• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

«Генеральские» дела Генеральной прокуратуры

Реклама на dsnews.ua

Генеральная прокуратура Украины планирует привлечь к ответственности 13 генералов по обвинению в причастности к двум наибольшим авиакатастрофам за историю страны. Восемь из них  фигурируют в деле о крушении Су-27 во Львове в июле этого года и пять — в деле о поражении украинской зенитной ракетой С-200 российского пассажирского лайнера Ту-154 в октябре 2001 г.

Но вовсе не эта информация вызвала огромный резонанс, а то, что украинская прокуратура потребовала у россиян поднять со дна морского обломки самолета, уцелевшие фрагменты ракеты и... останки тел погибших граждан России и Израиля.

Начальник Главного управления военных прокуратур ГПУ Александр Атаманюк заявляет, что среди вещественных доказательств, переданных российской прокуратурой по делу Ту-154, нет ни одного фрагмента самолета и корпуса ракеты. На сегодняшний день, по его словам, россияне передали украинским коллегам лишь пробы морской воды с места катастрофы, шарики из боевой части ракеты С-200 и т. п. «Чтобы привлечь к уголовной ответственности людей, надо собрать все доказательства. Потому что в суде обязательно будет поднят вопрос, была ли техническая возможность поднять останки самолета», — считает Атаманюк. Кроме того, говорит он, только после выполнения этих требований Киева «мы сможем бесспорно утверждать, что самолет поразила ракета, и доказать вину должностных лиц». При этом, по признанию Атаманюка, «альтернативных доказательных версий» катастрофы Ту-154, помимо существующей о поражении украинской ракетой, нет.

Нынешнее требование Киева в Москве с уверенностью называют невыполнимым. «На 98% проведение таких работ к успеху не приведет», — утверждает исполняющий обязанности начальника Управления поисково-спасательных работ ВМФ РФ Николай Макарчук. Он объясняет это отсутствием необходимого оборудования, большой глубиной (около 2 км) предполагаемого участка Черного моря, огромным радиусом разброса останков самолета, а также сильной заиленностью дна и высоким содержанием сероводорода. Кстати, на вопрос о том, кто должен финансировать это меро-приятие, в Киеве отвечают: вопрос изучается.

Другой российский специалист на минувшей неделе прокомментировал не техническую сторону дела, а возможные мотивы требования украинской Генпрокуратуры. «Скорее всего, официальные лица на Украине пытаются затянуть процесс выплаты компенсаций жертвам этой трагедии, так как на украинском флоте еще есть достаточно опытные и авторитетные специалисты водолазного дела, которые, безусловно, объясняли руководству несостоятельность этой идеи», — заявил командир 328-го экспедиционного отряда Василий Величко.

Авторы публикаций в российской прессе уже опасаются, что выполнение своего сверххлопотного требования Украина увяжет с вопросом о выплате компенсаций пострадавшим. Ведь в многочисленных процессах по искам родственников погибших к украинскому Минобороны военные кивают на неоконченное следствие: мол, наша вина еще не доказана, а значит, и о выплатах вопрос поднимать рано. Святослав Пискун настаивает, что следствие сможет сделать свои выводы после получения полного отчета об обследовании поднятых останков. В Украине к предстоящей операции начали бодро готовиться. В частности, в интервью одному телеканалу руководитель поисково-спасательной службы ВМС Украины Сергей Гайдук заявил: «Создана группа, которая в данный момент осуществляет теоретическую подготовку и проводит целый ряд мероприятий в барокамерах по подготовке к работе на глубинах свыше 60 метров».

На фоне подобных действий чиновников в военных и прокурорских погонах достижения украинских дипломатов в переговорах с Москвой уже не кажутся такими весомыми, как еще две недели назад. На встрече госсекретаря МИД Украины Александра Чалого и статс-секретаря МИД РФ Валерия Лощинина 25 ноября оба демонстрировали небывалое взаимопонимание и прогресс в поисках компромисса. В январе будущего года на очередной встрече в Москве, по их словам, должна быть определена сумма компенсаций для тех потерпевших, кто согласится принять ее в обмен на отказ судиться с государством Украина и его Минобороны. Чалый сообщил, что его ведомство в настоящее время работает над тем, чтобы необходимую на компенсации сумму заложили в проект бюджета на 2003 г., а также поставить точку в трагедии с Ту-154 и уже осенью 2003 г. начать выплаты компенсаций семьям 78 погибших.
23 декабря в Печерском районном суде Киева состоятся очередные слушания по искам родственников. Адвокаты Минобороны, Кабмина и Госказначейства (ответчики по делу о возмещении ущерба) предъявили суду ходатайство об объединении в одно производство всех 13 дел (общая сумма исковых требований составляет 21 млн грн.), находящихся на рассмотрении в Печерском суде. Свое прошение ответчики мотивируют тем, что все эти иски однотипны, кроме того, это необходимо, чтобы судьи во время изучения материалов дела не толковали по-разному некоторые обстоятельства катастрофы. Судья пока не принял решения по этому ходатайству.

Реклама на dsnews.ua

Практически нет для следствия неясностей и в деле о трагедии на львовском аэродроме «Скнылив» 27 июля, унесшей жизни 77 человек. Как и сразу же после крушения Су-27, сегодня заявляют, что непосредственной причиной катастрофы стало нарушение летного задания пилотами, управлявшими самолетом, а также просчеты ряда должностных лиц. Всего Генпрокуратура намерена привлечь к уголовной ответственности 13 человек, включая восемь генералов. Тем не менее, под стражей сейчас остался лишь командир экипажа разбившегося самолета подполковник Владимир Топонарь. Второй пилот Юрий Егоров все еще находится на лечении в Виннице.

Как известно, на позапрошлой неделе военный апелляционный суд западного региона не удовлетворил ходатайство Генеральной прокуратуры о продлении срока содержания под стражей Анатолия Третьякова, исполнявшего обязанности начальника полета 27 июля на военном аэродроме «Скнылив», а также помощника начальника полетов Юрия Яцюка. Судья принял такое решение в связи с тем, что расследование дела подходит к завершению и соответствующие документы собраны, обвиняемые не могут повлиять на ход следствия и установление истины по сути дела. Зато пилот Топонарь, по мнению суда, может, как оказалось, негативно влиять на ход следствия и помешать установлению истины по этому делу даже при том, что уже выполнены все необходимые следственные действия.

Однако в Генпрокуратуру до сих пор не поступил акт расследования госкомиссии — заявляет военная прокуратура. Председатель этой комиссии секретарь СНБО Евгений Марчук сообщал ранее, что выводы направлены в государственный архив. «Мы их изымем и приобщим к следствию, после чего назначим комиссионную авиационно-техническую экспертизу (которая должна ответить более чем на 50 вопросов), потом предъявим окончательное обвинение и направим его в суд. Это займет пару месяцев», — заявил 4 декабря Александр Атаманюк.

    Реклама на dsnews.ua