• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Грядут изменения на оптовом рынке электроэнергии

Реклама на dsnews.ua

5 февраля председатель Комитета Верховной Рады по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности Андрей Клюев заявил журналистам о необходимости изменить правовую систему взаимоотношений на оптовом рынке электроэнергии Украины (ОРЭ). По его словам, этому рынку, возможно, стоит перейти на договоры комиссии, что станет переходным этапом к прямым соглашениям. В комментариях для «ДС» г-н Клюев уточнил, что изменения, скорее всего, будут введены путем корректировки закона об электроэнергетике.

В случае внедрения на ОРЭ договоров комиссии ГП «Энергорынок» перестанет быть владельцем не принадлежащей ему электроэнергии. ОРЭ превратится в комиссионера, которому электростанции поручат продажу своего продукта. Главная цель таких изменений — предоставить возможность электростанциям отвоевывать через суды свои долги у ОРЭ, ведь сегодня задолженность рынка перед генерирующими компаниями достигла 15 млрд грн.

Разговоры о введении договоров комиссии ведутся не один год, однако пока безуспешно. Осенью 2002 г. правительство утвердило Концепцию функционирования и развития оптового рынка электроэнергии Украины. Документ предусматривает постепенный переход (в течение пяти лет) на продажу энергии путем подписания двусторонних контрактов между генерирующими компаниями, поставщиками и потребителями электроэнергии. Однако в концепции не были учтены предложения экс-министра энергетики Алексея Шеберстова (он входил в состав правительственной комиссии, разрабатывающей этот документ) о превращении энергорынка в комиссионера. Тогда же г-н Шеберстов сказал «ДС» (ноябрь 2002 г.), что концепция рассчитана на перспективу, однако не решает проблемы несовершенства правовых отношений на рынке. Аргументы его оппонентов сводились к тому, что если будут внедрены договоры комиссии, электростанции начнут приватизировать энергопоставляющие компании.

Ущемление интересов тех, кто генерирует электроэнергию, не может длиться вечно. Особенно непримиримую позицию в этой проблеме занимает единственная в Украине частная генкомпания «Востокэнерго». За девять месяцев 2002 г. она отпустила на рынок продукции почти на 1,5 млрд грн., однако рынок задолжал ей 220 млн грн. В 2003 г. компания получает с рынка примерно половину средств — только за 20 дней января долг ей увеличился примерно на 60 млн грн.

На фоне углубления проблем распределения средств энергорынка вполне логичным выглядит заявление председателя профильного парламентского комитета о необходимости совершенствовать взаимоотношения на рынке. Масштабы проблемы измеряются суммой в 17 млрд грн. — это годовой оборот энергорынка, который по утверждаемому алгоритму делят между собой участники энергобизнеса. В этой связи очередной всплеск эмоций наблюдался 6 февраля на совете ОРЭ, когда утверждался алгоритм распределения средств на текущий месяц. Под давлением Минтопэнерго голосующие директора оставили алгоритм таким же, как и в январе. Известно, что в прошлом месяце в приоритете были атомщики — НАЭК «Энергоатом» получила 105% оплаты, а тепловая генерация — лишь 65% (всего в январе энергорынок получил 1,4 млрд грн., уровень оплаты составил 80%). Представители генкомпаний сетуют на то, что у них не хватает средств на оплату энергоносителей, не говоря о развитии. Известно, что с начала года долги станций за газ перед НАК «Нафтогаз України» увеличились на 216 млн грн. К этой сумме следует приплюсовать более чем миллиардную задолженность за прошедшие годы.

Ныне тепловики оказались в положении атомщиков, в котором те пребывали до середины 2002 г. Тогда «Энергоатом» получал с энергорынка примерно половину принадлежащих ему средств из-за многочисленных чрезвычайных ситуаций на ОРЭ. При этом проблем у атомщиков не меньше, чем у тепловиков, с той лишь разницей, что АЭС являются носителями еще и ядерной опасности. Кстати, оптовый тариф на атомную энергию составляет 6,5 коп. за кВт.ч — это почти в два раза ниже, чем для ТЭС (примерно 12 коп.). Не стоит забывать, что в августе 2002 г. по инициативе правительства Национальная комиссия по регулированию электроэнергетики (НКРЭ) снизила тариф для АЭС, а заодно выпустила постановление «Об утверждении графика возврата средств НАЭК «Энергоатом». За сентябрь–декабрь прошлого года был погашен долг за недоплату атомщикам в период введения чрезвычайных ситуаций, осталось доплатить 26 млн грн. Кроме того, снижая тариф, правительство обязалось оплачивать компании все 100% за ее продукцию, на чем фактически и настояло Минтопэнерго на заседании ОРЭ 6 февраля.

Другой вопрос, почему «Энергоатом» не расходует свои средства по назначению, а за проколы в его работе несут финансовую ответственность тепловые электростанции? В последнее время энергоблоки АЭС все чаще выходят из строя, однако никаких санкций это не влечет. В то же время (по данным Минтопэнерго) в январе из-за нарушения режима работы ТЭС им были сокращены перечисления на 6,2 млн грн. Требуя равноправия, в конце января совет ОРЭ поручил специальной рабочей группе разработать систему экономических санкций и к НАЭК «Энергоатом», которые будут применяться в случае нарушения режима работы.

Реклама на dsnews.ua

О масштабах финансовых проблем компании стало известно 31 января на наблюдательной коллегии НАЭК (глава коллегии — народный депутат Андрей Деркач). Помощник первого вице-премьера Татьяна Амосова сообщила, что в 2002 г. компания получила с энергорынка 6,5 млрд грн. за отпущенную электроэнергию (это на 1,2 млрд грн. больше, чем в 2001 г.). Со второго полугодия минувшего года «Энергоатом» стал получать стопроцентную оплату, однако почему-то дополнительно привлечены кредиты на сумму 459 млн грн. «При этом не погашались долги прошлых лет. Сумма кредитов уже превысила месячный оборот НАЭК. Это большой риск для компании, в которой работают примерно 40 тыс. человек. По процентам за кредиты заплачено 72 млн грн., за счет этой суммы можно было бы выполнить ряд серьезных мероприятий по безопасности АЭС», — считает г-жа Амосова. По ее данным, на повышение ядерной безопасности потрачено 60–80% от требуемого объема, при этом деньги в основном израсходованы на закупку оборудования. Сами же мероприятия выполнялись на разных станциях на 13–25%. Кроме того, на финансирование повышения ядерной безопасности АЭС с сентября по декабрь 2002 г. в тарифе предусмотрено 44 млн грн. за счет валовых расходов и 31,7 млн грн. — за счет прибыли. Но, по данным «Энергоатома», за этот период потрачено всего лишь 3,3 млн грн. Одновременно компания перерасходовала на административные траты 5,6 млн грн., другие операционные затраты — 44,9 млн грн. Расходы, которые вообще не предусмотрены структурой тарифа, — это потери от реализации векселей — 13,9 млн грн., предоставление займов работникам компании — 1,2 млн грн. И на этом перечень непредвиденных расходов не завершается.
Вполне очевидно, что при таком раскладе совету ОРЭ стоит подумать, надо ли платить «Энергоатому» все 100% средств, недоплачивая тепловикам значительные суммы.

    Реклама на dsnews.ua