• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 39.8
Спецпроекты

Будущее после войны. Каковы шансы Зеленского

Попытка создания Зеленскому образа "сильного лидера" может привести к побочному эффекту — ассоциации со Сталиным и прочими диктаторами, такими как Путин и Лукашенко

Владимир Зеленский
24 канал
Реклама на dsnews.ua

Сильный лидер или демократия?

По данным Киевского международного института социологии (КМИС), 58% респондентов считают, что сейчас для Украины важнее сильный лидер, чем демократическая система. И только 27% — что, наоборот, важнее демократическая система, чем сильный лидер. (Остальные 14% затруднились с ответом.) Опрос был проведен в июле по заказу гражданской сети "Опора" при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

По данным Фонда "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива и социологической службы Центра Разумкова, 64% респондентов считают, что демократия является наиболее предпочтительным типом государственного устройства для Украины. Только 14% считают, что при определенных обстоятельствах автократия может быть лучше, чем демократия, и еще 13% говорят, что для них неважно, каков тип режима. (Остальные 9% затруднились с ответом.) Опрос был проведен 5-12 августа при грантовой поддержке Университета Бремена и Международного фонда "Возрождение".

Авторы этого исследования подчеркивают, что такие показатели поддержки демократии самые высокие за многие годы наблюдений. До 2014 года приоритетность демократии поддерживали менее 50%, после Революции Достоинства этот показатель вырос до 54%, но только после начала большой войны он впервые превысил 60%.

Расхождение с данными КМИС, можно сказать, мировоззренческое. Но это говорит не о том, что кто-то наврал. Это говорит об искусстве постановки вопросов: КМИС спрашивал о том, что нужно украинцам сейчас, во время большой войны, а "Деминициативы" и Центр Разумкова — об идеале на будущее. Чуть поменял формулировку вопроса — и результат совсем другой.

Возможен ли украинский Сталин

Это имеет прямое отношение к будущим выборам, когда бы они ни состоялись. Есть много признаков того, что на Банковой собираются максимально эксплуатировать тему сильного лидера. И тут очень кстати оказался опрос КМИС — не зря его обильно цитировали на "едином телемарафоне".

Реклама на dsnews.ua

Можно услышать даже сравнения со Сталиным. Дескать, когда тот победил в войне, его вся страна боготворила, и у нас будет точно так же.

Но если на Банковой решат построить на этом предвыборную стратегию, это может сыграть против Зеленского. Ибо автократия (как подсказывает опрос "Деминициатив" и Центра Разумкова) — это совсем не та Украина, о которой мечтает большинство украинцев и за которую они воюют.

К тому же Россия ни во времена Сталина, ни до него никакой демократии не знала. Первый жалкий опыт потерпел фиаско в январе 1918-го вместе с Учредительным собранием.

А Украина за 31 год после восстановления независимости успела провести уже семь президентских выборов, которые каждый раз проходили в условиях реальной демократии и очень жесткой политической борьбы. При этом пять раз из семи (кроме выборов Кравчука в 1991-м и вторых выборов Кучмы в 1999-м) по результатам выборов происходила смена властной команды.

Кстати, отношение к Сталину в Украине сейчас, по данным КМИС, гораздо более негативное, чем раньше. Опрос, проведенный 6-20 июля, показал, что доля респондентов, которые относятся к этому персонажу негативно ("с неприязнью, раздражением", "со страхом", "с отвращением, ненавистью"), по сравнению с аналогичным прошлогодним опросом выросла с 38% до 64%. Доля тех, кто заявил, что ему "безразлично", сократилась с 34% до 23%. А доля опрошенных, которые выразили позитивное отношение ("с восхищением", "с уважением", "с симпатией"), упала с 18% до 5%.

Как отмечают авторы этого исследования, именно сейчас, после полномасштабного российского вторжения, общественное мнение украинцев кристаллизовалось. И в своем отношении к Сталину украинцы теперь являются антиподами россиян, хотя всего лишь 10 лет назад все было по-другому. Тогда, в 2012-м, позитивно относились к Сталину 28% россиян (по данным "Левада-центра") и почти столько же, 23%, украинцев (по данным КМИС). К 2021 г. любовь россиян к Сталину выросла до 59%, а сейчас она наверняка еще выше, тогда как среди украинцев любителей советского диктатора, как уже было сказано, сейчас осталось лишь 5%.

Подчеркнем, что у почитателей тирана главный мотив — не то, что он победил в войне, а именно его пресловутая "сильная рука". Их любимое проклятие — "Сталина на вас нету". Подразумевается, что был бы Сталин, то все несогласные сидели бы в концлагерях и рыли беломорканалы.

Дилемма Зеленского

На практике дилемма, стоящая перед Зеленским, сведется к вопросу о правилах игры во время выборов (как парламентских, так и президентских). Будут ли допущены все кандидаты (за исключением коллаборантов) — или же самым опасным конкурентам откажут в регистрации. Будет ли полноценная свобода слова — или же в эфире останутся только телеканалы, лояльные к власти. Будут ли равные возможности для агитации — или же одни партии получат режим наибольшего благоприятствования, а другие — уголовные дела. Наконец, будет ли честный подсчет голосов — или же фальсификации с использованием электронного голосования.

И вот попытка установить явно несправедливые правила игры может, наоборот, снизить шансы Зеленского и его команды. Тем более что этой команде свойствен глубокий дилетантизм, а дилетанты обычно оставляют после себя множество улик, по которым легко вычислить их планы. И даже профессионалы не застрахованы от эксцесса исполнителя — когда кто-то где-то перестарается так, что это вызовет возмущение во всем обществе.

Конечно, Банковая может объявить, что "сильная рука" — это запрос общества. Однако попытка создания Зеленскому образа "сильного лидера" может привести к побочному эффекту — ассоциации со Сталиным и прочими диктаторами, такими как Путин и Лукашенко. И этот побочный эффект может оказаться фатальным для нынешней властной команды, особенно если оппозиция положит его в основу своей стратегии.

Как ни парадоксально, но демократические правила игры дадут Зеленскому и его команде больше шансов. Тем более что это необходимое условие западной поддержки и продвижения в Евросоюз — а этот фактор будет играть на выборах заметную роль. Все-таки Украина — это не СССР сталинских времен, который захватил пол-Европы и располагал ресурсами для восстановления экономики. Украинская власть будет критически зависеть от западной финансовой помощи. И Зеленскому, наверное, захочется похвастаться тем, что нам дали "план Маршалла 2.0" (как во время войны дали "ленд-лиз 2.0") и признали наш прогресс на пути в ЕС.

И вообще, образ политика, который не боится никаких конкурентов, совершенно не боится честных выборов и абсолютно не боится проиграть, — это ведь тоже очень сильный образ, способный укрепить популярность. Но эту роль нельзя сыграть фальшиво. Нельзя не в том смысле, что невозможно, а в том, что лучше уж вообще ее не играть, чем играть фальшиво. Хотя на Банковой, конечно, могут думать по-другому.

    Реклама на dsnews.ua