• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Игорь Шевченко: Меритократ

Юристы любят использовать термины, слабо известные широкой общественности. Наверное, только юрист мог назвать свою партию Меритократической и всерьез
Реклама на dsnews.ua

Юристы любят использовать термины, слабо известные широкой общественности. Наверное, только юрист мог назвать свою партию Меритократической и всерьез рассчитывать на широкую популярность сложно выговариваемого бренда. Впрочем, Игорь Шевченко еще до ухода из бизнеса был известен умением находить нестандартное решение проблемы. На ближайших парламентских выборах он может добиться успеха благодаря более раскрученной политической силе.

Киевский миллионер Игорь Шевченко имеет забавную, но очень полезную привычку. Он записывает свои размышления и новые идеи на диктофон, а потом прослушивает. Такой прием позволяет посмотреть на себя как бы со стороны и понять, что именно является по-настоящему важным и стящим. После очередного "прослушивания" себя два года назад Игорь Шевченко вдруг понял, что наступил момент… бросить бизнес.

К тому времени компания "Шевченко, Дидковский и партнеры" была одним из лидеров в отрасли юридических услуг. Многие коллеги и клиенты расценили этот шаг как сумасшествие. Сам же Шевченко с головой окунулся в политику. Он с удовольствием рассуждает о путях развития страны и возрождения экономики. При этом авторитетно ссылается на зарубежный опыт — за плечами у него университеты Гарварда и Йеля. Вот только обязательной для успешного украинского политика готовности агрессивно бороться за власть любыми методами у Игоря Шевченко пока не наблюдается.

Некая "нездешность" легко угадывается даже в названии политической силы, которую придумал, создал и финансирует миллионер. Меритократическая партия Украины пока мало известна избирателям. Но, как это часто бывает, чем меньше организация, тем больше амбиции. Члены партии настоятельно требуют от лидера не жалеть денег на избирательную кампанию, чтобы пройти в парламент уже на выборах ближайшей осенью. Однако он в ответ пока молчит. Причина легко угадывается. Буквальный перевод слова "меритократия" — власть достойных. Но избытка достойных спонсоров у партии пока нет.

А повторять грустное приключение другого известного юриста, Олега Рябоконя, бросившего бизнес-карьеру ради политики и занявшего в 2010 году на президентских выборах последнее место, Шевченко не желает.

  Можете ли вы за полгода до выборов официально объявить, что Меритократическая партия будет принимать участие в избирательной гонке в парламент?

— Это возможно, но окончательное решение еще не принято.

Реклама на dsnews.ua

  В социальной сети "Меритократ" некоторые личности настаивают на участии партии в выборах, обвиняя вас в нерешительности. Возникали ли внутрипартийные конфликты по этому поводу?

— Никаких конфликтов реально нет. И дело здесь не в нерешительности. По сегодняшнему явно дискриминационному избирательному закону для участия в выборах необходимо только в ЦИК внести залог в размере два миллиона гривен. Пока у нас нет таких денег. Я предложил однопартийцам отказаться от участия в этих выборах по партийным спискам в пользу выдвижения кандидатов в мажоритарных округах, а партии — готовиться к следующим выборам в местные советы. Однако некоторые запротестовали. Один активный и влиятельный член партии даже вызвался найти необходимые деньги. Поэтому на данный момент мы не исключаем возможности участвовать в этих выборах именно как партия.

Ко мне постоянно приходят люди, которые прочитали полторы книги, и заявляют, что будут моими духовными и идеологическими наставниками. Им говоришь: "спасибо, не надо", а они обижаются. Для привлечения внимания к своей персоне даже пытаются провоцировать споры, но это все рабочие моменты.

  Тем временем ходят слухи, что вы ведете переговоры с другими партиями об объединении. Это правда?

— Да, мы ведем переговоры с Анатолием Гриценко и партией "УДАР Виталия Кличко". Особенно мы продвинулись в переговорах с командой Кличко. У нас очень близкие политические позиции, принципы и ценности. В ближайшее время запланирована встреча с Виталием для финализации договоренностей уже на уровне лидеров. После президентских выборов я предлагал объединить усилия Олегу Рябоконю, он сказал, что подумает, но вот уже два года как думает.

  После того как вы зарегистрировали торговую марку "Меритократ", в политических кругах заговорили, что партия — просто ваша частная собственность. На что рассчитан этот шаг?

— Да, я зарегистрировал такую торговую марку. Такой шаг рассчитан на защиту этого слова от коммерческого использования людьми, не имеющими отношения к меритократии и партии.

Я готов передать эту торговую марку партии, когда увижу, что есть кому передавать. Нам еще нужно найти таких людей — с масштабным мышлением, с багажом успешного жизненного опыта, желанием и возможностью тратить много времени на политическую деятельность. Такие люди уже начинают появляться. Например, Сергей Коннов, известный адвокат, уже несколько месяцев активно работает в партии, и в ближайшее время я планирую назначить его заместителем председателя партии. Думает о присоединении к нашей команде и Павел Шеремета — основатель и первый декан Киево-Могилянской бизнес-школы. Последние три года он был советником премьер-министра Малайзии по реформам. Вот это как раз требуемый уровень и масштаб мышления.

  Но пока люди нужного масштаба в дефиците, вы финансируете партию единолично?

— На данный момент процентов на 99. Есть, конечно, членские и благотворительные взносы — но это пока копейки. В этом году мы планируем активизировать работу по привлечению средств от социальных инвесторов, которые готовы поддерживать наши идеи и программы без личных обязательств.

  Меритократия — власть достойных. Как вы планируете не допускать недостойных к власти — тесты проводить?

— Конечно! В первую очередь политики должны проходить элементарный психиатрический осмотр. Ведь сейчас среди них на высшем уровне есть люди, у которых явные проблемы с психикой. Тест на интеллект, кругозор и уровень знаний также крайне необходим. Но он должен проверять не столько уровень IQ, сколько конкретные знания в определенных сферах, а также способность здраво и аналитически мыслить. Подобный тест мы планируем разработать и ввести в нашей партии, поскольку мы уже сейчас сталкиваемся с не совсем адекватными людьми, которым удается проникать в партию. Это люди без необходимого багажа знаний и успешного опыта, но с необоснованно большими амбициями.

  Правда ли, что к работе с партией вы пытались привлечь политтехнологов Сергея Гайдая и Олега Медведева?

— У нас давние приятельские отношения с Сергеем Гайдаем. Мы регулярно общаемся, обмениваемся идеями и мыслями. Я читаю его статьи, иногда черпаю из них идеи. Например, именно он когда-то посоветовал мне создать общественно-политическую социальную сеть, и я ему за это благодарен. Однажды, правда, я к нему обратился с предложением поработать с нашей партией уже официально за фиксированную сумму в месяц, но в его фирме сказали, что сумма, которую мы можем платить, слишком маленькая, на этом разговоры о работе с его фирмой закончились. С Олегом Медведевым я знаком сравнительно недавно. С ним мы тоже обсуждали варианты сотрудничества, но по причине его занятости в других политических проектах мы стали просто приятелями, он иногда по дружбе помогает мне советами.

Гламурный служитель Фемиды

Продолжительное время на известном в среде юристов сайте "Юрлига" на главной странице висел опрос: "Как вы относитесь к инициативе И. Шевченко и О. Рябоконя покинуть юридический бизнес ради общественно-политической работы?" Результаты его несколько удивили: большинство опрошенных юристов одобрили подобный шаг экс-коллег. Как и Олег Рябоконь (подробнее — см. "Личное дело", "ВД" №8, 2008 г.), бросивший юридическую практику из-за постоянного "психологического насилия" в этой сфере, Игорь Шевченко, похоже, просто устал от бизнеса. Такое случается с людьми, которые заработали определенную сумму, достаточную, по их мнению, для безбедного существования до конца жизни. Наш герой — своеобразный рантье с политическими амбициями. И хотя в его офисе многие вещи, в частности статуэтки Фемиды, еще указывают, что их владелец имел непосредственное отношение к этой богине, сам меритократ возвращаться в бизнес не намерен. Свою категоричность объясняет тем, что достиг всего и сейчас настало время ставить новые цели и достигать их. Традиционный для многих чиновников и депутатов вариант совмещения бизнеса и политики он не приемлет.

Между тем мало кто знает, что бизнес-опыт Игоря Шевченко не ограничивается юридическими услугами. Он пробовал себя на полиграфическом и медиарынке. Почитательницы моды и светской хроники наверняка хорошо помнят широко рекламируемый лет пять назад глянцевый журнал Elite Club. Его владельцем был юрист Игорь Шевченко. Своим детищем он явно гордится — пытался привить светским львицам интеллектуальную составляющую. Вспоминает, как многие нардепы восхищались его изданием, которое бесплатно раздавалось в парламенте. Однако вследствие финансового кризиса рекламный бюджет журнала на порядок снизился, и, по признанию меритократа, он стал слишком дорогой игрушкой, от которой пришлось отказаться. На данном этапе главная бизнес-задача для лидера партии — поиск инвесторов для своего политического детища.

  Партнеры предлагали вам остаться в бизнесе?

— Да, был разговор о том, чтобы я остался в качестве номинального партнера или хотя бы оставил фамилию в названии фирмы. Но я не захотел, ведь это все равно репутационные риски. Одно дело, когда ты руководишь и это твоя ответственность, и совсем другое — когда у руля фирмы стоят другие люди, а имя в названии — твое.

  Какой сегодня ваш главный источник доходов?

— Пассивные доходы от недвижимости. Это ряд офисных и жилых помещений, которые я сдаю в аренду.

  Правда, что недвижимостью занимаются ваши родственники?

— Да, преимущественно брат (Павел Шевченко — прим. "ВД").

  Финансирование партии производится благодаря старым доходам от юридического бизнеса или же прибыли от недвижимости?

— Конечно, из новых доходов от недвижимости, а также доходов от процентов на депозиты. Я стараюсь пока не тратить сбережения от доходов бывшего бизнеса, которые являются базовыми для меня.

Скандальный развод

На политическом поприще Меритократическая партия, а также ее лидер еще не заработали черных отметин в виде компромата. Приятное обстоятельство, по признанию самого Шевченко, вызвано тем, что крупные игроки политического поля не воспринимают всерьез их силу, для которой подобная недооценка только лишний стимул "подкачать мышцы". Однако на репутации самого лидера меритократов все-таки имеется темное пятно. "Развод" учредителей и ребрендинг юркомпании "Шевченко, Дидковский и партнеры" не прошли без скандала. Еще при старом названии компании (сейчас она называется "Астерс") Игоря Шевченко, а также его друга и по совместительству соучредителя Алексея Дидковского партнеры начали обвинять в нечестном разделе доходов фирмы. По их мнению, львиная доля оседала в карманах соучредителей, тогда как другим перепадали крохи со стола. Претензии к Дидковскому через некоторое время отпали, поскольку он "остался в деле", продолжив работать в фирме. Под ударом оказался Шевченко. Примечательно, что постфактум и у Дидковского возникли претензии к товарищу в вопросах оценки имущества юрфирмы, которое следовало поделить. В частности, одним из камней преткновения якобы стал офис, в котором ныне "живет" Меритократическая партия, а ранее работала юрфирма. К чести бывших партнеров, конфликт не перерос в публичную перепалку. Хотя в юридических кругах активно обсуждался.

  Когда вы уходили из фирмы, у некоторых партнеров были к вам финансовые претензии. В чем они заключались?

— Начнем с того, что реальными партнерами-совладельцами в фирме были только мы с Алексеем Дидковским, а все остальные так называемые партнеры выступали по сути наемными юристами, но высокого уровня и с большим опытом. Часто в юридическом бизнесе таких сотрудников называют контрактными партнерами. Это делается в маркетинговых целях, а также для повышения статуса сотрудника в иерархии фирмы. Но такие партнеры не участвуют в распределении прибыли. И вот когда я выходил из бизнеса, эти "партнеры" узнали, сколько реально мы с Алексеем зарабатывали. К Алексею, наверное, претензии были меньше из-за того, что он оставался с ними в бизнесе и благодаря его деньгам был сделан ремонт в новом офисе. Я же вышел из бизнеса, а через год грянул кризис, доходы значительно упали. Вероятно, им нужно было найти крайнего. Они сочли, что мы должны были давно сделать их совладельцами и делиться прибылью. Но, извините, в этом ведь суть бизнеса и рыночной экономики: или ты создаешь собственный бизнес, раскручиваешь его, несешь риски и получаешь прибыль, или нанимаешься на работу и получаешь зарплату с бонусами.

  В уставе компании была прописана возможность для партнера стать совладельцем?

— Эти вопросы не прописываются в уставе. Либо о таких вещах договариваются индивидуально, когда человек приходит работать в фирму, либо человек профессионально дорастает до того уровня, когда фирма или теряет ценного сотрудника, или делает его со—владельцем. Главным аргументом такого решения для фирмы является, конечно же, качество, эффективность работы сотрудника и, как результат, доход, который он приносит фирме. Но не все это понимают и могут адекватно оценить.

  Как прошел раздел имущества с Алексеем Дидковским?

— С Алексеем мы расстались вполне нормально. Я вышел из бизнеса, но у нас оставались различные совместные активы, не связанные с юриспруденцией, которые нужно было поделить. В процессе раздела нашего совместного имущества, конечно, были разногласия, особенно в плане его денежной оценки. Но шаг за шагом мы пришли к согласию, договорились обо всем, сейчас находимся на завершающей стадии оформления наших договоренностей. У нас нет друг к другу финансовых или имущественных претензий.

  Поговаривают, что у вас случился конфликт на фоне дележа офиса, где сейчас находится партия, а ранее работала фирма. Так ли это?

— Это тоже не более чем слухи. На данный момент в результате раздела это помещение принадлежит мне на 100%, а тогда оно принадлежало нам с Алексеем 50 на 50. После моего выхода из бизнеса фирма еще год работала в этом помещении и исправно платила нам арендную плату. Но потом они решили переехать в другой офис, в самый центр. Наоборот, я говорил, чтобы оставались. Ведь на дворе кризис, там будут большие расходы на аренду, сидите здесь — и вам, и мне выгодно.

Но у них амбиции: мол, юрфирма такого уровня должна быть в респектабельном офисном центре, где все из стекла и бетона, а тут Подол, здесь бомжи, базар. Как по мне, такой дорогой офис не стоит тех "понтов" с точки зрения эффективности для бизнеса. Но, наверное, они хотели самоутвердиться за счет помещения. В итоге — после удара кризиса — из двух этажей офисного центра, которые они вначале арендовали, им пришлось от одного этажа отказаться. Сейчас вроде в фирме все нормально, и я этому рад. Как-никак мое детище.

Здоровый "ботаник"

Вне работы одно из главных увлечений Игоря Шевченко — здоровая пища. Он активно отслеживает все новинки в сфере здорового питания и тут же выкладывает на своем сайте в интернете. С абсолютной серьезностью он говорит о планах прожить 120 лет благодаря отказу от сигарет, алкоголя и борьбе со стрессами. И хотя сложно представить, как без стрессов он собирается достичь успеха в политике, в своих воззрениях выглядит очень убедительно. О еде из супермаркетов он отзывается почти с пренебрежением.

  Учитывая ваше увлечение здоровой пищей, наверняка много знаете о всевозможных диетах?

— Диет, я считаю, соблюдать не нужно. Надо просто правильно питаться — натуральными продуктами. У нас в обществе царят нездоровые стереотипы. К сожалению, очень многие люди — рабы рекламы и нездоровых традиций, в том числе пищевых. Они ленятся или просто не хотят больше узнавать о природе, о своем организме.

  В одной из ваших биографий указано, что в молодости активно занимались легкой атлетикой. Такой интерес к здоровой еде — из тех времен?

— Да, активно занимаясь спортом и постоянно находясь в поиске немедикаментозного повышения работоспособности организма, я много читал публикаций на эти темы. Однозначно на меня по­­влияла учеба в Киевском институте физкультуры, где я серьезно изучал анатомию, физиологию, биохимию и другие естественные науки. Также мне повезло с тренером, который многому научил и в этой сфере.

  Как вы боретесь со стрессами?

— Это, наверное, самая большая проблема, т. к. очень сложно противостоять стрессам — из-за моей эмоциональности. Мне до всего есть дело, но стараюсь проще относиться к проблемам, отвлекаться, правильно дышать Часто езжу в лес просто побродить в одиночестве, занимаюсь спортом, плаваю. Все это в комплексе помогает. Также читаю философские книги. Некоторое время интересовался фэн-шуй. В этой древней науке важны не только знания, но и чувство тонких энергий. Мы ведь часть космоса, на нас все это влияет. Наша территория в этом отношении особенная. Не зря в Украине рождается много интересных и талантливых людей.

Перспективы

Политические перспективы Игоря Шевченко, похоже, находятся в прямой зависимости от его готовности принять правила игры, которые давно царят в этой сфере. Нужно быть готовым если не к популизму, то к жесткой привязке лозунгов к потребностям избирателей. Если молодой политик попробует свои силы в мажоритарке, ему будет крайне сложно противостоять сопернику, сделавшему ставку на победу любой ценой. Поэтому более приемлемым для Шевченко выглядит вариант с местом в партийном списке на парламентские выборы. Не исключено, что такое место ему предоставит партия "УДАР Виталия Кличко". Говорить же о возможности резкого подъема рейтинга Меритократической партии пока не приходится.

Бизнес-проекты семьи Игоря Шевченко:

Компания
Сфера деятельности
ООО "Дирекшн"
Реклама
ООО "Блискавка-друк"
Полиграфия
ООО ЮФ "Шевченко, Дидковский и партнеры"
Юридические услуги
ООО "МАЗтранссервис"
Продажа, обслуживание белорусских грузовиков, автобусов и троллейбусов
Elite Club
Медиа

Источник: исследование "ВД"

    Реклама на dsnews.ua