• USD 36.6
  • EUR 36.1
  • GBP 41.1
Спецпроекты

Огонь по своим. Кого должен благодарить Кремль за недоверие между нашими политиками и военными

За последние дни было несколько информационных ударов по военным со стороны представителей политической власти. И это точно не осталось незамеченным в войсках

украинские военные на бронемашине
Реклама на dsnews.ua

Одна из самых печальных реалий войны — это огонь по своим, или так называемый friendly fire (дружественный огонь). К этой категории можно отнести и те случаи, когда политики, пусть и ненамеренно, наносят информационные удары по своим военным.

Вероятно, наши военные иногда допускают ошибки. Но даже в этом случае они не заслуживают публичных порицаний. Они — герои, и это то, что политики должны говорить публично. А недовольство, даже если оно обоснованное, лучше высказывать по закрытым каналам связи.

Тем не менее, за последние дни было несколько информационных ударов по военным со стороны представителей политической власти. И это точно не осталось незамеченным в войсках.

Ответственность за разминирование

В числе самых болезненных тем для политической власти — вопрос об ответственности за проведенное ранее (до 24 февраля) разминирование территории Херсонской области возле административной границы с Крымом, что облегчило оккупантам быстрое продвижение из Крыма на Херсон и Мариуполь. Эта тема была поднята и в интервью, которое дал "Украинской правде" министр обороны Алексей Резников.

"Чонгар и разминирование мостов на всех перешейках. Это же, если это было, должно быть гражданским решением, проведенным через правительство, нет?" — спросили журналисты.

"Это вас кто-то изрядно вводит в заблуждение. Я абсолютно вам ответственно скажу, что принятие решения о заминировании, разминировании, нажатии кнопки, чтобы что-то взорвать, вообще не относится к компетенции гражданских властей. Ни к правительству, ни к президенту, ни к министру обороны, ни к премьер-министру, ни к народным депутатам, ни к вам — ни к кому. Это чисто военный вопрос, — ответил министр. — Это сугубо военная история, саперная".

Реклама на dsnews.ua

Насколько это соответствует действительности, проверить нетрудно. Достаточно провести поиск на сайте президента — там слово "разминирование" встречается в 48 новостях за первые два с половиной года президентства Владимира Зеленского. Из этих новостей можно понять, как технически организовывался процесс разминирования. Например, 7 августа 2019 г. Зеленский провел совещание с военным руководством. "Начальник Генерального штаба — Главнокомандующий Вооруженных сил Украины Руслан Хомчак… подчеркнул, что в поддержку мирных инициатив Президента Украины военнослужащие продолжают разминирование участка в районе Станицы Луганской. "Мы практически завершаем наш участок, кроме участка разрушенного моста, куда пока нет доступа. Остальные мероприятия, которые были определены Президентом Украины относительно участка Станицы Луганской, со стороны Вооруженных сил Украины выполнены", — резюмировал начальник Генштаба", — сообщил сайт президента. И уже 20 ноября того же года Зеленский открыл в Станице Луганской пешеходный мост через линию разграничения.

То есть все совершенно прозрачно: действительно, разминирование провели военные, но решение об этом было принято на высшем политическом уровне. И так было на каждом контрольном пункте въезда-выезда (КПВВ). Через год после открытия пешеходного КПВВ "Станица Луганская" были открыты, после разминирования соответствующей территории, КПВВ "Счастье" на Луганщине и "Новотроицкое" на Донетчине. А затем этот опыт был распространен на другие участки линии разграничения на Донбассе и на административную границу с Крымом.

28 декабря 2020 г. Кабмин на своем заседании определил госпредприятие "Реинтеграция и восстановление" Министерства по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий (это министерство тогда возглавлял Алексей Резников) ответственным за обустройство, содержание и обслуживание КПВВ и прилегающие к ним территории в Донецкой, Луганской и Херсонской областях. "Мы уже заложили новый стандарт — это КПВВ в Счастье и Новотроицком. И по такому же принципу будут обустроены все КПВВ, а содержанием будет заниматься один оператор — наше государственное предприятие "Реинтеграция и восстановление", — процитировал Резникова сайт Кабмина.

4 ноября 2021 г. Резников пересел в кресло министра обороны, а освобожденное им кресло заняла Ирина Верещук. 23 ноября она пообещала, что в течение трех месяцев команда Минреинтеграции запустит шаттлы на КПВВ "Чонгар" и "Каланчак": от пункта пропуска до админграницы с Крымом. Эти шаттлы начали курсировать 14 февраля 2022 г., на неделю раньше срока.

К тому времени российские войска уже сформировали мощные группировки в районе Медведевки (возле Чонгара) и Армянска (возле Каланчака). Могли ли наши военные саперы прийти на КПВВ "Чонгар" и "Каланчак", подведомственные Минреинтеграции, и сказать — какие к дьяволу шаттлы, мы ожидаем нападения врага, поэтому сейчас мы тут все заминируем? Очевидно, что это было бы возможно только в одном случае — если бы соответствующее решение было принято на высшем политическом уровне. Но этого не случилось.

Поэтому рассказы о том, что "принятие решения о заминировании, разминировании… это сугубо военная история, саперная", звучат очень странно даже для гражданских. А с точки зрения военных это выглядит именно как информационный удар.

Подозрение в разглашении тайны

Также немалый резонанс вызвало сообщение, которое поместила на своей страничке в Facebook заместитель министра обороны Анна Маляр. "На днях СБУ установлено, что в интервью военного с высоким званием известному изданию содержится информация, которая по отдельным показателям раскрывает сведения о содержании стратегических (оперативных) планов применения Вооруженных Сил Украины, подготовке, организации ведения боевых действий. По данному факту ведется следствие в установленном законом порядке", — сообщила заместитель министра.

Она не назвала фамилию генерала, и мы тоже не будем этого делать, потому что дело не в фамилии, а в принципе. Начиная с 24 февраля, целый ряд представителей политического руководства позволяли себе высказывания, которые подпадают под эту формулировку — "раскрывает сведения о содержании стратегических (оперативных) планов". Речь в данном случае не о президенте (он верховный главнокомандующий и отвечает за свои слова), а о политиках рангом пониже.

Неоднократно делился нашими планами секретарь СНБО Алексей Данилов. 20 апреля, отвечая в эфире "Радио НВ" на вопрос о возможности удара по Крымскому мосту, Данилов анонсировал: "Если будет возможность это сделать, мы это обязательно сделаем". 28 июня он же сообщил с помощью Twitter: "Возвращение временно оккупированной территории Крыма будет проведено без попыток, сразу".

Пожалуй, самый громкий пример — интервью Алексея Резникова британской газете The Times. "Украина собирает миллионные боевые силы, оснащенные западным оружием, чтобы отвоевать свою южную территорию у России, сообщил The Times министр обороны страны, — написала газета 10 июля. — Алексей Резников сказал, что президент Зеленский приказал военным Украины отбить оккупированные прибрежные районы, которые имеют жизненно важное значение для экономики страны".

На следующий день эти планы подтвердил глава Николаевской ОГА Виталий Ким. "Ситуация такова, что была команда от президента освободить юг. Что не может не радовать. Чем дальше, тем больше будет гореть в Херсоне складов боеприпасов и вражеских командных пунктов", — анонсировал он в видеообращении.

По сравнению со всем этими заявлениями генерал, о котором упомянула Анна Маляр, не сказал ничего нового. Можно, конечно, возразить, что военным позволено меньше, чем гражданским. Дескать, политики за свои слова не отвечают, а военные обязаны помалкивать.

Но в таком случае первые публичные претензии следовало бы высказывать другому генералу — начальнику Главного управления разведки Минобороны генерал-майору Кириллу Буданову. 13 мая он разгласил наши планы в интервью Sky News: "Перелом будет во второй половине августа. К концу этого года будет завершена большая часть активных боевых действий. В результате мы восстановим украинскую власть на всех наших территориях, которые мы потеряли, включая Донбасс и Крым". 25 мая он же в интервью "Украинской правде" уточнил подробности: "До конца года мы должны, как минимум, зайти на территорию Крыма".

Получается, что генерал ГУР МО спокойно может рассказывать на весь мир о планах ВСУ, а вот генералам ВСУ об этих планах упоминать нельзя, иначе будет возбуждено уголовное производство. Хуже того, в соцсетях сразу же была развернута кампания дискредитации генерала, на которого намекнула Маляр. Подчеркнем, речь идет о боевом генерале, одном из руководителей обороны юга, благодаря которым мы сейчас обсуждаем перспективы освобождения Херсона и Крыма, а не, скажем, Николаева и Кривого Рога.

Запрет на критику власти

Сразу несколько источников сообщили о планах власти ускорить принятие законопроекта №7271 "О внесении изменений в некоторые законы Украины о порядке реализации военнослужащими Вооруженных Сил Украины и другими лицами права на свободу мысли и слова, а также на свободное выражение своих взглядов и убеждений". Он был внесен в парламент 11 апреля представителем президента в Конституционном суде Федором Вениславским и шестью другими "слугами народа", в том числе Марьяной Безуглой и Александром Федиенко, которые были авторами другого скандального законопроекта — №7351, прозванного в соцсетях "законопроектом о расстреле военнослужащих". Тот их проект изрядно попользовала кремлевская пропаганда с целью дискредитации нашей армии, и авторы были вынуждены его отозвать. Но проект №7271 не менее опасен.

Суть его в том, что военнослужащим запрещается обнародовать и/или распространять в медиа и интернете (в т.ч. на своих страничках в соцсетях) "высказывания, взгляды и мнения относительно деятельности высшего военно-политического руководства Государства и других командиров (начальников)".

Очевидно, такой запрет не добавит симпатий к нынешней власти у военных, кто сейчас ежедневно рискует своей жизнью на линии фронта. В то же время это будет подарок кремлевским пропагандистам, которые будут доказывать, что "поскольку Зеленский запретил военным критиковать себя, значит, он утратил популярность в армии". То есть мы сами создаем себе проблему на ровном месте.

Вообще, очень плохо, что все это вылезло в публичную плоскость. Фактически мы сами дали врагу доказательства того, что у нас есть проблемы в отношениях между политической властью и военными. И это совершенно не те сигналы, которые могли бы вдохновить наше общество.

Возможно, за этой кампанией стоят чьи-то мелочные мотивы. То ли кому-то хочется придушить разговоры на тему, почему враг так быстро дошел из Крыма до Херсона и Мариуполя. То ли кто-то обеспокоен высоким рейтингом доверия военных в обществе и стал видеть в них политических конкурентов. Но вряд ли попытки дискредитации военных будут успешными. Такая кампания скорее даст обратный результат.

    Реклама на dsnews.ua