• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

"Я не хочу быть Геростратом..."

Реклама на dsnews.ua

Новый министр образования и науки Станислав Николаенко чтит наследие советских педагогов Макаренко, Ушинского и Сухомлинского, но все непродуктивные пережитки советской системы он намерен уничтожать огнем и мечом. Об этом и рассказал в интервью «ВД» питающий особое пристрастие к ярким метафорам министр.

-

 Вы заявляли неоднократно, что революции в отечественной системе образования не будет…

— Кое-кому выгодно изобразить меня консерватором. Но на консервативных устоях, например, веками держится церковь. Однако я не консерватор, я — эволюционный реформатор. Я за изменения, которые пойдут на пользу системе образования. Я не хочу быть Геростратом, тем более — Нероном. Я хочу последовательно реализовывать вековую задачу любого общества — воспитывать настоящего человека с большой буквы. Но ведь сами задачи воспитания за последние 100 лет ничуть не изменились. Поэтому все ценное в нашей образовательной системе (например фундаментальную подготовку) мы не будем уничтожать. Мы каждый день делаем шаги в направлении повышения конкурентоспособности нашего образования на европейском рынке. Для этого необходимо плотное взаимодействие сторон треугольника: образование — наука — производство. К сожалению, пока в нем доминирует образовательная сторона. Научная сторона сегодня ослаблена, о производстве вообще нет речи. Чтобы треугольник стал жесткой фигурой, на которую можно опереться, нужно активизировать научный поиск в университетах и привлечь молодежь в академические заведения. Здесь полезно перенимать опыт других стран. Я говорю о Болонском процессе. Это — не тупое следование Западу, а объективная реальность. На возражения я обычно отвечаю таким примером: в царской России мерами длины были локоть и сажень, а потом перешли на сантиметры и километры, но это же не означало утрату национальных традиций. Вот и сегодня мы просто приняли другие правила игры. Мы же хотим продвигать свои товары на Запад?

- Учитывая это, нам, по всей видимости, нужна тотальная переподготовка кадров?

— Вы абсолютно правы. Еще в СССР при каждом министерстве и ведомстве функционировали учебные заведения по подготовке кадров, а также институты последипломного образования, абсорбировавшие все лучшее из своей сферы. Любой специалист был обязан проходить переподготовку не реже чем раз в пять лет. В сфере образования, к счастью, эта система была сохранена, и сейчас мы адаптируем ее к реалиям.

- Как быть с русским языком обучения? Сейчас ведь в столице нет ни одного русскоязычного детсада.

Реклама на dsnews.ua

— Статья 10 Конституции Украины дает ответ на этот вопрос. Сегодня работает 27% русскоязычных школ и детсадов и более 20% — со смешанным языком обучения. А на весь Крым открыто всего пять украинских школ.

- Но в Киеве, например, доминируют украинские школы и детсады. А пройдите по улице и послушайте, на каком языке говорят люди.

— Наша главная задача — добиться того, чтобы все дети владели государственным языком. Параллельно существуют специальные программы, где украинский язык проходит как государственный, русский язык — как первый иностранный, а второй иностранный, к примеру, английский. Кроме того, администрация школы или детсада обязана открыть русскоязычную группу или класс при наличии около 20 заявлений от родителей. Я не вижу здесь большой проблемы. А если кто-то хочет, чтобы вся школа или весь детсад стали русскоязычными, то пусть попробует, например, поехать в Англию и там потребовать того же.

- Многие утверждают сегодня, что для присоединения к Болонскому процессу отечественным вузам необходима автономия. Всем ли вузам можно ее предоставить?

— Сейчас эксперты Киево-Могилянской академии, Донецкого, Львовского университетов и еще нескольких вузов совместно с фондом «Возрождение» и европейскими экспертами уже готовят положение об университетской автономии с учетом украинской специфики. Мы собираемся отобрать несколько вузов для проведения эксперимента по автономизации длительностью от трех до пяти лет. Каждый год будем анализировать ситуацию, и если эксперимент сработает, будем способствовать распространению автономии. Нужно понять, готовы ли вузы внутренне к этому сложному процессу, поэтому мы будем идти через эксперимент. Прежде всего вузам нужна финансовая независимость. Тогда государство будет «спускать» в вузы лишь информацию о количестве студентов, которых оно может обучать за счет бюджета. Все остальное (количество контрактников, размер платы за обучение) ученый совет вуза будет определять самостоятельно. Уже сегодня ректор, декан, заведующий кафедрой — это выборные должности. Нужно добиться того, чтобы до 10 % студентов вуза принимали участие в этих выборах, а также были представлены в ученых советах. Студенческое самоуправление — необходимое условие демократии. В проекте изменений в Закон о высшем образовании уже предусмотрено создание условий для развития студенческих организаций. Кроме того, мы должны стимулировать студентов оставаться в вузах для занятий научной деятельностью.

- Какие направления отечественной науки будут приоритетными для государства?

— У нас эти направления определены законом. Особое внимание будет уделено фундаментальным наукам, кроме того, нужно развивать проектное, инновационное мышление. Мы планируем ввести рейтинговое оценивание украинских вузов, которое покажет, как оптимизировать этот процесс. Я хочу создать механизмы, которые помогли бы заинтересовать предприятия во внедрении научно-исследовательских разработок. А уже в будущем году государственное финансирование фундаментальных исследований в университетах увеличится, поскольку без них не обойтись. Только в ходе научных исследований создаются новые знания.

- Что будет с системой научных степеней после присоединения Украины к Болонскому процессу?

— Европа с большим уважением относится к национальным особенностям каждого государства. Европейские эксперты не зря дали нам срок до 2010 г., чтобы мы спокойно прошли переходный период. Пока, например, бакалавры не имеют четкого места на нашем производстве. Значит, степень специалиста ликвидировать рано. Магистр в Европе — это первая научная степень, а у нас — образовательно-квалификационная. К 2010 г. нашим кандидатам наук присвоят звание PhD — в основном для работы за границей, а для внутреннего украинского употребления останется и докторская степень как высший признак научных заслуг человека.

- Вы уже закрыли немало вузов…

— Я выполняю задачу, поставленную передо мной Президентом и моей партией — бороться с псевдообразованием. За последние два месяца мы закрыли 51 филиал и 2 института, качество образования в которых не отвечало стандартам. Для сравнения, за пять предыдущих лет было закрыто всего 50 вузов и подразделений. Я буду стимулировать этот процесс, поскольку мы движемся в сторону европейского образовательного пространства. Это же позор для государства — позволить существовать «университету» в селе Кацапупивка на одном квадратном метре, без учебников, компьютеров, методик, штатных преподавателей. А что будет делать в Европе или на отечественном предприятии выпускник такого «вуза»? Каков будет авторитет отечественного образования?

- У вас, как у нового министра, есть непримиримые оппоненты?

— Безусловно. Среди них много объективных. Я стараюсь прислушиваться к ним, правда, учитывая мировые тенденции. На общественные советы мы всегда приглашаем наших оппонентов, дискутируем с ними. Если в новых проектах, которые мне сейчас носят пачками преподаватели и учителя, чего-то не понимаю, я честно об этом говорю и отдаю проект на рассмотрение экспертам. Я политик, моя задача — сделать так, чтобы в каждой школе и каждом вузе было тепло, чтобы ученики и студенты были накормлены, а ученый и преподаватель могли себя реализовать.

- На всех уровнях образования главной проблемой является коррупция. У вас есть рецепт борьбы с ней?

— Один академик посоветовал мне: «Да вы просто скажите ректорам: ребята, кончайте это дело»…

Беседу вела МАРИНА БЕРДИЧЕВСКАЯ

    Реклама на dsnews.ua