• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 39
Спецпроекты

ДЕРЕВЯННЫЕ ДЕНЬГИ

Реклама на dsnews.ua

«Как-то мы решили выяснить, где в Украине древесина заготавливается наиболее интенсивно, — рассказывает директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. — Думали, что показатель интенсивности будет высок в лесных областях (Волынской, Львовской, Ивано-Франковской), однако вышло, что наибольшая интенсивность заготовки круглой древесины (стволов деревьев) отмечена в Киеве (см. бокс «Интенсивность заготовки древесины за 2003 г.»)».

Согласно старой редакции Лесного кодекса, в лесах первой категории защищенности, куда относятся зеленые зоны городов, было разрешено проводить только санитарные рубки. Рубки основного пользования, которыми, собственно, и заготавливается древесина в промышленных масштабах, было позволено осуществлять лишь в лесах второй категории защищенности.

Страны ЕС используют ежегодный прирост лесов на 70-80%, в Украине этот показатель составляет всего 30-35% за счет неэффективного деления на категории защищенности. И потому новым Лесным кодексом разделение лесов на категории защищенности вообще отменено. По заявлению руководства Государственного комитета лесного хозяйства (Госкомлесхоз), до внедрения европейских норм категорий защищенности вырубка лесов в зеленых зонах сегодня практически узаконена. И деревья в киевских лесах продолжают вырубаться и реализовываться по теневым схемам. При этом доходы у похитителей леса просто баснословные: рентабельность рубки лесов, например, в Карпатах, составляла 300-400% — и это для частных предприятий, работающих легально и платящих налоги, которым до принятия нового Лесного кодекса было разрешено получать за символическую плату лесосечные фонды государства.

Великий дерибан

Сегодня получить участок для коммерческой рубки законным путем стало невозможно, а рынок все больше уходит в тень. «Мы оценивали потери государства от незаконных рубок, но точную цифру назвать боюсь — уж слишком она велика», — посетовал Василий Синегуб, начальник Государственной лесной инспекции контроля над использованием, сохранением и восстановлением лесных ресурсов Министерства охраны окружающей природной среды.

«Пять лет назад в Пуще-Водице вырубили 100 га леса, и сегодня на месте, где когда-то росли деревья, уже селятся жаворонки, — отмечает Михаил Михалко, председатель общественного природоохранного союза «Порятунок Голосiєва». — Кстати, вырубка леса в Пуще-Водице продолжается и сейчас. Рубят деревья сегодня в Феофании — десятки дубов по метру-полтора в диаметре. Пилят их по одному, выборочно, поскольку разрешение имеется только на санитарные рубки. Много заготовленной таким образом древесины переправляется за границу — во Францию, Канаду, США».

Схем, по которым можно почти легально вырубать лес, существует несколько. Во-первых, лакомым куском для дровосеков до недавнего времени были бесхозные леса (бывшие колхозные, лесозащитные полосы на полях, вдоль железнодорожных путей), не входящие в Гослесфонд и составляющие в общем объеме около 7%.

Реклама на dsnews.ua

Сейчас, когда 18 апреля текущего года было подписано Распоряжение Кабмина об одобрении Концепции реформирования и развития лесного хозяйства, согласно которой все государственные леса, кроме тех, которые используются для нужд обороны, передаются в сферу управления Госкомлесхоза, осуществлять вырубку леса по этой схеме стало проблематично. Большой головной болью для государства являются самовольные рубки леса коммерческими предприятиями. «Бригада бизнесменов, имеющих современное оборудование, высматривает в лесу лучшие насаждения и вырезает и увозит целые участки леса, — рассказывает Анатолий Бондарь, первый заместитель главы Госкомлесхоза Украины. — В целом же в общем объеме вырубки в Украине зафиксировано 1,5-2% самовольных рубок». При этом, по заявлению Владимира Борейко, раскрываемость самовольных рубок держится где-то на уровне 2-3%.

Львиную долю лесов вырубают постоянные лесопользователи, т.е. как раз те, кому поручено за ними ухаживать. В Госкомлесхозе ситуацию проблемной не считают, полагая, что имеют место лишь одинокие случаи разворовывания лесов самими лесничествами. Зато лесистость в Украине год от года повышается: сегодня этот показатель составляет 15,7% при оптимальной лесистости в 20%.

«Весь этот прирост — липовый, — возмущается Олег Листопад, заместитель председателя Украинской экологической ассоциации «Зелений свiт». — Просто к общей массе были приписаны ничьи леса вдоль дорог. Случаев же, когда леса разворовываются самими лесничими, более чем достаточно. В Карпатах дело дошло до того, что для вырубки лесов даже не высчитывают расчетную лесосеку (годовой прирост лесов, который можно вырубить — прим. «ВД»). А зачем, если масса лесов находится в недоступных зонах, где нет ни дорог, ни просек? В сентябре 2005 года выяснилось, что в свое время в горных районах Закарпатья санитарными рубками было заготовлено леса вдвое больше, чем рубками главного пользования. К примеру, осенью 2004 года начальник областного управления лесного хозяйства заставил главного лесничего подписать липовые лесорубочные билеты на сплошные санитарные рубки без заключения лесопатолога о том, что лес болен. По этому случаю было открыто криминальное дело, начальник управления исчез, со своих должностей «слетели» несколько чиновников, и на том дело было закрыто».

Со столичным лоском

В Киеве, с учетом близости высших контролирующих органов, лесничества воруют леса гораздо хитрее. Для осуществления выборочных санитарных рубок разрешения ни у кого брать не нужно, чем с удовольствием пользуются лесничие, «заваливая» одиноко стоящие здоровые деревья. Однако на выборочных санитарных рубках много леса не заготовишь, поэтому используется такой прием, как уменьшение с помощью выборочных санитарных рубок показателя кучности деревьев на участке. Согласно «Правилам рубок, связанных с ведением лесного хозяйства, и других рубок», утвержденным Постановлением Кабмина №535 от 16 мая 1996 г., если полнота насаждений уменьшается до коэффициента 0,4, имеет смысл произвести сплошную лесовосстановительную рубку с тем, чтобы потом засадить этот участок молодняком. Это позволяет законным путем вырубить участок совершенно здорового леса, ведь установить потом, насколько необходимыми были санитарные рубки, довольно сложно.

Еще один способ законной кражи — разрешение на сплошные санитарные рубки, получить которое в Киеве довольно просто. Для этого составляется акт осмотра насаждений, который подписывается специалистами Киевского государственного специализированного лесозащитного предприятия, объединения «Леспроект» и городского либо областного управления экологии. Затем разрешение на рубки берется в Министерстве охраны окружающей природной среды, и на его основании лесопарковое хозяйство или облуправление лесного хозяйства выписывает лесорубочный билет. Кстати, срубить по этому билету вполне можно, к примеру, не 6 га леса, а 6,5 или 7 — кто там будет потом проверять?

Однако получить разрешение на рубки — полдела. Главное — правильно оформить и реализовать полученную древесину. Схема давно известна: в отчетных ведомостях лесничества попросту указывают более низкий показатель выхода деловой древесины. «Пару лет назад с целью проверки выхода деловой древесины мы делали модельную санитарную рубку, — рассказывает Григорий Римский, член координационного совета Форума спасения Киева. — Выход деловой древесины составил 36,6% — и это на выборочной санитарной рубке, тогда как у наших лесничеств на сплошных рубках выход деловой древесины получается 10% и меньше! Выходит, что по бухгалтерии деловой лес проводится как дрова».

Заготовленную таким образом коммерческую древесину лесничества реализуют через частных предпринимателей либо собственные фирмы. «Директор Дарницкого лесопаркового хозяйства Павел Дубовой организовал фирму «Конвалiя», которая работала на базе Днепровского лесничества, а его лесничий, Валерий Приходько, был доверенным лицом г-на Дубового, — рассказывает Григорий Римский. — «Конвалiя» брала лес, допустим, как дрова, а реализовывала как деловую древесину».

Впрочем, лес можно рубить не только для продажи, но и для того, чтобы потом застраивать освободившиеся площади, что особенно актуально для Киева и области. Согласно земельному законодательству, земли лесного фонда можно использовать исключительно в целях ведения лесного хозяйства. Чтобы использовать их в других целях, нужно перевести эти земли в другую категорию — например, городской застройки. Решение об изъятии земель из категории лесного фонда принимают местные органы власти, и лишь новый Лесной кодекс ставит некоторые заслоны на пути местных советов.

Скованные одним лесом

«Злоупотребления в сфере лесного хозяйства имеются, — признает Павел Игнатенко, министр охраны окружающей природной среды Украины. — Украинские леса принадлежали Минагрополитики, Минприроды, Минобороны и другим ведомствам, а потому было очень сложно разобраться, кто именно злоупотребляет в данной сфере. С передачей всех лесов в ведение Госкомлесхоза станет ясно, с кого спрашивать и кто виноват. Скоро в этом вопросе будет поставлена точка, поскольку сейчас происходит процесс реформирования лесной отрасли и разделение контролирующих и хозяйственных функций».

Собственно, недостаточный контроль над нарушениями в сфере лесного хозяйства как раз и является основной причиной массовой незаконной вырубки лесов. «Пришло время вернуться к старым временам, когда было Министерство лесного хозяйства, которое занималось высаживанием и охраной леса, и управление лесной промышленности, занимающееся рубками, — говорит Владимир Борейко. — Нельзя совмещать эти две функции в одном органе, как это происходит сейчас».

По словам главы Госкомлесхоза Виктора Червоного, функции контроля над использованием лесных ресурсов с созданием лесной инспекции вот уже два года закреплены за Минприроды. На Госкомлесхоз же возложены лишь хозяйственные функции и ведомственный контроль. Однако природоохранные организации считают, что передача практически всех лесов в ведение Госкомлесхоза лишь увеличит число злоупотреблений.

Нельзя сказать, чтобы правоохранительные органы совсем не реагировали на факты махинаций с лесом. В 2002 г. прокуратурой Дарницкого района г. Киева было заведено криминальное дело по факту злоупотребления служебным положением работников Дарницкого ЛПХ объединения «Киевзеленстрой». Однако в скором времени дело закрыли. Кстати, в 2003 г. «Зеленстрой» лично показательно проверил Дарницкое лесничество и нашел там массу нарушений. Правда, об этом забыли уже к концу года, когда Виктор Червоный, бывший в то время генеральным директором объединения «Киевлес» (в 2005 г. переименованного в Киевское областное управление лесного хозяйства), дал в декабре 2003 г. Киевской природоохранной прокуратуре и Госкомлесхозу свое заключение по ситуации в Дарницком и Днепровском лесхозах. Согласно этому документу, на «проблемных» участках этих лесхозов «лесовосстановительные рубки закончены, лесопродукция вывезена, потому качество срубленной древесины установить невозможно. Ущерба этими рубками насаждениям не нанесено. Злоупотреблений при проведении рубок на указанных участках не обнаружено».

В 2004 г. в ответ на заявления активистов-экологов пришел ответ из Генпрокуратуры: проверки, проведенные в свое время по фактам незаконной вырубки леса Дарницким РУ ГУ МВД Украины, были неполными, поэтому все постановления об отказах в открытии криминальных дел отменены, а материалы направлены прокурору г. Киева для организации дополнительных проверок.

Обещанные проверки проводятся уже два года, а результатов по-прежнему никаких. Молчит и природоохранная прокуратура. А лес продолжают разворовывать. «С ведома директора Боярского учебно-производственного лесного хозяйства Аграрного университета Василия Рыбака вырезано и украдено 1,8 га делового зеленого леса над дорогой возле кладбища в Боярке, — привел свежий пример Григорий Римский. — А разрешение на незаконную вырубку в Богуславском лесхозе, в результате которой был вырублен лес на $600 тыс., давали начальник областной лесной инспекции Минприроды Негря, ведущий специалист Минприроды Штогрин, начальник лесной инспекции по г. Киеву Рыбак».

Концентрация всех лесов в подчинении Госкомлесхоза проблемы не решит: один орган не может и сохранять лес, и контролировать свою же собственную работу. Новый Лесной кодекс лишь усложнил процесс незаконной вырубки леса, но никак не пресек ее. Вероятнее всего, рынок вырубки леса уйдет в тень еще больше, а Минприроды будет козырять оптимистическими показателями восстановления леса. Для Украины эта практика не нова — в 1968 г. при создании Полесского заповедника на Житомирщине под заповедные земли был выделен лес на левом берегу р. Уборть, в то время как реликтовые сосны и дубы на правом берегу реки остались во второй категории защищенности. На сегодняшний день защищать там больше нечего.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ 

ВИКТОР ЧЕРВОНЫЙ: «Новый Лесной кодекс многое исправит»

Новый Лесной кодекс существенно расширил полномочия Государственного комитета лесного хозяйства Украины, переведя в его юрисдикцию почти все леса Украины. Однако и ответственность за незаконную вырубку леса теперь целиком ложится на Госкомлесхоз. О том, к чему это приведет, «ВД» беседовала с председателем Госкомлесхоза Виктором Червоным.

>>С апреля в Украине действует новый Лесной кодекс, разрешающий передачу лесов в частную собственность. Может ли случиться так, что украинские леса, переданные в частную собственность, будут вырублены, как это случилось с лесами Эстонии?

— Негативный опыт некоторых европейских стран, когда леса были отданы в частную собственность, а потом государство было вынуждено выкупать их обратно, мы хорошо изучили. В Украине этого не произойдет. Новым Лесным кодексом предусмотрена частная собственность на леса площадью более 5 га только в тех случаях, когда леса созданы на землях, которые находятся в частной собственности. Участки леса до 5 га, находящиеся в составе фермерского или крестьянского хозяйства, передавать в частную собственность можно и нужно, так как для государства затратны содержание и уход за такими небольшими территориально разобщенными массивами леса. В большинстве своем это защитные леса сельскохозяйственных угодий. Так почему бы не передать их частным хозяйствам, прописав в соответствующих документах все обязательства относительно невозможности самовольной вырубки этих лесов и проведение собственником обязательных лесохозяйственных мероприятий? Вырубка же лесов, переданных в частную собственность, будет по-прежнему осуществляться только в соответствии с Лесным кодексом и другими нормативными документами.

>>Природоохранные организации обвиняют Госкомлесхоз в том, что вы закрываете глаза на такую проблему, как ведение коммерческих рубок под видом санитарных.

—Злоупотребления возможны, однако они не системны. Какой смысл оформлять рубку как санитарную, если финансовые затраты одинаковы? Это раньше за санитарные рубки платить налог с каждого срубленного дерева было не нужно, однако с 12 мая 2004 года Постановлением Кабмина за сплошные санитарные рубки были установлены такие же таксы, как и за рубки главного пользования. Сегодня не платят только за рубки ухода за лесом, которые составляют около 5%, — осветления, очистки и т.д. Кроме того, с текущего года таксы за вырубленную древесину поднялись в 1,5 раза.

>>В последнее время не утихают скандалы с передачей леса застройщикам путем перевода земель лесфонда в другие категории...

— Процессы выделения лесных участков под застройку идут во всем мире. Главное — чтобы это не превращалось в бессмысленную вырубку, ведь если за границей застройщику выделяют участок в 5 га, он, скорее всего, вырубит соток десять, чтобы построить на этой поляне дом, а остальной лес оставит нетронутым. У нас же, если выделяют 5 га, то все эти 5 га, как правило, и вырубаются. До недавнего времени в этом плане у нас были некоторые проблемы, однако Лесной кодекс поставил заслон этим явлениям. Если раньше местные органы власти могли своим решением изымать из лесного фонда участки площадью до 10 га, то теперь участки более 1 га можно переводить в другую категорию только с разрешения Кабинета Министров.

>>Когда вы были начальником Киевского облуправления лесного хозяйства, лично подписывали согласования о переводе земель лесного фонда в другие категории, причем в числе изъятых из лесфонда земель встречались и участки площадью более 10 га.

— А на каком основании я мог не подписать эти акты? Решения о переводе земель из одной категории в другую принимают органы местной исполнительной власти, а управления лесным хозяйством могут лишь констатировать факт своим письмом. Поскольку все изымаемые из лесфонда территории находились в пределах населенных пунктов, вопрос об их изъятии из лесного фонда вполне мог быть решен органами местной власти; ограничение же по площади до 10 га действовало лишь для участков, находящихся за пределами населенных пунктов. Кроме того, было много случаев, когда согласования нашего облуправления лесного хозяйства местные власти даже и не спрашивали. Взять хотя бы те же 7% лесов, находящихся в землях запаса, которыми полностью распоряжаются местные власти. Их попросту делили на участки под застройку, и никто не спрашивал ничьего разрешения. Кстати, насколько мне известно, еще ни один участок, переданный таким образом застройщикам, не был возвращен в государственный лесной фонд решением суда. Это говорит о том, что либо передача лесных участков осуществлялась в пределах несовершенного действующего законодательства, либо наше правосудие не совсем объективное.

Беседу вела Ольга Бурьян

    Реклама на dsnews.ua