• USD 27.9
  • EUR 33.8
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Четвертый украинский

Реклама на dsnews.ua

В начале мая Finanсial Times и Wall Street Jornal посвятили свои передовые статьи незаурядному для мирового бизнеса событию. В совсем небогатой, по европейским меркам, Украине был обнаружен новый миллиардер — Дмитрий Фирташ, который вместе со своим партнером Иваном Фурсиным контролирует половину активов швейцарского газотрейдера RosUkrEnergo (RUE), монополизировавшей рынок торговли газом в Украине. Доход этой офшорной компании, половина акций которой принадлежат Фирташу и Фурсину, в 2005 г. составил более $3 млрд. Это больше, чем доход подавляющего большинства компаний, работающих в Украине.

В первом публичном интервью, которое г-н Фирташ дал Finanсial Times, украинский инвестор уточнил сумму своих капиталов. По его словам, он с 2002 г. является основателем и владельцем еще одной крупной газоторговой компании, работающей на украинском рынке — венгерской Eural Trans Gas Kft. (ETG). Ежегодный доход этой компании в 2002 — 2004 гг. составлял $1,2 млрд с чистой прибылью не менее $180 млн в год.

Если просто приплюсовать $3 млрд, полученные RUE в 2005 г., к минимум $2,2 млрд, вырученным ETG в 2002 — 2004 гг., получается статистический казус. Это, как минимум, означает, что ведущие деловые издания Запада без малого целых пять лет с завидным постоянством «обижали» крупный украинский бизнес, «недосчитывая» Украине, как минимум, одного миллиардера. Как максимум, этот казус показал, что произошедшее именно этой весной (а не раньше) оглашение Фирташем и Фурсиным своих прав собственности на крупные украинские «газовые» капиталы — сигнал о глубоких «тектонических изменениях», начатых в украинском большом бизнесе.

Старт деловой карьеры

В большой бизнес г-н Фирташ пришел в 1992 г., когда его жена Мария основала в Черновцах торговую компанию «Гермес». В 1993 г. семейной чете удалось получить кредит на поставку продуктов питания из Украины в Туркменистан. Как часто случалось в период распада СССР, одно из ведомств Туркменистана не смогло вовремя оплатить поставку товаров, закупленных Фирташем в Украине под кредит. Как заявил Фирташ, правительство Туркменистана в те годы не имело денег: «Тогдашний министр экономики этой страны предложил получить в оплату газ. Министр познакомил меня с газотрейдером Игорем Бакаем, который закупал газ для Украины. Бакай сказал, что может купить весь мой газ. Этот контракт стал началом моей газовой карьеры. Я экспортировал мясо в Туркменистан, взамен получал газ, который импортировал в Украину. Все развивалось очень быстро, из-за чего я большую часть 1990-х годов прожил в Ашгабаде», — описал свой приход в большой газовый бизнес г-н Фирташ.

В этот же период начала 1990-х Фирташ познакомился в Киеве с двумя успешными коммерсантами из Великобритании, работавшими в Украине, которые впоследствии оказали неоценимые услуги по развитию его международного бизнеса. Ими оказались виконт Реймонд Эскитт, член совета директоров нефтекомпании JKX — эта компания считается крупнейшим частным добытчиком нефти и газа в Украине. Вторым полезным знакомым Фирташа стал риелтор Роберт Шеттлер-Джонс, который руководил «компанией-девелопером», продвигавшей ряд крупных британских проектов на рынке недвижимости Киева. По словам Фирташа, на тот период основным его бизнесом были международные автоперевозки, которые осуществляла основанная им в середине 1990-х в Германии компания MDF Transspeditions GmbH.

Газовый эпицентр
Реклама на dsnews.ua

С конца 1990-х годов вместо России главным импортером газа в Украину стал Туркменистан, который обладает огромными запасами дешевого «голубого топлива». В нем заинтересованы как страны ЕС, испытывающие острый газовый дефицит, так и Россия, заполярная добыча газа которой намного дороже добычи Туркменистана. Перепродажа туркменского газа в страны ЕС сулила российским, европейским и украинским трейдерам огромные барыши, чем Фирташ сумел воспользоваться одним из первых: «Я очутился в эпицентре газовых споров в Украине, где господин Бакай отстаивал свою часть рынка перед соперниками. Среди них были тогдашний премьер-министр Украины Павел Лазаренко и работа-вшая с ним корпорация ЕЭСУ Юлии Тимошенко», — так дословно квалифицировал Фирташ в своем интервью FT свою роль в самом либеральном периоде украинской газовой промышленности, пришедшемуся на середину 1990-х.

В этот период на украинском газовом рынке доминировали три центра силы, из которой Фирташ выбрал наиболее прочную. Первая из них — корпорация «Республика», которую возглавлял Игорь Бакай, и АОЗТ «Интергаз». Поддержку этого игрока украинского газового рынка тогда осуществлял экс-советник Президента Кучмы Александр Волков. Второй силой рынка были компании ООО «Корпорация Содружество» и ООО «ПФК «ЕЭСУ». «Содружество» в начале 1995 г. на паритетных началах учредили компания «Корпорация Украинский Бензин (КУБ)», созданная в 1992 г. семьей Юлии Тимошенко, а также НПИГ «Интерпайп», созданная в 1992 г. Виктором Пинчуком. Они в середине 1995 г. учредили ПФК ЕЭСУ, которая получила поддержку со стороны премьер-министра Украины Павла Лазаренко после того, как чета Тимошенко вытеснила из газового бизнеса своего бывшего партнера, Виктора Пинчука.

Третья сила тогдашнего рынка — российско-американская корпорация International Trade and Energy Resources Association (ITERA). Она выглядела наиболее стабильной, и на ней в качестве партнера остановил свой выбор Фирташ. ITERA была создана в 1992 г. в Джексонвилле, штат Флорида. Ее учредителями стали глава украинской газоторговой компании «Омрания», выходец из Туркменистана, Игорь Макаров и шесть частных инвесторов из США и Голландии. В их числе значились крупные «паевики» американских пенсионных фондов: Раиса Френкель, Стивен Сисельман, Стивен Кеглер, Лазарь Финклер и Галина Вебер, а также вице-президент багамской компании Charter Oil of Freeport Ltd. Теодорос Кавальерос.

На фоне всех вышеперечисленных компаний Charter Oil была наиболее мощной, поскольку она принадлежала к одной из самых влиятельных финансовых групп на мировом рынке топливных и минеральных ресурсов — ее владельцем значился холдинг Iminorco, который наряду с De Beers принадлежит Николасу Оппенгеймеру. Весомые «плечи» этой финансовой группы позволили Кавальеросу и Макарову в короткий период поднять газовый бизнес корпорации ITERA до заоблачных высот, и к 1997 г. она полностью монополизировала рынок поставки газа из Туркменистана в Украину и далее на рынок Европы.

В своем нынешнем интервью FT новоявленный украинский газовый миллиардер FT Дмиртий Фирташ не преминул указать на свой удачный выбор партнера, который он остановил на ITERA. «В 2000 году Макаров предложил мне сотрудничать, чтобы быть монополистом в бизнесе «товары в обмен на газ». Я с ним согласился, и начал работать через свою новую компанию Higrock Holding», — заявил Фирташ.

Там партнер, сям партнер

Основание Higrock Holding в конце минувшего десятилетия стало первой ступенькой Фирташа на пути в газовый бизнес с миллиардными оборотами. Параллельно с созданием Higrock Мария Фирташ в 1999 г. основала в Черновцах компанию «Кмил», которая занялась поставками продовольствия в рамках кооперации с ITERA. Однако, как в свое время кооперация с Игорем Бакаем, партнерство с этой компанией было лишь эпизодом для развития более крупных проектов.

Такой проект взялась продвинуть близкая к Фирташу австрийская компания Ukrinvestgas, которая в 1997 г. попыталась воспользоваться поддержкой тогдашнего украинского правительства экс-премьера Валерия Пустовойтенко. Первым помощником этого премьера был сын тогдашнего главы СБУ Леонида Деркача Андрей — крестный сын экс-президента Леонида Кучмы, хорошо осведомленный об операциях принадлежащих Фирташу компаний MDF Transspeditions GmbH. и Higrock Holding. О деталях своей коммерческой карьеры в этот период Дмиртий Фирташ в своем интервью FT предпочел не говорить, хотя известно, что в 1997 г. украинское правительство попыталось вытеснить ITERA с рынка поставок газа из Туркменистана, издав проект постановления о замене ее на Ukrinvestgas.

Молчание Фирташа об этом периоде карьеры понятны. Эта была первая безуспешная попытка проталкивания им своих газовых интересов. Провалу этой попытки во многом содействовали аутсайдеры рынка украинско-туркменской торговли, близкие к экс-премьеру Евгению Марчуку — отъявленному оппоненту как Лазаренко, так и Деркачей с Пустовойтенко. В сферу влияния Марчука входили корпорация «Укрсибинкор» и офшорная Gaspex, которые в 1996 — 1998 гг. пытались вытеснить ITERA с рынка среднеазиатского газа. Его покровительством пользовалась также корпорация «УкрАзиаБуд», которая в обмен на туркменский газ пыталась начать ряд крупных украинских строительных проектов в Средней Азии, но безуспешно. Должность первого вице-президента этой корпорации занимал генерал СБУ Александр Нездоля, который в 1994 — 1995 гг. работал первым помощником экс-премьра Евгения Марчука.

По всей видимости, неудачная попытка протолкнуть Ukrinvestgas на рынок украинско-туркменской газовой торговли послужили Фирташу хорошим уроком, о котором он в своем нынешнем интервью умолчал. Зато новоявленный украинский миллиардер довольно многословно описал период, который наступил в 2002 г. после правления в Украине премьеров Пустовойтенко и Виктора Ющенко.

История покупки Eural Trans Gas

В 2002 г. Украина решила резко изменить вектор развития своей газовой промышленности. Частные трейдеры руками правительства Анатолия Кинаха были выдворены с внутреннего рынка, а подотчетный клану Деркачей бывший директор завода взрывчатки и новый глава НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко сделал все, чтобы уничтожить газовую монополию компании ITERA. Рынок, как и в начале 1990-х, стал полностью государственным, и эпоха украинского газового либерализма закончилась.

Этот период был отмечен небывалой активностью компаний Дмитрия Фирташа. В начале контролируемая им Highrock и киевское ООО «Юнион Джинс Мейкерс» (номинальным основателем этой компании был один из клерков «Нафтогазу України» Зиновий Калиновский) создали ООО «Клирингово-товарная компания «Нафтогаз України». Чуть позже этими компаниями было создано ЗАО «Укргазтрейд», которое, как и все предприятия этой цепочки, взялось за обеспечение отдельных товарных ниш в бартерной торговле между Украиной и Туркменистаном. Спустя несколько месяцев Highrock содействовала созданию в Венгрии экспедиционной компании ETG, которая без лишних усилий заняла место ITERA в украинско-туркменской торговле. Поначалу, в период 2002 — 2004 гг., ETG принадлежала обезличенным акционерам, а весной 2004 г. ее собственниками стали компании, которые Фирташ создал при поддержке ряда британских менеджеров. Среди них числились упомянутый выше Роберт Шеттлер-Джонс, а также Дэвид Браун, глава активно работающей в Казахстане и в Крыму британской компании Atlantic Caspian Resources Plc.

Мутные тени триумфа

На сегодняшний день ETG, по данным прессы, полностью отошла от импорта туркменского газа и занимается только его экспортом. Им занимаются в Европе компании-посредники Rеvne и Emfezch, в то время как роль компании Фирташа в Туркменистане не без участия экс-президента Леонида Кучмы в последний год его правления полностью отошла к швейцарской компании RUE. При ее учреждении в августе 2004 г. пакетом из 50% акций голосовало доверенное лицо Фирташа, австрийская компания RIAG. Пакет из остальных 50% акций представлял глава правления российского «Газпромбанка» Андрей Акимов. Последний на протяжении 1991 — 1998 гг. был кадровым офицером российской Службы внешней разведки, возглавляя правления ряда «спецзагранучреждений» бывшего СССР, в том числе, полностью принадлежавших бывшему СССР австрийских DanauBank и холдинга IMAG.

Приложившего руку к созданию RUE генерала разведки Акимова западная пресса называет лучшим другом полковника СВР, нынешнего президента РФ Владимира Путина. По всей видимости, именно это обстоятельство стало причиной того, что весной 2006 г. элементы становления газового бизнеса Фирташа и Фурсина и, в частности, их участие в капитале RosUkrEnergo, стали предметом расследования со стороны Министерства юстиции США. Последнее подозревает одну из сторон сделки по созданию RosUkrEnergo в операциях по отмыванию капиталов неизвестного происхождения. Какую из сторон подозревают США — пока официально не заявлено. Однако можно предположить, что наибольшее внимание Вашингтон обратит именно на российскую, а не украинскую сторону создания «миллиардного» газового офшора. Ведь вышеприведенная нами бурная деловая биография новоявленных украинских газовых магнатов позволяет предположить, что нынешний этап их карьеры — это лишь очередной шаг и очередная перетасовка их партнеров, которая, как и в упомянутых эпизодах взаимоотношений Фирташа с Бакаем и Макаровым, вполне может закончиться поражением российских соучредителей RosUkrEnergo.

В противном случае, если подозрения официального Вашингтона и Киева будут распространены не на кремлевских «газовых чекистов», а на украинских соучредителей, дальнейшая карьера последних может завершиться крахом.

    Реклама на dsnews.ua