• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Призрак «Великой депрессии»

Реклама на dsnews.ua

Как и «Великая депрессия» начала ХХ ст., так и позднее, большинство мировых экономических неприятностей начинались в США и оттуда по «принципу домино» отзывались в Старом Свете. Не стал исключением и серьезнейший кризис 1969-1971 гг., после недолгого промышленного подъема неожиданно возобновившийся в 1974-75 гг. Он принес миру множество дотоле невиданных и крайне неприятных сюрпризов. Навсегда прекратил существование «золотой доллар». Разразился первый в истории мировой энергетический кризис, заставивший американцев впервые задуматься над поисками альтернативных источников энергии и пересесть на малолитражные автомобили. Кризис сопровождался серьезными «выбросами» общественной энергии, пиком которых стал грандиозный Уотергейт-ский скандал, завершившийся позорной отставкой президента Ричарда Никсона.

От Джонсона к Никсону

Как водится, очередной тяжко-кризисный период в истории США предварялся оптимистическими заявлениями властей о том, что Америка в полном порядке, а в перспективе все будет еще лучше и веселее.

Страна тогда безнадежно увязла в болоте вьетнамской войны, ее сотрясали массовые антивоенные и расовые волнения, рост цен и налогов, разгул преступности. Президент Джонсон на волне общественного недовольства провальной войной был вынужден отказаться баллотироваться на второй срок. Предвыборная кампания 1968-1969 гг. омрачилась убийством фаворита демократического электората — сенатора Роберта Кеннеди. Кандидат в президенты от республиканцев Ричард Никсон оценивал положение страны так: «Сильнейшая в мире страна связана по рукам и ногам войной во Вьетнаме. Богатейшая страна мира не может управлять своей экономикой. Страна с сильными демократическими традициями поражена беспрецедентным беззаконием, расовыми волнениями и беспорядками». Никсон шел на выборы под лозунгом «закона и порядка» и выиграл их с перевесом в полмиллиона голосов.

Мистические совпадения

Еще британские экономисты середины ХIХ в. отмечали, что экономические кризисы чаще всего начинаются осенью, когда количество наличных средств в банках снижается до минимального уровня в году. В ту пору мировые кризисы случались примерно раз в 11 лет. Но особо сильные удары травмировали американскую экономику с удивительным, почти мистическим постоянством почему-то на исходе «четных» десятилетий — в конце 20-х, 40-х и 60-х гг. ХХ ст.

В сентябре 1969 г. промыш-ленное производство США достигло высшего циклового уровня и со следующего месяца начало неуклонно снижаться. Разразившийся одновременно кредитнобиржевой кризис оказался сильнейшим за весь послевоенный период и не мог не напомнить старожилам и знатокам октябрьскую катастрофу 1929 г.

Реклама на dsnews.ua

С конца 1970 г. кризисные явления ослабли. Началась годичная депрессия, завершившаяся, как и положено в циклическом процессе, подъемом в 1973 г. Увы, успехи оказались кратковременными: в том же году разразился новый тяжелейший кризис — энергетический. Причины энергетических проблем были политическими. Осенью на Ближнем Востоке вспыхнула очередная арабо-израильская война, стратегически окончившаяся вничью: стороны вернулись на исходные рубежи. Но фактически, несмотря на серьезные потери, победа оказалась за Израилем, который активно поддержали американцы. Их то и решили «наказать» основные нефтедобывающие страны во главе с Саудовской Аравией. Нефтяное эмбарго и последовавшее резкое сокращение поступления энергоносителей на американский рынок радикально ухудшили энергоснабжение и свели на нет результаты едва начавшегося оживления экономики.

Зимой 1974 г. в экономическом послании Конгрессу президент Никсон констатировал, что 1973 г. был «годом осложнений и прогресса», однако «в некоторых отношениях осложнения оказались более серьезными, чем мы ожидали, а прогресс менее заметным, чем мы надеялись»… К этому времени у Никсона уже был приличный опыт антикризисной деятельности, в ходе которой пришлось поменять многие былые взгляды.

Никсоновский «НЭП»

В 1969-1970 гг. никсоновская политика была направлена на подавление инфляции путем ограничения темпов роста производства, сокращения государственных расходов и увеличения безработицы. Но экономический спад углублялся, инфляция росла, и очень скоро стало ясно, что чем дальше — тем будет хуже.

15 августа 1971 г. Ричард Никсон объявил по радио и телевидению о переходе своего правительства к «новой экономической политике». Решение о чрезвычайных мерах по оздоровлению экономики было принято двумя днями раньше на сек-ретном совещании в Белом доме без согласования с Конгрессом и консультаций с торговыми и финансовыми партнерами США. Дальнейшие действия республиканской администрации не имели аналогов в послевоенной истории Америки.

Никсоновский НЭП прошел в своем развитии четыре фазы. На первом «пожарном» этапе (август-ноябрь 1971 г.) были заморожены цены и заработная плата, любое повышение которой запрещалось на 90 дней. (Замораживание, правда, не распространялось на прибыли и банковские проценты). Одновременно было объявлено о введении налоговых льгот для предпринимателей. Для защиты же внешнеэкономических позиций США было объявлено о временном прекращении обмена долларов на золото и введении 10%-ной пошлины на импортные товары. Последнее было своего рода отчаянным шагом, вызванным угрожающим положением мирового долларового рынка. В ту пору американская валюта нуждалась в срочном укреплении.

В 1971 г., впервые после 1893 г., Соединенные Штаты свели с дефицитом свой внешнеторговый баланс. При этом общий дефицит платежного баланса страны превысил $9 млрд. В правительстве констатировали факт подрыва международного доверия к доллару ввиду его массового оттока за границу. Весной и летом 1971 г. это приняло беспрецедентные масштабы. Срочно предпринятое временное закрытие валютных бирж и другие меры не помогали. В начале августа ФРГ, Швейцария, Италия и Франция ввели ограничения на операции с долларом. Налицо уже был кризис не только американской, но и мировой капиталистической валютной системы. Американские деньги надо было спасать и это получилось.

Вторая «нэповская» стадия (ноябрь 1971 г. — январь 1973 г.) была длительнее и «спокойнее». Замораживание цен и зарплат было заменено контролем над оными. Правительство намеревалось ограничить ежегодный рост цен не более чем на 2,5% и установило потолок повышения ставок оплаты труда в коллективных договорах в 5,5%.

В ходе третьей фазы (январь-июнь 1973 г.) прямой госконтроль за ценами и оплатой труда был прекращен. Работодатели же и профсоюзы озадачивались разработкой «добровольной линии» на поддержание 2,5% уровня инфляции в год. Администрация, однако, сохраняла права контроля над этим процессом. Тем не менее, за первое полугодие 1973 г. темпы инфляции составили целых 8,2%. Это заставило Никсона вновь прибегнуть к замораживанию цен на два месяца, чтобы потом запустить новую контрольную систему.

Так началась последняя критическая стадия «НЭПа». Был принят новый аграрный билль. Отныне все цены в аграрном секторе должны были определяться только «законом спроса и предложения». Начался быстрый рост цен на продукцию пищевой промышленности, что привело к дальнейшему усилению инфляции. Это означало крах многих благих намерений республиканских реформаторов.

Из отчета Комитета экономических советников правительства за 1973 г.: «Инфляция превратилась в чудовище, напоминающее многоголовую гидру: на месте одной отсеченной головы каждый раз вырастали две новые».

В условиях нового витка кризиса, в ноябре 1973 г. президент выступил с энергетической программой, призывая народ к соблюдению режима экономии и ограничению энергопотребления, подкрепляемых административными мерами, создавшими потребителям массу неудобств. В перспективе Никсон поставил задачу достижения «топливной независимости» — т.е. самообеспечения США энергией за счет внутренних ресурсов, например, широкой разработки угольных месторождений в Аппалачских горах и добычи нефти на Аляске. В 1974 г. консорциум из семи нефтяных компаний приступил к сооружению там нефтепровода. Все бы ничего, но цены на топливо продолжали расти.

Однако углубление кризиса не помешало правительству несколько раз увеличивать размеры пенсий и пособий по нетрудоспособности, а также семьям, потерявшим кормильцев. Широкое распространение получили также системы государственной помощи людям, живущим за чертой бедности (welfare), социального обеспечения-страхования (social security).

Мировое эхо

С другой стороны, наиболее легкой и «успешной» антиинфляционной мерой реформатора стало урезание расходов на другие социальные программы в духе старой республиканской идеологии. Сокращение финансирования программ по борьбе с бедностью, помощи расово-этническим меньшинствам, здравоохранению вызвали недовольство даже в среде президентской партии, где сформировалось левое крыло во главе с миллиардером Нельсоном Рокфеллером.

В тяжком 1973 г. начались политические бури, завершившиеся, в конце концов, «добровольными» отставками первых лиц республиканской администрации.

Одновременно американские и мировые массмедиа смаковали первые «всплески» Уотергейтского скандала. 3 августа 1974 г. конгрессмены постановили начать процедуру импичмента, а 9 августа президент заявил об уходе в отставку. Овальный кабинет Белого дома автоматически занял Джеральд Форд, оставивший свое вице-президентское кресло Нельсону Рокфеллеру. Новая республиканская администрация продолжила борьбу с экономическим кризисом — шестым за послевоенную историю США и самым глубоким, а в 1976 г. ее завершил Джимми Картер. Но последствия кризисной поры сказывались в американской и мировой экономике еще несколько лет.

Никсоновский НЭП стал шокирующим «подарком» всем без исключения стратегическим партнерам США и, прежде всего, странам ЕЭС и Японии. Остальной капиталистический мир потрясли ликвидация официальной связи доллара с ее фиксированным золотым стандартом (закрепленным сразу же после Второй мировой войны на Бреттон-Вудской конференции в США) и новая 10%-ная надбавка к пошлинам на импортные товары, составлявшие около половины всего ввоза в США, серьезно задевшая интересы контрагентов колоссального американского рынка. Национальные банки прекратили скупку и накопление запасов американской валюты ввиду бессмысленности поддержки курса необеспеченных золотом долларовых бумажек. В течение нескольких недель важнейшие европейские валюты и японская иена оказались ревальвированными по отношению к доллару. Рыночные колебания курсов начали принимать порой угрожающие размеры.

Никсоновский НЭП поставил американских союзников перед угрозой полного хаоса, чреватого новой «Великой депрессией». Заинтересованные стороны пустились в переговоры. Никсон вел их под девизом: «Все мы — в одной лодке, которую не стоит раскачивать слишком сильно!» Партнеры резонно возражали, что именно американец первым «качнул» эту лодку. Немцы при этом заметили, что сидеть в одной «валютной лодке» с США — все равно, что иметь на ее борту слона (кстати, символа-эмблемы Республиканской партии США). Компромисс нашли далеко не сразу. В конце концов, французский президент Жорж Помпиду вырвал у Никсона согласие на девальвацию доллара путем повышения цены золота с $35 до $38 за унцию. В декабре 1971 г. этот компромисс, наряду с отменой 10%-ного сверхналога на импорт, был закреплен многосторонним соглашением в Вашингтоне, но благие намерения политиков сразу же утонули в рыночном море. В его бурных волнах никто не желал расставаться с «золотым тельцом» сначала дешевле, чем по $44, а год спустя — уже по $65 за унцию. Платежный баланс США не улучшался, доверие к доллару не повышалось и в феврале 1973 г. произошла его новая, более «тихая» девальвация. На исходе 1974 г. золото оценивали уже в $187.

Экономический кризис 1971-1974 гг. знаменовал конец целой эпохи в истории мировой финансовой системы. В дальнейшем уже никто и никогда не пытался устанавливать какие-либо новые, твердые валютные паритеты. Началась пора «плавающих» валют.

    Реклама на dsnews.ua