• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

МЕЧТЫ НА ФАБРИКАХ ГРЕЗ

Реклама на dsnews.ua

Несмотря на ранний час, за кулисами продакшн-студии ADIOZPRODUCTION работа кипела вовсю — на декорированной сцене молодой человек с микрофоном изображал певца, несколько человек продолжали заносить в ящиках новые декорации, шли съемки. «Да у нас всегда так, — этими словами нас встретил шеф организационного отдела студии ADIOZPRODUCTION Денис Ржавский. — Студия загружена проектами на 95%. Сейчас готовим собственный полнометражный фильм, и следующей весной эта картина будет в прокате, работаем над звуком фильма «Аврора, или Что снилось спящей красавице».

Спрос рождает предложение

Кинорынок в постсоветских странах переживает бум, и потребность в мощностях для производства кино ежегодно растет. Их нехватка в России и более дешевая стоимость производства способствуют размещению российских заказов на украинских киностудиях, которые работают на полную мощность. Руководители отечественных продакшн-студий уверены, что сегодня им по силам снять фильмы не хуже российских. Так, спецэффекты к «Дневному дозору» были сделаны в Киеве, а некоторые эпизоды фильма «9 рота» снимались в Крыму при участии украинских киногрупп.

Но свой продукт частные киностудии преимущественно ориентируют на рынок СНГ, так как делать проекты только для Украины пока невыгодно из-за недостаточно развитой сети кинотеатров и невозможности оптимизации расходов на кинопроизводство.

«Развитие кино в Украине сдерживает отсутствие полного замкнутого цикла кинопроизводства, многое приходится делать за рубежом», — говорит Денис Иванов, сопродюсер фильма «Штольня».

«В Украине должны появиться киностудии замкнутого цикла кинопроизводства, — считает Дмитрий Колесников, продюсер кинопроизводства телеканала «Интер». — Процесс закупки, проявки, обработки, сканирования и перевозки пленки обходится в $400 тыс. Если купить такую технику, то через три года она окупится».

Постоянный спрос на услуги студий и нехватка производственных мощностей на этом рынке заставляют многих из тех, кто связан с кинобизнесом, задуматься о создании собственных производственных баз. В ближайшем будущем только под Киевом должно появиться несколько кинокомплексов. Один из самых громких проектов, заявленный украинским концерном «Киев — Донбасс», будет представлять собой 12 съемочных павильонов общей площадью 75 тыс. кв. м, лабораторий для обработки пленки и цифрового сканирования, а также звукозаписывающего павильона для симфонического оркестра и хора. Общий бюджет киностудийного комплекса и дальнейшее финансирование собственных кино- и телепроектов составит около $100 млн.

Реклама на dsnews.ua

Подумывает о создании собственной лаборатории по проявке пленки и руководство ЗАО «Одесская киностудия» (50%+1 акция находятся в государственной собственности, остальной пакет — у частных инвесторов). «Мы на ближайшие два года утвердили план развития, согласно которому собираемся привлечь 32 млн грн. Этого достаточно, чтобы завести механизм работы студии, — рассказывает Александр Ткаченко, председатель правления ЗАО «Одесская киностудия». — Если бы мы не начали ремонт, то, я более чем уверен, через два-три года из-за запустения и отсутствия там хоть какого-то производства ее территорию отдали бы под строительство элитного жилья. Подобный исход может постичь киностудию им. Довженко, ведь если сейчас построить частные киностудии, потребность в такой студии, как им. Довженко, отпадет, так как частная киностудия может предоставлять услуги более качественно, более эффективно, более адекватно будет работать со съемочными группами. Поэтому я не исключаю, что через два-три года вопрос, что делать с национальной киностудией, будет стоять очень остро».

Но такой позиции придерживаются не все. «Я против приватизации, — категоричен Игорь Ставчанский, генеральный директор госпредприя- тия «Национальная киностудия художественных фильмов им. А.Довженко». — Наша задача — снимать кинокартины на историческую тематику, поднимающие национальное самосознание украинского народа, консолидирующие украинскую нацию, а также на темы, которые волнуют современное украинское общество». Г-н Ставчанский считает, что конкуренция со стороны маленьких киностудий им не грозит. По его мнению, пока телеканалы занимаются съемками телесериалов, они прибегают к услугам маленьких студийных комплексов, но если речь пойдет о батальных сценах исторического кино — им, якобы, некуда будет деться, кроме как прибегнуть к помощи киностудии им. Довженко, где за почти 80 лет существования накопилась огромная база реквизита.

Пока же госпредприятие выживает либо за счет сдачи в аренду еще не развалившихся павильонов, либо за счет бюджетного финансирования. А суммы эти отнюдь не большие. «Для проведения необходимого технического переоснащения нужно около $10 млн, — говорит Игорь Ставчанский. — А если говорить о проведении полной реконструкции в соответствии с мировыми нормами, потребуется около $40-50 млн». Но государственная программа дотирования национальной киностудии пока не разработана, средств, получаемых от госзаказа, для обновления недостаточно, а 70% денег, получаемых от сдачи помещений в аренду, уходит в ФГИ.

Спасение в частном капитале

Игорь Ставчанский не против, чтобы деньги на предприятие поступали не только от государства, но и от частных структур. Но при этом он категорически против смены собственника. Его оппоненты считают такую позицию утопией. «Государству киностудии нужны ради поддержания иллюзии, что оно всем этим хозяйством управляет, — уверен Александр Ткаченко. — Поэтому все оставшиеся государственные киностудии надо приватизировать, ведь опыт последних 15 лет показал неэффективность государства как продюсера в этой отрасли».

Действительно, за последние 15 лет работы киностудии им. Довженко ни один из снятых на ней фильмов так и не попал в широкий прокат. Виной тому полное отсутствие интереса со стороны государства к дальнейшей судьбе своих фильмов. Раскрутку картин Минкульт не финансировал, а частный инвестор не желал вкладывать деньги в рекламу продукта, авторские права на который принадлежат государству. Прокатчики же брать нераскрученные фильмы отказываются.

«Я снял фильм «Фучжоу», в который государство вложило огромные деньги, этот фильм ни разу ни на одном сеансе в кинотеатре не был показан, — сетует кинорежиссер Михаил Ильенко. — Его купила Россия, и там он пользуется спросом. И хотя «Фучжоу» показывают по украинским телеканалам, телепрокат не может вернуть деньги, затраченные на производство».

«На сегодняшний день в прокате нет наших картин, но это временное явление, те фильмы, над созданием которых мы сейчас работаем, будем стараться реализовать, — полон оптимизма Игорь Ставчанский. — Если эти фильмы не будут востребованы телеканалами — будем работать с прокатчиками, а также выпускать наши картины на видеоносителях».

Сегодня киностудия им. Довженко полностью использует свои производственные мощности, которые позволяют снимать около пяти фильмов в год. Сейчас в производстве шесть игровых фильмов и еще один («Наташа») пока приостановлен. «Мы уже почти два года пытаемся снять фильм «Наташа» на киностудии им. Довженко, дважды запускали проект, и дважды нам пришлось прекратить работу, потеряв при этом немалые деньги, так и не сняв ни одного кадра», — сетует режиссер фильма «Наташа» Максим Бернадский.

Сценарий этого фильма в 2004 г. выиграл конкурс и был включен в Государственную программу кинопроизводства.

«Зная техническое состояние киностудии им. Довженко, мы не хотели с ней работать, — вспоминает Максим Бернадский, — но это было решение Минкульта. На момент начала проекта павильон, в котором должны происходить съемки, нуждался в капитальном ремонте — там не было ни света, ни воды, ни шумоизоляции». И хотя ремонтные работы уже проведены (министерство, хоть и с годичным опозданием, профинансировало проект со своей стороны на 80%), у создателей фильма новые проблемы — нет оборудования для съемок. «По контракту, — рассказывает режиссер «Наташи», — киностудия им. Довженко должна оплатить нам технику, но по сей день так этого и не сделала».

Данный пример весьма показателен. Без серьезных инвестиций государственные киностудии обойтись не могут, а брать за основу российскую модель кинопроизводства, где мощностей хватает на всех, в Украине не решаются. Объемы средств, которые готовы вкладывать в производство кино в России и в Украине, несопоставимы. Потому куда целесообразнее пойти по пути Великобритании, Испании, Италии и Франции, где весь кинематограф — исключительно частный, а государственная политика заключается в финансовой поддержке отдельных проектов.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

ВИКТОР ПРИХОДЬКО: «В киностудии им. Довженко смысла нет, также как и в Министерстве культуры»

Вопрос приватизации киностудий, созданных еще во времена СССР, становится в Украине все более актуальным. Часть из них уже выкуплена частным капиталом, часть — все еще находится в собственности государства. О том, есть ли перспективы у крупных кинокомплексов и кто может составить им конкуренцию, «ВД» беседовала с Виктором Приходько, бывшим генеральным директором ГП «НКХФ им. А. Довженко», а ныне — генеральным продюсером телекомпании «ПРО-ТВ».

» Конфликт вокруг киностудии им. Довженко освещался в СМИ довольно подробно. И, тем не менее, какова Ваша личная версия ухода с должности гендиректора ГП «НКХФ им. А. Довженко»? — Я разочаровался в возможностях работы с государством. Государство, в данном случае, является аферистом — оно обещает и ничего не делает. Обещали профинансировать закупку нового оборудования. Мы сделали проект, утвердили его в проектном институте, в Минфине, в Минкульте, договорились с фирмами-продавцами, а государство из 16 млн грн. оплатило меньше семи. Обещали 50 млн грн. на производство — не дали почти ничего.

» Почему же киностудия не реализовывала собственные проекты, где можно было самим выбирать сценарий?
— А деньги на это откуда брать? Для того чтобы киностудия платила зарплаты, налоги и оплачивала коммунальные услуги, ей надо около 10 млн грн. в год. Киностудии для того, чтобы выжить, нужен заказ от министерства культуры на 50-60 млн грн. в год, из которых на собственные нужды останется только 10 млн. Киностудия должна жить за счет того, что она оказывает услуги, а услуги устаревшей техники никому не нужны. В общем, я еще раз убедился, что государственное предприятие не может быть эффективным. И тем более, никогда не сможет конкурировать с частными.

» Стало быть, Вы поддерживаете идею приватизации киностудии?
— Я поддерживаю идею приватизации всех киностудий. Но меня лично приватизация не интересует — я строю свою киностудию.

» Ваша новая киностудия будет крупным комплексом?
— Нет. Крупный кинокомплекс — это возвращение во времена СССР. Всем почему-то кажется, что это очень хорошо, когда в одном комплексе все находится вместе. И чем крупнее — тем лучше. Но, на мой взгляд, это неэффективно, и потому я буду строить студию, которая не будет предназначена для того, чтобы сдавать свои мощности в аренду, она мне нужна для производства собственных проектов. Поначалу будет четыре павильона по 1200 кв. м и несколько офисных помещений. Если мне будет выгоднее строить — буду строить, если невыгодно — арендовать. Я это решение приму в одну секунду, и государство со мной не сможет конкурировать никогда! На подготовку документов для Минкульта ушел бы месяц, а на гипотетическое принятие им решения — еще один.

» Во сколько обойдется строительство новой студии?
— Первый этап оценивается в $7 млн, надеюсь, что к 2007 году киностудия будет полностью готова. В сентябре я планирую уже постепенно начать туда вселяться.

» А где будете арендовать технику?
У нас, кажется, не так много фирм, которые оказывают такие услуги. — Проблемы аренды техники не существует! Если я сейчас брошу мобильный телефон, то попаду как минимум трем фирмам в окно, которые сдают в аренду оборудование.

» Тем не менее, подобные проекты эксперты оценивают суммой примерно в $100 млн. — Какие такие эксперты?
У меня эта сумма вызывает удивление! Не знаю, на что ее собираются тратить, а тем более — как эти деньги возвращать. Я знаю о более реалистичных проектах: телеканал «Интер» собирается обзаводиться собственной производственной базой, «1+1» подыскивает себе базу. Но речь идет не о заоблачных суммах.

» Вы просчитывали, когда окупятся ваши $7-миллионные вложения в киностудию?
— Это зависит от многих причин, как пойдет работа. Но задача вернуть деньги в течение трех-пяти лет не самая главная. В первую очередь для нас важно развитие.

» В таком случае, как идет работа у «ПРО-ТВ» сегодня? Сколько снимаете сериалов?
— Много. Снимаем «5 минут до метро» — 100 серий для «1+1», «Возвращение Мухтара» — 100 серий для НТВ, еще один 24-серийный фильм — «За все тебя благодарю» для ОРТ и «Интера». Два проекта в подготовке, а предложений еще больше, но я не готов за них взяться — не хватает людей. У нас работает более 150 специалистов, но профессионалов всегда не хватает.

» Какой доход Вашей студии приносит столь напряженная работа?
— Боюсь, что конкретную цифру не назову — полученную прибыль мы сразу тратим на производство. Могу сказать другое: налоговая система в государстве такая, что не поощряет подобный вид деятельности. Надо налоги сделать нормальными, осмысленными. Если бы они составляли 10-15%, люди платили бы легко и с удовольствием, «по-белому». А если надо заплатить за то, что и так является моей собственностью, еще 30% налога, то, естественно, я буду думать: где нанять людей, чтобы они придумали официальную схему минимизации этих налогов.

» Каким, в таком случае, Вам видится будущее киностудии им Довженко?
— Государственного будущего у нее нет. Есть перспектива стать музеем. А территорию просто отберут, что уже начали понемногу делать: площадку на Оболони забрали под гольф-клуб. Будучи директором, я отбился от строительства четырех домов, а проекты под застройку уже были. В плане застройки это место привлекательное, и я думаю, рано или поздно перешагнут через национальный статус киностудии. Собственно, в киностудии им. Довженко смысла нет, также как и в Министерстве культуры — в большинстве стран мира его не существует. В Америке нет ни Министерства культуры, ни государственной киностудии, но там снимается почти 700 фильмов в год. Беседу вела Светлана Рябова

    Реклама на dsnews.ua