• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

ФОТОГРАФИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ

Реклама на dsnews.ua

К счастью, появление цифровых технологий и, в частности, магического приспособления по имени Photoshop, не коснулось сути художественной фотографии. Наоборот, на общем фоне синтетических компьютерных коллажей и отретушированных рекламных снимков настоящая фотография — как документальная достоверность изображения — привлекает к себе все большее внимание. Рассматривая любой снимок с кучей фотошоповских спецэффектов, зритель, конечно, восхищается образностью и великолепием. Но параллельно с этим замечает и некую компромис- сность данного отпечатка: здесь его немного обманули, поиграли с воображением, а тут подсунули что-то нереальное. В результате ценность такого «обмана» заведомо ниже любой реалистичной фотографии. Подтверждение тому — февральская сделка этого года на нью-йоркском аукционе Sothebys, когда за знаменитый снимок обыкновенного пруда в лунном свете основоположника американской фотографии Эдварда Стейчена выручили рекордные $2,928 млн.

Отражение момента

Разумеется, зарабатывать миллионы можно не на всех фотографиях, а лишь на тех, которые вне зависимости от жанра имеют уникальную «родословную». Как утверждают опытные мастера, главный инструмент в их искусстве — отбор. То есть фотографу постоянно приходится отбирать: время суток для съемок, долю секунды для щелчка фотокамеры, а также направление, композицию, оптику и пр. Лишь тот, кто в совершенстве владеет этим творческим методом и способен увековечить на пленке именно то ускользающее мгновение, которое взбудоражит не одно поколение, и создает уникальные фотографии, не уступающие многим произведениям искусства.

Кроме того, значимость фотопроизведения оценивается не только по его качеству, но и по силе и широте воздействия на людей. Сотни снимков давно живут собственной жизнью и приумножают благосостояние авторов или правообладателей. Самый известный пример — культовая фотография Че Гевары, сделанная кубинским фотографом Альберто Корда 5 мая 1960 г. Будучи персональным фотографом Фиделя Кастро, Корда присутствовал на поминальной службе во время похорон жертв взрыва французского военного судна в бухте Гаваны. Там он сделал немало кадров во время выступления кубинского президента и его окружения, прежде чем объектив уловил экспрессивный взгляд молодого революционера в черном берете. Секундный щелчок — и вот он, эпохальный кадр. Однако впервые снимок опубликовали лишь после смерти Че Гевары. Возможно, «правильный момент» выхода на публику также стал причиной оглушительной известности этого фотопортрета, который до сих пор масштабно тиражируется. Легальный и нелегальный выпуск плакатов, открыток, футболок с изображением героя уже не поддается счету. Более того, революционный символизм фотокадра всячески интерпретируется дизайнерами или художниками, которые создают собственные работы а-ля Че Гевара.

Другой пример — знаменитый снимок французского фотографа Робера Дуано «Поцелуй у парижской мэрии», который был сделан по заказу американского журнала Life в 1950 г. Дуано не первый раз снимал целующиеся парочки (в большинстве случаев его фотографии были постановочные), но именно поцелуй Франсуазы Борне и Жака Карто, влюбленных друг в друга парижских актеров, принес мастеру всемирную популярность. Общее количество открыток и постеров с изображением этого трогательного момента, ставшего символом послевоенного Парижа, на сегодняшний день достигло полумиллиона экземпляров. К сожалению, запечатленная фотографом пара через какое-то время распалась: он стал виноделом, а она вышла замуж за другого. А совсем недавно, чтобы открыть вместе с супругом кинопродюсерскую компанию, Франсуаза Борне решила продать свой оригинал снимка, подписанный Робером Дуано. В результате при стартовой цене в $15-20 тыс. «Поцелуй» принес парижанке ни много ни мало $208 тыс.

Мировую популярность обрела и фотография Юрия Гагарина в космическом шлеме с буквами СССР, она обошла практически все печатные издания Европы и США. О ее ценности в денежном эквиваленте информации нет, зато интересен факт ее создания. Дело в том, что официальные комплекты фотокарточек первых шести советских космонавтов, по указанию тогдашнего лидера СССР Никиты Хрущева, были сделаны заблаговременно, еще до полетов. А поскольку решение о том, кто станет первым космонавтом, принималось в последний момент и держалось в строжайшей тайне, фотографам (Вере Жихаренко, Василию Батурину и Борису Смирнову) ничего не оставалось, как услышав в радиосообщении фамилию «Гагарин», быстро распечатывать его снимки и развозить в информ- агентства и редакции газет.

Хрестоматийный характер обрела также фотография «Комбат» (офицер с пистолетом в руках, зовущий в атаку солдат) советского фотокорреспондента Макса Альперта, сделанная в 1942 г. В свое время снимок можно было встретить в советской и иностранной прессе, а сегодня — в любой военной энциклопедии. По словам Дэйла Каплана, директора фотоотдела нью-йоркского издания «Суонн гэллериз», в конце 1990-х вторичный отпечаток этого классического снимка был куплен американским коллекционером за $550.

Реклама на dsnews.ua
Арт-биржа

То, что художественная фотография в последнее десятилетие стала заметным объектом вложения капитала, подтверждает активность известных галеристов, аукzционные торги Sothebys и Christies. Например, еще в 1998 г. специалисты отмечали возросший интерес к фотоработам 1920-1930-х. В тот год снимок американца Ман Рея Noire et blanche, Paris был продан на аукционе Christies за $607,5 тыс. Годом позже на Sothebys с молотка ушла уже за $838,7 тыс. фотография Grande vague, сделанная в 1855 г. Гюставом Ле Греем. А в 2003 г. к миллионному рубежу подобралась работа французского фотомастера Жозефа Филибера Жиро де Пранже «Дагеротип с видом Афин» (1842 г.) — $922 тыс. И, наконец, в ноябре прошлого года впервые в истории фотографии произошло событие, которое взволновало практически все мировое артсообщество. На аукционе Christies зафиксирована продажа фотоснимка Ричарда Принса «Неизвестный ковбой» за $1,248 млн. В нынешнем же году стало ясно, что тенденция выкладывания за фотографический оттиск на бумаге семизначных сумм более чем актуальна. Уже несколько фотографий проданы по цене $1,5-3 млн.

По мнению экспертов, рост конкурентоспособности фотографии по отношению к традиционным видам искусства, в частности, к живописи и скульптуре, объясняется тем, что рынок фотографии подчинен законам и тенденциям арт-рынка в целом. Оценивается как идея фотокадра, так и его визуальная реализация. Во внимание принимается все: начиная от сюжета и техники исполнения, заканчивая историей создания снимка, биографией автора и перечнем выставок и коллекций, где была представлена фотография.

«Что касается главной отличительной черты фотографии от живописи, а именно: возможности тиражирования, — то здесь часто срабатывает фактор оригинальности, — объясняет Евгений Березницкий, директор киевской галереи «L-Art». — К примеру, фотоснимок Доротеи Ланг «Мать иммигранта», который известная фотохудожница напечатала в 1930-х, был продан на одном из аукционов за шестизначную сумму. При этом в фотофонде библиотеки Конгресса США можно заказать репринт этого снимка с негатива всего за $50».

Интересно, что растет в цене не только классика, но и современная фотография. Во время крупнейшей международной ярмарки Paris Photo 2005 огромным спросом пользовались детские портреты популярной немецкой фотохудожницы Лоретты Люкс — по EUR24,5 тыс. каждый. Диптих Олега Колехмайнена был продан за EUR20 тыс., а фотография эпатажного американского художника и фотографа Андреса Серано — за EUR18 тыс. Галеристы, работающие с современным искусством, делают акцент на актуальности тех фоторабот, в ценность которых заложен именно документализм нынешних социальных тенденций и процессов. На сегодняшний момент существует определенное количество людей (известные кураторы, арт-критики, арт-дилеры, галеристы), мнению которых общественность склонна доверять, и которые, собственно, формируют вкус к актуальному искусству, а также его стоимость.

Свой удел

Отечественный арт-рынок к подобному размаху не готов, так как только-только начинает приходить в себя от осознания, что профессиональная фотокарточка, оказывается, может стоить больше, чем $10. Выставленные в отечественных галереях фотоработы известных художников и фотографов (Бориса Михайлова, Сергея Браткова, Олега Кулика, Ильи Чичкана, Олеси Мальской), стоимость которых определяется от EUR1 тыс., не спешат перекочевывать в руки коллекционеров. Если же покупатели и находятся, то это преимущественно иностранцы.

По сути, большинство финансовых сделок в фотографической среде сегодня обеспечивает рекламный бизнес, который с каждым годом увеличивает бюджеты на фотопродакшн. К примеру, стоимость работ на бытовую тематику, одиночных портретов, которые выполняют по заказу рекламных агентств начинающие фотографы для низкобюджетных клиентов, составляет $300-1000 тыс. Сетевые агентства, на чьей совести известные бренды, готовы раскошелиться на фотографический процесс от $2,5 тыс. до $20 тыс., а иногда и $50 тыс. Однако в любом случае заработок профессионального фотографа, согласно смете, будет всегда меньше половины выделенной суммы (предполагаются затраты на техников, моделей, поездки и многое другое — в зависимости от задания). Но это обстоятельство нисколько не смущает фотографов, так как любой разрыв с рекламным бизнесом грозит им троекратным ухудшением финансового состояния.

На такой риск идут немногие. Но идут все же. Например, Игорь Гайдай, три года назад решивший выйти в открытое плавание после 15-летнего «рекламного стажа», сполна ощутил денежные трудности. И к ним в придачу натолкнулся на психологические барьеры многих заказчиков, которые, имея миллионные капиталы, не видели целесообразности платить $2 тыс. за составление высококачественного буклета. Сегодня ситуация несколько иная. «Один из моих заработков — семейные портреты, которые стоят недешево. Нынче все большее количество людей соглашается платить $1тыс. за фотосессию, целью которой является, по сути, одна, но очень классная семейная фотография, — говорит Игорь Гайдай. — Нюанс в том, что, в отличие от рекламной фотографии, где все обязаны изображать счастье, здесь никто ничего не должен. Необходимо найти настроение, поймать момент, когда клиенты забудут, что они перед фотокамерой. И мне хватит доли секунды, чтобы снять этот момент».

Кстати, попытка создать значимые и ценные фотографии вылилась в 2003 г. в выпуск 270-страничной книги «Украинцы», тираж которой составил 2 тыс. экземпляров, а стоимость в твердом переплете 600 грн., в мягком — 300 грн. Зная реалии отечественного книжного рынка и, тем более, тенденции арт-рынка, на коммерческий успех издания никто не рассчитывал. Тем не менее, фотоальбом с изображениями известных и не очень известных украинцев регулярно распродается (на одной из зарубежных выставок за один вечер продали десять экземпляров).

Очередная задумка фотографа стоимостью EUR250 тыс., по расчетам Гайдая, должна за несколько лет окупиться. Он назвал проект «Мы — страна», для которого снимает огромные группы людей на предприятиях, в хозяйствах, учебных заведениях и т.п. Сбудутся ли ожидания фотографа? Единственный критерий — время. Оно же свидетельствует: художественная фотография, если она того достойна, становится знаменитой практически сразу, а вот ценной в прямом значении этого слова — годы, а то и столетие спустя.

    Реклама на dsnews.ua