• USD 27.9
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

ЕРЕТИК ДИЗАЙНА

Реклама на dsnews.ua

Может ли один и тот же человек быть одновременно самым знаменитым и самым ненавистным дизайнером современности? Главному дизайнеру BMW Group Крису Бэнглу это удается вполне.

Еще до начала обучения в одном из авторитетнейших дизайнерских колледжей, калифорнийском Art Center, молодой Крис Бэнгл подумывал о том, чтобы стать священником методистской церкви. Скорее всего, и на этом поприще он бы не затерялся в задних рядах. А вот живи он лет на 500-600 раньше, наверняка вошел бы в число вождей церковной Реформации наряду с Лютером или Кальвином. И, возможно, сгорел бы на костре инквизиции. Ведь даже в наши, куда более толерантные дни общественность, возмущенная еретическим подходом Криса Бэнгла к концепции дизайна BMW, требовала устроить ему «кадровое аутодафе».

Ломка традиций

До своего назначения главным дизайнером BMW в 1992 г. Бэнгл не мог похвастаться эпохальными достижениями. В Opel, где начинал свою карьеру, он создал интерьер концепта Junior, затем в Fiat разработал внешний облик эффектного Fiat Coupe. Впрочем, скорее всего, именно этот спорткар привлек внимание боссов BMW, принявших принципиальное решение — впервые в истории компании отдать руководство дизайнерским подразделением американцу. А заодно и поставить перед ним очень нетривиальную задачу.

Какую именно — стало ясно только десять лет спустя, после выхода нового поколения флагманской BMW 7-й серии. Модели, которая находится на вершине линейки BMW и воплощает все самые передовые достижения баварских автостроителей — как технические, так и дизайнерские. «Семерка» с индексом E65/E66 была впервые представлена публике на осеннем автосалоне в 2002 г. во Франкфурте. После чего в интернете начали распространяться коллективные петиции примерно такого содержания: «Уважаемое руководство компании BMW! Мы очень любим ваши машины, которые в течение многих лет являлись образцами автомобильного дизайна. В связи с этим убедительно просим вас: увольте Криса Бэнгла, чтобы он никогда больше не смог поганить автомобили BMW».

Не уволили. Наоборот, поддержали и одобрили. Потому что хотели от Криса Бэнгла именно того, что тот сотворил с экстерьером и интерьером BMW. А именно — трансформации восприятия его потребителями от нейтрально-позитивного до резко поляризованного — пылкой любви или не менее пылкой ненависти.

Не первый и не второй

Реклама на dsnews.ua

Все дело в том, что на рубеже второго и третьего тысячелетий перед BMW возник поистине гамлетовский вопрос: быть ей «вечно второй» в немецком премиум-сегменте после Mercedes или все же попытаться оспорить лидерство Штутгарта. Ситуацию осложняло еще и то, что в этот период модели BMW, отличаясь выдающимися техническими и инженерными решениями, в плане дизайна выглядели более чем «ровно». Как иронизировала пресса, выбирать между «семеркой» и «пятеркой» BMW — это все равно что решать, какой длины колбаску заказать в баварской пивной. Длина разная, а вкус и наполнение — одни и те же.

Осознав эти проблемы, руководство компании приняло решение убить их одним выстрелом. В частности, пойти на радикальную смену внешности: настолько радикальную, чтобы она воспринималась как нечто из ряда вон выходящее. Для исполнения этой сверхзадачи и призвали в BMW Криса Бэнгла. А моделью, на которой этот подход проявился в полной мере, стала флагманская «семерка». И это еще больше усугубило гневную реакцию общественности. Предыдущая модель серии, Е38, была типичным представительским седаном премиум-класса — с консервативным кузовом классических пропорций. И тут ей на смену появляется нечто даже не авангардное — эпатажное! Вычурные фары, по-купейному спадающая крыша, игра впалых и выпуклых плоскостей кузова, а главное — массивная корма с необычным выступом (об этом речь пойдет чуть позже). Понятное дело, что исконная целевая аудитория при виде такого «отхода от канонов» впала в шок.

Увы, в шквале критических замечаний в адрес новой стилистики BMW аргументы самого Криса Бэнгла были не слышны. А он говорил очень дельные вещи: люди, которые приняли дизайн новой «семерки» в штыки, просто не готовы воспринимать новые идеи. Но если потакать их вкусам, BMW будет навсегда обречена играть вторые роли. Чтобы претендовать на лидерство, нужен радикализм.

Сейчас, шесть лет спустя, абсолютно ясно то, что Бэнгл оказался прав. Разработанная им BMW 7-й серии стала самой успешной по объему продаж среди всех поколений этой модели. Да, догнать Mercedes S-класса не удалось. Но благодаря внедрению новой дизайнерской концепции BMW во все модели компании — от 1-й до 7-й серии — баварцы смогли сравняться с Mercedes по общему количеству проданных автомобилей, а кое-где и вырвались вперед.

«Задница Бэнгла»

В английском языке у слова butt с десяток разных значений. А вот словосочетание Bangle-butt имеет только один смысл: так называют дизайн кормы автомобиля, при котором на ее верхней грани размещен особо акцентированный выступ. Это решение, которое активно применял Крис Бэнгл в большинстве разработанных под его руководством моделей BMW, получило неофициальное, но уже вошедшее в дизайнерский сленг название «задница Бэнгла».

В принципе, персональное имя тех или иных дизайнерских элементов считается высшим признанием заслуг их создателя: вспомнить хотя бы «петлю Хофмейстера» или «линию Вальтера да Сильвы». А тут — на тебе: «задница»! Обидно?

Поначалу, возможно, этот термин употреблялся в уничижительном смысле. Но только до тех пор, пока на премьерных показах новых моделей от разных автопроизводителей не стал все чаще наблюдаться аналогичный прием. Причем его активно эксплуатируют такие гранды автопрома, как Toyota и Mercedes. И тут уж называйте как хотите, а положительный результат — налицо.

Но одним только Bangle-butt дизайнерский арсенал Криса Бэнгла не ограничивается. Его главное детище — так называемые пламенеющие плоскости — эффектная игра выпуклых и вогнутых поверхностей. В большей или меньшей степени она свойственна всем бэнгловским машинам, но ярче всего проявляется в родстере Z4.

И пусть коллеги по цеху ехидничали, что кузов BMW Z4 словно вырублен с помощью мачете — по эффектности внешнего облика с этой моделью мало что может сравниться.

Третья составляющая бэнгловского подхода связана с внедрением новаторской системы интеллектуального управления бортовыми устройствами iDrive. Казалось бы, это инженерный, а не дизайнерский вопрос. Но только на первый взгляд. Решение «строить кабину» вокруг iDrive привело к тому, что в новых моделях BMW исчез разворот консоли в сторону водителя, а это была еще одна характерная черта дизайна, подчеркивавшая спортивность BMW. Консоль стала симметричной.

Контрреволюция или новая революция?

Летом нынешнего года BMW представила новое поколение «семерки», уже второе, разработанное при Бэнгле. И что же? Новинка получилась куда консервативнее предшественницы. Да, линия крыши стала еще ниже, а пластика боковин — более акцентированной, но пресловутый Bangle-butt исчез напрочь. Кроме того, консоль снова развернули к водителю. Неужели революционный период сменился контрреволюцией?

Ни в коей мере. Просто в BMW применили, наверное, самый изощренный маркетинговый прием: чередование новаций и возврата к исконному. Его с успехом применяют производители прохладительных напитков: на рынок выводят некое «Ситро с Новым Вкусом», на новинку клюет дополнительная аудитория потребителей, а когда эффект новизны пропадает, на смену приходит «Ситро с Классическим Вкусом», апеллирующее к памяти о старом добром напитке. На авторынке в такие игры играть намного сложнее, но общий принцип тот же: более консервативный дизайн BMW напомнит о «прежних ценностях», однако и любители инноваций тоже не будут обижены — их в облике новой «семерки» более чем достаточно.

Но и в «консервативную эпоху» BMW Крис Бэнгл отнюдь не собирается отказываться от реформаторства. Концептуальная модель GINA, разработанная под его руководством, побила все рекорды инновационности в дизайне. Ее кузов может менять форму(!) в зависимости от пожеланий водителя. Достигается это благодаря специальной эластичной ткани, которой обшит кузов вместо штампованного металла. Эта ткань натянута на металлическую раму, которая, во-первых, отлично воспроизводит фирменную бэнгловскую игру граней и плоскостей, а во-вторых, имеет подвижные части, которые могут перемещаться благодаря гидравлическому приводу. Более того, сама обшивка тоже является подвижной — она может раскрываться, обнажая мотор.

А эффектность того, как GINA открывает фары дефис «глаза», не передадут ни слова, ни фотографии. Это надо смотреть, в крайнем случае, на видео — картина потрясающая!

Понятное дело, что модели с тканевым кузовом станут серийными еще не скоро, если станут вообще. Но прогресс в области создания новых материалов (не обязательно тканей) дает все основания предполагать, что пластичный внешний облик автомобилей будущего — отнюдь не фантастика. Возможно, это инженерно-дизайнерское решение назовут «текучестью Бэнгла» или как-нибудь в этом роде, и в историю автодизайна войдет именно этот термин.

    Реклама на dsnews.ua