• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

В ПРАХ

Реклама на dsnews.ua

«На выбор моего рода деятельности повлияло два фактора, — рассказывает Анна Михальченко. — Во-первых, я живу недалеко от стихийного кладбища для животных, поэтому часто становлюсь невольным свидетелем захоронения домашних питомцев. Нередко наблюдаю, насколько глубоко скорбят хозяева, прощаясь с животными, приходят проведывать могилки. Во-вторых, сама являюсь владельцем собаки». Будучи по образованию экономистом, и просто человеком, которому свойственно развивать нестандартные идеи, Анна задумалась о бизнесе, связанном с захоронением животных.

Проблемное недоверие

Для начала Анна решила сосредоточить свои силы на организации специализированного кладбища, но вскоре поняла, что воплотить эту затею в жизнь вряд ли удастся. Прежде всего, из-за того, что земля под кладбище должна выделяться из государственного резерва.

Более того, землю необходимо либо покупать, либо брать в долгосрочную аренду. Да и найти землю в черте города под подобный проект практически нереально. Одновременно все это требовало немалых денежных инвестиций, которых у Анны не было. Кстати, официального кладбища для животных в Киеве до сих пор нет, хотя оно и должно было появиться вблизи столичного района Троещина еще в 2004 г.

После неудачных поисков места под кладбище Анна продолжила интересоваться темой захоронения животных. Как вариант рассматривался колумбарий — место, где происходит захоронение урн с прахом. Так и появилась идея о кремации животных. Вооружившись ею, Анна отправилась к директору Киевского крематория. Предложение о централизованной кремации животных он принял с воодушевлением. Анне оставалось только получить разрешение в Главном управлении ритуальных услуг на кремацию специфических биологических отходов (так именуются мертвые животные). Так в 2004 г. в Киеве появилось первое «Бюро ритуальных услуг для животных».

Если с получением разрешения на кремацию особых проблем не возникло, то наладить работу с заказчиками было куда сложнее. «Получив первые заказы на кремацию, мы столкнулись с проблемой недоверия, — говорит Анна. — Люди просто не верили, что мы будем кремировать именно их питомца. По мнению некоторых, по дороге к крематорию мы выбрасываем труп животного в мусорное ведро и вместо него сжигаем, например, газету, а пепел отдаем клиенту. Пытаясь разрешить эту ситуацию, я обратилась к директору крематория, и тот разрешил, чтобы заказчики присутствовали при кремации своего животного». Таким образом, первые клиенты «Бюро» могли прийти в крематорий и увидеть, как их питомец «уезжает» в печь для кремации — просто на последующих этапах спутать или подменить животное уже невозможно в любом случае. «Однажды к нам приехала одна старушка, которая хотела похоронить своего любимца и, разумеется, захотела удостовериться в выполнении заказа, — рассказывает Анна. — Зайдя в цех, бабуля по какому-то обычаю начала раздавать работникам цеха деньги. Якобы для того, чтобы они лучше кремировали животное. В то время, пока она раздавала деньги, животное отправили в печь, и заказчица пропустила самое главное. Пришлось ее успокаивать снова».

Еще одна проблема, с которой столкнулось на начальном этапе «Бюро ритуальных услуг» — реклама. Поскольку услуга по кремации животных специфическая, то и размещать рекламу было проблематично. В развлекательных журналах она была бы не уместна и не эффективна. В специализированных журналах о животных, возможно, и была бы уместна, но вряд ли эффективна. Анна приняла решение самостоятельно налаживать связи с докторами ветеринарных клиник, рассказывая им о новой услуге. Врачи хоть и встретили эту идею с воодушевлением, но все же нотка недоверия в их голосе ощущалась. Для того, чтобы врачи не забыли о бюро, Анна изготовила и развезла по клиникам презентационные ручки, календарики. «И все же врачи рекомендуют наши услуги только в крайних случаях, — отмечает Анна. — Сегодня самой эффективной рекламой для нас являются рекомендации. Известно ведь, что кошатники и собачники — это некий клуб по интересам и общению, где многие хорошо друг друга знают. И информация в этом кругу распространяется довольно быстро. Поэтому заказчик, сотрудничавший с нами, как правило, рассказывает об этом своим знакомым, и те при необходимости обращаются к нам. Мы не раз наблюдали, что клиент, пришедший по рекомендации, не сомневается в качестве выполнения работ. В то время как заказчик, пришедший по рекламе, чувствует себя не слишком уверенно».

Реклама на dsnews.ua

Но вернемся к истории «Бюро». Для успешной работы Анне необходимо было обзавестись специальной машиной для транспортировки мертвых животных. «Далеко не все желающие воспользоваться нашими услугами могут сами доставить тело в крематорий. К тому же это не очень хорошо с точки зрения гигиены, ведь специализированная машина после каждого заказа проходит дезинфекцию, а обычная — нет, — отмечает Анна. — Поэтому на начальном этапе остро встал вопрос о специализированной машине. Наиболее оптимальным вариантом оказалась аренда автомобиля вместе с водителем у Киевского городского крематория, поскольку мы не могли себе позволить приобрести подобную машину со всеми разрешениями от санэпидстанции. Более того, водитель обычного транспортного средства должен был бы пройти специализированные курсы, дающие ему разрешение на перевозку биологических отходов. А это снова дополнительные расходы».

Животный ритуал

В «Бюро» предоставляют услуги по индивидуальной, а также общей кремации. Последняя представляет собой кремацию сразу нескольких животных, ее стоимость зависит от размеров и колеблется в пределах от 110 до 190 грн. Индивидуально, соответственно, кремируется одно животное (250-300 грн.). К этой сумме необходимо добавить стоимость урны — 70 грн.

Несмотря на большое количество заказов (за два года только индивидуально было кремировано свыше 400 животных) первого заказчика здесь помнят хорошо. Это был владелец крупной собаки, которую посоветовали кремировать в клинике. «Выполнить первый заказ было сложно, — говорит Анна, — в первую очередь психологически. Несмотря на то, что у нас дома всегда были животные, я не думала, что отправлять животных в последний путь настолько тяжело: люди разговаривают со своими питомцами, плачут, долго не хотят отпускать. И выдержать все это непросто, особенно в первый раз. Со временем становится как-то легче. У нас даже был случай, когда девушка привезла в крематорий свою мертвую собачку, и никак не могла отпустить ее, поэтому нам пришлось силой забирать у нее мертвое животное. Хорошо еще, что с ней вместе приехал адекватно реагирующий на смерть питомца супруг. По моим наблюдениям, очень сложно переносят смерть домашних питомцев женщины и дети; мужчины, как правило, более сдержанны».

Заказчики звонят в «Бюро» не только днем, но и ночью. Учитывая специфику деятельности, приходится работать круглосуточно. «Иногда, вызывая врача на дом для усыпления животного, одновременно просят приехать и нас, — отмечает Анна, — И к моменту нашего приезда часто пребывают в невменяемом состоянии. Поначалу я пробовала их успокаивать, но со временем убедилась, что от этого становится только хуже. Потому стараюсь спокойно и внушительно разговаривать с человеком, выясняя, как именно он хочет проводить в последний путь своего любимца. Кстати говоря, вместе с той же собачкой часто передают для кремации ошейники, расчески, игрушки животного».

Клиенты консультируются с Анной и относительно обрядов захоронения животных. Но здесь, по ее мнению, каких-то обязательных ритуалов быть не может, хотя многие заказчики закрывают усопшим глаза, стараются не привозить животных после кремации в дом и т.д. «Недавно, правда, был случай, когда умер кот, хозяин которого был родом из Китая, и животное провожали в мир иной с использованием каких-то китайских традиций, — рассказывает Анна. — Его посыпали специальным сбором трав, произносили над телом заговоры».

По наблюдениям Анны, если в первый год работы «Бюро» приблизительно семь заказчиков из десяти заказывали общую кремацию, то сейчас это соотношение несколько изменилось. Четыре клиента отдают предпочтение общей кремации, а шесть — индивидуальной. В этом случае многое зависит не столько от доходов заказчика, сколько от его отношения к животному. «Заказчиков можно разделить на два типа, — отмечает Анна. — Одни клиенты относятся к животным примерно так: мол, жило, умерло и надо нормально похоронить. Они отдают усопшего питомца, как правило, на общую кремацию. Другие не только называют своих кошечек и собачек детьми, но и воспринимают их так же. Именно таких животных чаще всего кремируют индивидуально. Бывали случаи, когда хозяева предлагали ту же бутылку водки водителю, чтобы он помянул Бобика как следует. Или просили передать алкоголь рабочим крематория, якобы чтобы они хорошо выполнили свою работу».

Сам процесс кремации длится порядка 2-2,5 часов, после этого необходимо еще пару часов для охлаждения праха. И уже только после этого прах складывается в урну. По желанию заказчика сотрудники могут не заклеивать ее, чтоб прах впоследствии можно было развеять. Вообще, дальнейшую судьбу урны с прахом животного в «Бюро» не прослеживают. «Впрочем, иногда клиенты сами делятся своими планами относительно урны с прахом, — говорит Анна. — Один заказчик, например, заявил, что собирается бросить урну в реку, в том месте, куда он раньше приезжал вместе с собакой на рыбалку. Еще у нас была пожилая пара, которая попросила разделить прах любимой собачки на две урны для того, чтобы со временем каждый мог унести с собой в могилу частичку любимого животного».

Помимо столичных заказчиков, в «Бюро» обращались и иностранцы — поляки. Им выдавались документы, подтверждающие кремацию животного и позволяющие перевозить прах животного через границу без проблем.

Мертвый сезон

Интересно, что такое понятие, как сезонность присутствует и в этом бизнесе. По наблюдениям Анны, зимой спрос на услуги «Бюро» значительно выше, чем летом. И связано это в первую очередь с тем, что в зимний сезон вопрос о захоронении в земле стоит более остро, нежели в теплое время года. Летом можно взять животное и закопать его, например, неподалеку от дачного участка, зимой же это попросту невозможно.

«Животные есть практически в каждом доме, но продолжительность их жизни, к сожалению, невелика. Соответственно, услуги нашего «Бюро» будут востребованы всегда, — говорит Анна. — Главное, чтобы заказчики не занимались самостоятельным захоронением домашних любимцев на стихийных кладбищах. Тем более, что это запрещено украинским законодательством. Также самовольное захоронение животных несет в себе эпидемиологическую опасность. Трупный яд недостаточно глубоко захороненного животного может попасть в грунтовые воды, что чревато негативными последствиями. Мы действительно очень надеемся, что в ближайшем будущем, наконец, откроется долгожданное кладбище, и нам удастся с ним сотрудничать. К тому же, по моей информации, на таких кладбищах планируется также колумбарий, где каждый желающий сможет захоронить урну с прахом животного и приходить проведывать могилку. Многие наши клиенты именно с этой целью забирают урны домой, ставят их в сервант и ждут, когда, наконец, смогут нормально ее захоронить».

    Реклама на dsnews.ua