• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Реклама на dsnews.ua
«Национализация в коррумпированном обществе — трата народных денег»

«Национализация в коррумпированном обществе — трата народных денег»

Громкие процессы по переподчинению международных финансовых гигантов западным правительствам аукнулись в Украине: местные чиновники наперебой обсуждают сценарии введения у нас аналогичной практики борьбы с кризисом.

О последствиях национализации для экономики страны и о том, за чей же счет будет создаваться стабилизационный фонд, с «ВД» дискутировали профессор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский, президент Центра экономического развития Александр Пасхавер, руководитель группы советников главы Национального банка Украины Валерий Литвицкий и профессор Института стратегических оценок Анатолий Гальчинский.

>> К каким последствиям в глобальном масштабе может привести изменение функций государства вследствие массовой национализации активов?

Валерий Литвицкий: На Западе не нашли лучшего варианта спасения от провала системных банков и финансовых компаний, чем национализация — у них не было альтернативы. Но такой выбор несет в себе ряд минусов, главный из которых прост: национализация может понравиться. Впоследствии же «огосударствление» может привести ко всем тем негативным реалиям, которые связаны со степенью эффективности работы госсобственности и централизации власти.

Анатолий Гальчинский: Национализация — вынужденное отступление назад. Сам по себе кризис конструктивен: он показывает пальцем на тех, кто должен выбыть с рынка. По моему мнению, национализация как спасение «утопающих» может только тормозить развитие рынка.

>> В Украине все более активной становится риторика о возможной национализации финансовых институтов, а также стратегически важных предприятий в случае, если они столкнутся с существенными финансовыми проблемами. Является ли такой шаг эффективным для нашей страны в стратегическом плане?

Реклама на dsnews.ua

Александр Пасхавер: Сегодня под лозунгом борьбы с кризисом у нас внедряются множество «левых» идей. Одна из них — национализация. Нам в пример ставится практика, проводимая сейчас правительствами развитых стран. Но в Украине — коррумпированное общество. То, что можно в других странах, нельзя делать у нас. Потому что в коррумпированном обществе национализация — трата народных денег.

В Украине национализация может проходить только на временной основе и без права голоса пакетов, перешедших в госсобственность. Я не верю, что чиновники смогут управлять компаниями эффективнее, чем частные топ-менеджеры и нынешние собственники предприятий. Наше государство показало, как плохо оно управляет любым предприятием.

В. Л.: Это пандемия национализации. Мы смотрим на действия правительств США и Европы, и нам почему-то кажется, что Украина тоже созрела для национализации. Но я бы предостерег наших правителей от этого шага. Какое-то предприятие или банк плохо сработали, оставили вкладчиков с проблемами, а сотрудников — без работы. А потом общество за счет госбюджета подставляет плечо этим неумелым управленцам. Конечно, в некоторых ситуациях это общественное плечо надо подставлять, но так, чтобы это не перерастало в пандемию.

Национализация в чистом виде возможна либо в форме конфискации, либо в форме выкупа. О первом варианте речь вообще не идет. Говоря о втором — о выкупе проблемных предприятий, следует принимать во внимание цену этого мероприятия. Национализация — очень затратная вещь, которая может дорого обойтись стране в будущем. Ведь под национализацией понимают, по сути, реприватизацию. Государство может выкупить некий объект, чтобы найти стратегического партнера и передать ему этот актив. Но пока страна не нашла этого стратегического партнера, управлять объектом придется чиновникам. За все время приватизации эффективность госуправления пакетами акций госпредприятий была довольно сомнительной.

Вспомните только, какое психологическое давление на инвесторов оказывала реприватизация в 2005 г. Я думаю, что нам лучше избежать повторения этого давления. Я не против реприватизации в варианте дооценки, но тогда надо сделать так, чтобы негативные последствия этого процесса были устранены.

А. Г.: Я не поддерживаю эти шаги. Возможно, на Западе национализация оправдана — у них есть рыночная психология. Но нам это не подходит, потому что мы еще не оправились от прошлой массовой национализации.

>> Власти заявили о создании стабилизационного фонда в стране. Каким должен быть его объем, чтобы в случаях возникновения проблем, подобных нынешней, реально стабилизировать в среднесрочном периоде ситуацию в стране?

И. Б.: Сегодня реалистично можно говорить об уровне 10 млрд грн. (первый заместитель главы Секретариата президента Александр Шлапак намедни заявил, что стабфонд в 2009 г. может получить 50 млрд грн. — прим. «ВД»).

>> Каковы условия эффективной работы стабилизационного фонда в Украине? Насколько вообще эта идея применима к нашей стране?

Игорь Бураковский: Успешная реализация идеи стабилизационного фонда возможна только в единой системе с рядом других мер. Сам стабфонд — не панацея, а один из множества инструментов, которые используются для гармонизации ситуации. Есть действия Нацбанка, правительства, кредиты МВФ, ограничения по бюджету фискальной политики… К ним добавляется стабфонд — и система гармонизации начинает работать.

А. П.: Стабфонд обычно формируется в спокойное время, а используется — в неспокойное. Говорить в разгар кризиса о том, что мы будем сейчас собирать какие-то свободные деньги, когда нам надо их тратить, а не собирать, — неразумно.

Я считаю, что мы, наоборот, должны перераспределить имеющиеся у нас средства и привлечь капитал ради оживления реального сектора.

А. Г.: Я вообще не понимаю, о каком стабфонде идет речь! У нас что — есть лишние деньги? Тогда зачем просить взаймы у МВФ, если мы можем даже что-то отложить в стабфонд?

>> Каковы источники наполнения стабилизационного фонда?

И. Б.: Можно говорить о сокращении некоторых бюджетных программ, но нельзя однозначно сказать, что именно попадет под сокращение. Следует с дотошностью бухгалтера изучить, какие расходы можно урезать, и за счет освободившихся средств наполнить фонд. Например, в тех же программах, связанных с дорожным строительством, мы можем выявить относительно «лишние» средства. Возможно, под сокращение попадут программы, связанные с развитием новых образцов техники, деталей и т. д. Конечно, урезание исследовательских бюджетов даст небольшие средства, но мне кажется, что эти деньги итак используются неэффективно.

Есть доходы у Нацбанка. Раньше валюта продавалась по курсу 4,5 грн. за доллар, а сегодня — по 6 грн. Разница может быть частично мобилизована в стабфонд.

Кроме того, создание стабфонда возможно за счет отмены разных льгот и за счет ограничения ряда социальных программ. Речь может идти о расходах на тот же госаппарат.

А. Г.: Какие бы каналы ни выбрали, это будет изъятие денег у производителя. Мы станем изымать деньги у реального сектора и откладывать их в карман, чтобы в «черный день» передать таким банкирам, как Владимир Матвиенко (совладелец Проминвестбанка — прим. «ВД»).

Беседу вела Маргарита Ормоцадзе

    Реклама на dsnews.ua