• USD 26.9
  • EUR 32.6
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Любишь медок — лю би и холодок

Реклама на dsnews.ua

Чтобы забыть о холодных батареях и условно горячей воде, жильцам многоквартирных домов необходимо научиться отстаивать свои права, быть готовыми платить за комфорт по рыночным ценам и добиться понимания своих проблем со стороны государства.

Декабрьское отключение горячей воды в половине домов Киева и Львова многих жильцов многоэтажек заставило задуматься об эффективности нынешней системы предоставления услуг ЖКХ. Казалось бы, чего уж проще: заключил договор с ЖЭКом, где четко перечислены предоставляемые услуги, плати исправно по счетам и требуй педантичного соблюдения договора. Ну а коль оный не соблюдается — есть установленный в Постановлении Кабинета Министров №630 от 21.07.2005 г. «Об утверждении правил предоставления услуг…» (далее — Постановление) порядок разрешения споров, где четко прописаны все действия недовольного заказчика. Однако возмещение убытков заказчику за недополученные услуги не решает главной проблемы  — повторения подобных инцидентов в будущем. Ведь при всем своем желании поменять исполнителя услуг жилец не может — в этом качестве выступает либо ЖЭК, либо общество совладельцев многоквартирных домов (ОСМД). Но ведь ни ЖЭКи, ни ОСМД коммунальные услуги сами не производят. «Поэтому в ситуации с последним отключением воды в Киеве мы оказались ответственными за третьих лиц»,  — сетует Людмила Шанц, председатель Общественной организации «Объединение ЖСК, ОСМД «Виктория».

ЖЭКи и ОСМД, являясь исполнителями по предоставлению коммунальных услуг населению, являются точно такими же заказчиками упомянутых благ, заключая соответствующие договоры с водоканалом или генерирующей компанией, которые в деле поставки воды и тепла в многоквартирные дома являются монополистами. Причем эти монополии принято называть естественными. Но и на этом монопольный круг не заканчивается: те же ТЭЦ вынуждены закупать газ у еще одного монополиста — ДК «Газ України». Так и создается замкнутая цепь монопольных услуг, и когда в системе происходит сбой, страдает последнее звено цепи — потребитель. «ВД» попыталась разобраться, можно ли разорвать монопольный круг в сфере предоставления услуг ЖКХ.

Поделить рынок

Сегодня ОСМД и ЖЭКи фактически лишены возможности влиять на поставщиков услуг в многоквартирных домах. А вот от ответственности перед жильцами их никто не избавлял. По крайней мере, в правительственном Постановлении содержатся «Требования относительно количественных и качественных показателей услуг и уменьшения платы в случае их отклонения».

«Права и обязанности исполнителя услуг в Законе «О жилищно-коммунальных услугах» перечислены в одной статье,  — говорит Людмила Шанц. — Поэтому поставщики услуг для ОСМД считают, что данная статья касается лишь тех, кто содержит дом. В частности, водоканал вообще апеллирует к Закону «О питьевой воде», а не «О жилищно-коммунальных услугах».

В итоге это приводит к ситуации, когда температура горячей воды на входе в дом ниже нормы, но ОСМД не может выставить за это штрафные санкции поставщикам услуг — генерирующим компаниям. Те же закупают газ у ДК «Газ України» по рыночной цене, а тепло населению продают по утвержденным местными властями тарифам. Но даже в тех случаях, когда утвержденный тариф покрывает производство тепла по рыночной цене (см. «ВД» №46 с. г., стр. 36-38), все равно 100%-я оплата услуг населением не гарантирует отсутствия убыточности работы энергокомпаний. Ведь потери в теплосетях достигают 50%! И выходит, что своевременные поставки услуг зависят от местных властей, которые и должны компенсировать энергокомпаниям разницу между рыночной ценой газа и отпускной для населения. Ну а местные власти всегда могут сослаться на нехватку денег в бюджете, из-за чего каждый год перед началом отопительного сезона руководителям городов и областей приходится раздавать обещания ДК «Газ України» погасить долги.

Реклама на dsnews.ua

Если провести децентрализацию системы отопления, то от подобной зависимости можно уйти. Для этого надо лишь построить котельные, которые будут отапливать несколько соседних домов, а уж они будут закупать газ непосредственно у ДК «Газ України». Именно по такому пути пошли в 1997 г. в небольших городах Казахстана, где первыми из стран СНГ провели реформу ЖКХ.

«Это можно сделать во многих городах Украины, но только не в Киеве, — говорит Александр Мазурчак, заместитель министра ЖКХ. — В столице же в этом случае может сложиться ситуация, когда на одной улице будет 10 котельных, и их выхлопные газы будут отравлять весь город. Кроме того, необходимо строить газовые станции, потому что давления в сети не хватит, чтобы отопить все дома».

Однако в крупных городах можно пойти по иному пути, разделив энергокомпании. Для этого необходимо вывести из подчинения теплосети и создать для их эксплуатации государственное предприятие либо же сдать сети в концессию. Увы, избежать монополии на транспортировку тепла невозможно, не прокладывая еще одну теплотрассу. Поэтому важно установить одинаковый для всех пользователей теплосетей тариф, который должен предусматривать ремонт изношенных на 70-80% отопительных труб.

В отдельное предприятие должны быть выведены и ТЭЦ, каждый энергоблок которых можно либо сдать в аренду, либо приватизировать. В этом случае ОСМД и ЖЭКи смогут заключать договоры непосредственно с компаниями, арендующими энергоблоки. Те же будут конкурировать друг с другом как по цене, так и по качеству оказываемых услуг.

Безусловно, для этого понадобится снять законодательный запрет на приватизацию генерирующих мощностей. Однако оный де-факто и сейчас можно обойти, о чем свидетельствует пример киевской ТЭЦ-3. Ее эксплуатирует ЗАО «Энергогенерирующая компания «ДАРтеплоцентраль». С 2004 года у государства нет контрольного пакета акций в ЗАО, равно как и реального влияния на управление ТЭЦ.

Частично такой принцип реализован в Германии и Франции, где коммунальная структура не передана в частную собственность, а лишь эксплуатируется частными операторами на условиях договора концессии. По иному пути пошли в Великобритании: там государство приватизировало генерацию и сети, но прежде чем пустить это имущество с молотка, списало все долги коммунальных предприятий, взяв на себя расходы по реконструкции теплосетей, а также провело паспортизацию всего имущества теплокоммунхозяйств.

«Коммунальные предприятия, функционируя в условиях монополии, работают в рабовладельческом обществе, — объясняет Владимир Печерский, исполнительный директор Ассоциации энергоаудиторов Украины. — И если мы хотим ликвидировать рабство, то должны подумать о последствиях: что мы будем делать в ситуации неуправляемости, ведь рынок неуправляем в принципе»

Каждый сам за себя

В середине декабря, когда одна половина киевлян грела воду на кухнях, а другая с ужасом ждала возможного прекращения подачи горячей воды, жители домов, оборудованных собственными котельными, о подобных проблемах не задумывались. Правда, за потребляемый газ им приходится платить не по льготной цене — как индивидуальным пользователям, а по рыночной, отчего услуги обходятся на 60% дороже, чем в домах с центральным отоплением. Но и нареканий на качество нет, ведь количество монопольных посредников сведено к минимуму.

Еще дальше во время реформы ЖКХ пошли в Грузии, где от централизованного отопления отказались вовсе, ЖЭКи были ликвидированы, а население получило право заключать договоры на поставки услуг с разными компаниями напрямую. Большинство сделало выбор в пользу газовых котлов, правильность установки и эксплуатации которых ежемесячно проверяется инспектором компании, предоставляющей услуги. В результате население не платит отдельно ни за горячую воду, ни за отопление — только за потребляемый газ. Естественно, по рыночным тарифам. В итоге отопление и снабжение горячей водой квартиры площадью 70  кв.  м обходится в среднем в $180 в месяц.

В Украине применить этот опыт возможно лишь в газифицированных многоэтажках. Но вместе с преимуществами данная система имеет и недостатки: в случае увеличения цены на газ для индивидуальных пользователей до 100% себестоимости центральное отопление будет обходиться на 10-15% дешевле индивидуального (см. «Каждому по котлу», «ВД» №50 с. г., с. 34-36). Да и большинство квартир в новых многоэтажках не газифицируется, а установка индивидуального электроотопления увеличивает стоимость счетов за отопление в два раза!

Подводные камни реформ

В Эстонии, чей опыт реформирования ЖКХ считается на постсоветском пространстве наиболее успешным, сделали ставку на создание домовых товариществ (аналог ОСМД  — прим. «ВД»), которые и должны были навести порядок в деле оплаты услуг. Именно им удалось быстро заставить жильцов установить счетчики горячей и холодной воды. Те, у кого счетчиков не было, платили больше, ведь все потери в теплосетях ложились бременем именно на них. В итоге счетчики установили все эстонцы, после чего тарифы на воду были повышены до рыночной цены. К тому же именно товариществам было дано право подавать в суд на выселение жильца за неуплату.

Минусом эстонской реформы является то, что баланс между интересами жильца и домового товарищества нарушен в пользу последнего. К примеру, счетчики воды устанавливает, пломбирует и проверяет тот, кто в этом заинтересован — сантехник, договор с которым заключает непосредственно домовое товарищество. Естественно, сантехник заинтересован менять счетчики как можно чаще. Поэтому целесообразно создание управляющих компаний, которым ОСМД передают некоторые функции управления многоквартирными домами, как это сделано в отдельных регионах России (например, в Оренбургской области действуют 95 таких компаний). В итоге тем невыгодно рисковать контрактами на оказание услуг ОСМД, спекулируя частым оказанием одной и той же услуги (замена счетчиков). Местные власти следят, чтобы не было объединения управляющих компаний в масштабах одного квартала или даже микрорайона. В Казахстане, где такое объединение произошло, управляющие компании стали грешить обслуживанием одного дома за счет средств, собранных с другого, что резко ухудшило качество предоставляемых услуг.

Также в большинстве стран, где провели демонополизацию услуг ЖКХ, был сохранен государственный контроль над тарифообразованием. Даже в Казахстане, где первоначально от него было решено отказаться, отыграли назад после того, как в Усть-Каменогорске компания Samsung, купившая свинцово-цинковый комбинат, приобрела еще и местную энергокомпанию. В результате для комбината были установлены меньшие цены, нежели для граждан. Вышло так, что последние расплачивались за дешевый металл.

И хотя в эстонской прессе время от времени мелькают публикации об «откатах», которые получают санкционирующие очередное повышение тарифов чиновники, о возврате к старым временам никто не мечтает. Граждане привыкли, что их собственностью является не только квартира, но и часть многоквартирного дома, и от эффективности их общей работы зависит бесперебойное предоставление коммунальных услуг. В министерстве торговли и индустрии Казахстана заверили, что изменение сознания граждан произошло за одну зиму 1997-1998 гг., когда и проводилась реформа ЖКХ по методу «шоковой терапии». Государство принципиально не вмешивалось в отношения между кондоминиумами и частными компаниями — поставщиками услуг. Посидевшие зиму в холодных квартирах казахстанцы уже к следующему отопительному сезону сумели выстроить грамотные отношения с поставщиками. Похоже, что украинцам трех дней без тепла оказалось недостаточно, чтобы понять: находясь в прямой зависимости от доброй воли монополистов, они ни с кого не смогут спросить за качество услуг ЖКХ.

    Реклама на dsnews.ua