• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Владимир Вечерко: «Министерство планировало передать контроль над наиболее интересными предприятиями отрасли отдельным украинским и российским инвесторам»

Реклама на dsnews.ua
Эффективность господдержки шахт вызывает все больше и больше сомнений. Как отразится на отрасли затягивание с приватизацией, «ВД» поинтересовалась у а

Эффективность господдержки шахт вызывает все больше и больше сомнений. Как отразится на отрасли затягивание с приватизацией, «ВД» поинтересовалась у авторитетного представителя отраслевых кругов, депутата от Партии регионов Владимира Вечорко. Его связывают с компанией «СоюзПром­инвестДонбасс», эксплуатирующей несколько шахт и занимающейся реализацией угля.

Многомиллиардные суммы господдержки действительно повышают эффективность шахт?
— Чем больше угля добывает Украина, тем отрасль становится убыточнее. Раньше это перекрывалось господдержкой, хоть и не на 100%.
А теперь, при почти таком же бюджетном фи­нансировании (в прошлом году государственная компенсация себестоимости составила
4,7 млрд грн., в нынешнем общая сумма госфинансирования — 5,7 млрд грн.), — 4,7 млрд приходится на пенсии по закону о престижности шахтерского труда. Остается Стабилизационный фонд в размере 5 млрд. грн., который должен быть наполнен от продажи госпредприятий.

Почему, по-вашему, до сих пор не принят закон об особенностях приватизации в угольной отрасли?
— Предприятия отрасли нуждаются в скорейшей передаче в частную собственность. На сегодня 88% государственных шахт являются экономически непривлекательными из-за своей убыточности. В 2007 г. объем инвестиций в негосударственный сектор (а это — 22 шахты) составил 2,9 млрд грн., в то же время объем капиталовложений в 138 государственных шахт составил только 2,3 млрд грн. Т. е. на каждую приватизированную шахту в 2007 г. было привлечено в среднем 138,9 млн грн. инвестиций, а на государственную шахту — в среднем лишь 16,7 млн грн. А суммарная потребность угольной промышленности в инвестиционных средствах в 2001-2007 гг. составила 37,5 млрд грн., фактически же из госбюджета на эти цели было выделено 24,5 млрд грн., что составило 65% от потребности.
Шахты должны приватизироваться целостными имущественными комплексами, в которых сконцентрированы как сильные, так и слабые предприятия. Но такая схема не устраивает потенциальных инвесторов, которые прежде всего думают о прибыли. Почему у нас этот закон не принимают? Да потому, что некоторые круги заинтересованы, чтобы таких обязательств в этом законе было как можно меньше.

Как вы оцениваете инициативу Минуглепрома о проведении инвестиционных конкурсов на угольных предприятиях?
— По сути, министерство планировало передать контроль над наиболее интересными предприятиями отрасли отдельным украинским и российским инвесторам. Сделать это предлагалось без конкурса, без открытого аукциона. Я считаю, что в том предложении не только была недооценена стоимость предприятий, но и присутствовали определенные геополитические риски.
Например, Минуглепром планирует реструктуризировать одно из крупнейших предприятий — добытчиков энергетического угля — «Добропольеуголь» (объем добычи — 5 млн т в год). Из его состава предложено выделить шахты «Белозерская» (инвестором является входящее в группу «Приват» ООО «Экойл») и «Пионер» (потенциальный инвестор — ОАО «Запорожсталь»).

    Реклама на dsnews.ua