• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39
Спецпроекты

Заслуженный пенсионер

Реклама на dsnews.ua
Политическая карьера Валерия Пустовойтенко была достаточно успешной, чтобы обеспечить ему достойный личный «пенсионный фонд» в виде небольшого холдинг
Политическая карьера Валерия Пустовойтенко была достаточно успешной, чтобы обеспечить ему достойный личный «пенсионный фонд» в виде небольшого холдинга. Управляют им дети, отец же семейства нынче сконцентрировался на том, чтобы приводить в бизнес солидных партнеров. Благо, связи на самом высоком уровне позволяют это делать без труда. Впрочем, о политике заслуженный пенсионер тоже не забывает.

Когда Валерий Пустовойтенко приходит с супругой на концерт очередной эстрадной звезды в Национальном дворце «Украина», он получает обслуживание на высшем уровне. В его распоряжении — все закрытые для простых смертных залы дворца, лучшие места в партере и особое внимание персонала. В 1997 г., будучи премьер-министром, Пустовойтенко лично координировал масштабную реконструкцию «Украины», и с тех пор он здесь всегда желанный VIP-гость. А на концерты выбираться есть и время, и желание. Политика постепенно отошла на второй план, а собственный бизнес требует участия лишь в стратегическом планировании. Пустовойтенко еще во времена президентства Леонида Кучмы научился управлять своими амбициями, оставаясь «в тени», и сейчас, похоже, решил не противиться обстоятельствам.

В общении с «ВД» он не смог скрыть желания быть востребованным во власти, но если это желание останется неудовлетворенным, трагедии не произойдет. Последняя его попытка сыграть собственную игру в политике состоялась три года назад. Тогда Пустовойтенко рискнул баллотироваться на пост мэра Киева, рассчитывая воспользоваться тем, что многолетняя власть мэра Александра Омельченко резко ослабла. Итогом стали провальные 1,6% голосов и предложение от победителя выборов, Леонида Черновецкого, стать заместителем главы Киевской горгосадминистрации. Правда, уже спустя полгода мэр уволил Пустовойтенко со словами: «Он добрый, хороший человек, мне кажется, немножко мягкий, а здесь нужна военная жесткость». С тех пор наш герой предпочитает наблюдать за политическими баталиями со стороны.

Еще в 2006 году вы баллотировались на пост мэра Киева, а в 2008-м внеочередные выборы столичного головы проигнорировали. Надоело?
— Здесь есть несколько причин. Главная — в том, что бороться с Леонидом Черновецким на тот момент было бессмысленно. На мой взгляд, Александру Турчинову от БЮТ тоже не нужно было идти на выборы, ведь он не обладает ни авторитетом, ни харизмой Юлии Тимошенко, чтобы победить Черновецкого. По этой же причине не было шансов и у ставленника Партии регионов Василия Горбаля. Так что если бы я пошел на выборы, только зря потратил бы время, силы и деньги. Черновецкого можно любить или ненавидеть, уважать или презирать, но значительная часть киевлян отдает предпочтение именно ему. У него есть команда из молодых ребят, которые просто так власть не отдадут.

У вас была возможность работать в команде Черновецкого?
— Да, но мы по-разному видим систему управления городом. Нам двоим в Киеве было бы тесно. У Леонида своеобразная система руководства. Он дает людям самостоятельно работать, но в то же время без его ведома ничего в городе не происходит. Потому что он полностью контролирует столичные финансы.

Есть ли у вас намерение вернуться в большую политику?
— Думаю, в парламент я, наверное, уже не вернусь. Сегодня, чтобы занять проходное место в избирательном списке, нужны огром­­­ные деньги. Я не хочу на это тратить то, что заработал. К тому же мне просто неинтересно бездельничать в Вер­ховной Раде. Просто сидеть и послушно давить на кнопки по указке сверху я бы не смог. Смотрю на этот бардак и думаю: какое счастье, что меня там нет!

Нет вас и в Народно-демократической партии, которую в свое время создавали. Не планируете сменить Людмилу Супрун во главе НДП?
— Нет. Конечно, на Людмилу Супрун были большие надежды, которых она не оправдала, но ее вины в потере партией места в парламенте нет. Все дело в системе: места в парламенте оплачены на пять лет вперед. Новым партиям пробиться в парламент будет очень сложно. Когда-то такие шансы были, но теперь они равны нулю. На теплых местах будут только те, кто заплатил. Извне никто не придет, это однозначно.

Семейный холдинг
Безбедную «старость» Валерию Пустовойтенко (23 февраля ему исполнится 62 года) обеспечили активы на финансовом, строительном, топливном и полиграфическом рынках. Непосредственное управление семейным бизнесом сегодня осуществляет сын Вячеслав, а отец занимается лишь стратегическим планированием и связями с политиками. Банк «Даниэль» он назвал в честь внука Даниила. Его фотография всегда на рабочем столе Пустовойтенко. 2008-й «Даниэль» закончил со сравнительно небольшой чистой прибылью — 4 млн грн. Это на 1,1 млн меньше, чем годом ранее. Сейчас банк переживает не лучшие времена, и Валерию Пустовойтенко приходится все чаще подключать свое влияние, чтобы «решать вопросы» с главными клиентами, которых не без труда удалось заманить в финансовую структуру, относящуюся, по квалификации НБУ, к категории «небольших». А среди клиентов, между прочим, такие крупные компании, как ГАК «Хлеб Украины», ЗАО «ИВЕКО УКРАИНА», ОАО «Кинто», издательская группа «Сегодня» и холдинг «УкрАВТО».

Реклама на dsnews.ua

Люди, проработавшие бок о бок с Валерием Пустовойтенко, характеризуют его менеджерский стиль как сочетание системности и мягкости. В бизнесе он может организовать сложнейшие взаимодействия, но при этом нежелание нарываться на конфликтные ситуации может поставить под вопрос окончательный результат. Впрочем, именно умение избегать конфликтов во многом обес­­печило ему широчайший круг знакомств, который теперь является своеобразной страховкой для бизнеса.

Используете ли вы связи в высших эшелонах власти для развития собственного бизнеса?
— Обязательно. Ведь сегодня получение даже не самого важного разрешительного документа занимает уйму времени. Чтобы его сэкономить, приходится, минуя цепочку чиновников разного ранга, обращаться напрямую к человеку, который принимает решение. На выдаче документов бюрократическая машина нелегально зарабатывает деньги. Я бы поддержал введение официальной платы за оформление всех бумаг, но с гарантией, что через месяц я их получу. Пока же приходится договариваться, используя личные связи.

Снизить влияние кризиса на ваш банк связи помогают?
— Несмотря на сложную финансовую ситуацию, из нашего банка пока никто не забрал практически ни копейки. Это радует, но есть и минусы. Многие предприятия, которые ранее взяли кредиты, просто не готовы их возвращать. Хотя среди них есть и аферисты, которые лишь прикрываются кризисом, а на самом деле и не планировали возвращать деньги.

Как справляетесь с неплатежами?
— Рассматриваем каждый случай индивидуально. Если причина задержки объективная, продлеваем клиенту срок выплаты. Вот недавно общался с Тариэлом Васадзе (собственник компании «УкрАВТО» — прим. «ВД») и узнал, что сегодня у него просто некому купить 50 тыс. автомобилей. Он взял кредит, но не может продать машины и рассчитаться с банком. Конечно, в таких случаях мы идем на компромисс. Если же заемщик просто не хочет возвращать деньги, обращаемся в коллекторскую компанию.

В ближайшее время вы ожидаете улучшения ситуации на финансовом рынке?
— Больших прибылей в банковском бизнесе, на мой взгляд, в ближайшее время не будет. Сейчас для нас главная задача — обеспечить стабильность и не допустить сбоев в работе всей финансовой системы.

Кризис затронул в вашем бизнесе не только банк?
— Конечно, затронул он и типографию. Весной-летом мы закупили много высококачественной бумаги, но сейчас спрос на нее упал. Раньше в новогодние праздники к нам стояла очередь на печать корпоративных календарей, звонили, чтобы найти возможность получить продукцию быстрее. Сейчас же компании экономят на печатно-сувенирной продукции. Со спросом со стороны журналов тоже есть проблемы. Издания, которые раньше печатались тиражом 40 тыс. экземпляров, теперь сократили его до 5-10 тыс. В связи с этим мы несем большие убытки.

Премьерские загадки

Самыми крупными скандалами, связанными с именем Валерия Пустовойтенко, стали история с расходованием государственных средств на реконструкцию Дворца «Украина» и приватизация крупной сети АЗС, принадлежащей государственному холдингу «Укрнефтепродукт». Оба конфуза пришлись на период премьерства нашего героя. Обновленный Дворец «Украина» обошелся госбюджету в $100 млн, что в четыре раза превысило изначальную смету. Еще до окончания работ в 1997 г. оппозиционные депутаты возмущались явно завышенными ценами поставщиков, подозревая премьера в работе с «откатами». Например, двери для Дворца закупались по $11 570 каждая, шторы — по $800 за штуку, а залы отделывались итальянским розовым мрамором. Но на Пустовойтенко тогда эти обвинения не произвели никакого впечатления, поскольку тогдашний президент Леонид Кучма, контролирующий правоохранительные органы, был лоялен к премьеру.

Намного бльшими потерями для государства обернулась история с холдингом «Укрнефтепродукт», созданным премьер-министром Пустовойтенко в январе 1998 г. для «усиления роли государства на рынке нефтепродуктов».

В компанию включили крупнейшие сети АЗС и нефтебазы, а уже два года спустя на ее балансе почти ничего стящего не осталось. В первую очередь у государства, с использованием самых различных способов теневой приватизации, увели «Киевгорнефтепродукт», «Крымнефтепродукт» и «Эксимнефтепродукт». Вялые судебные разбирательства, которые инициировал менеджмент этих компаний, опасающийся новых хозяев, ни к чему не привели. Акции в итоге осели в офшорах, контролируемых региональными политиками. Сам Пустовойтенко тем временем обзавелся небольшой фирмой-нефтетрейдером «Дизойл», которая впоследствии стала одним из соучредителей банка «Даниэль». Впрочем, возможно, это лишь совпадение.

Кто в 1998 году был инициатором создания холдинга «Укрнефтепродукт»?
— Я сразу хочу сказать, что занимался «Укрнефтепродуктом» Андрей Деркач. Он в то время работал в Администрации президента (ныне нардеп от ПР — прим. «ВД»). Да, я действительно подписал постановление о создании холдинга, это единственный документ в истории с «Укрнефтепро­дуктом», под которым стоит моя подпись.

Эту подпись вы поставили без согласования с компаниями, которые были включены в холдинг, хотя их устав предполагал обязательное проведение собрания акционеров по этому поводу, не так ли?
— Я не знаю, что там положено по уставу, но это было постановление Кабинета Министров. С тех пор прошло уже более десяти лет. Если бы можно было меня в чем-то уличить, мои оппоненты это уже сделали бы. Я могу смело сказать, что подавляющее число проектов, которые мы тогда осуществляли в промышленности, были реализованы на высочайшем государственном уровне. В том числе и создание компаний в нефтегазовой отрасли. Ну а как они потом управлялись — это уже отдельный вопрос. Идея создания холдинга была абсолютно правильной и экономически оправданной. А к дальнейшей перепродаже предприятий холдинга я не имею никакого отношения.

Вы хотите сказать, что еще на этапе создания холдинга дальнейшая его перепродажа не планировалась?
— Я не знаю, какие у кого были планы. Могу говорить лишь за себя: я не заработал на «Укрнефтепродукте» ни единой копейки. Это правда. И потом, обратите внимание, все обвинительные речи в мой адрес по времени были строго привязаны к подготовке к каким-либо выборам. На мой взгляд, все эти обвинения являются лишь более или менее удачной попыткой повлиять на мои шансы в политической борьбе.

Теневая приватизация в «Укрнефтепро­дукте» тогда возмутила даже президента Кучму, и он публично поручил Генпрокуратуре заняться этим делом. Президент был не в курсе?
— В отличие от Ющенко, Кучма знал обо всем, что происходило в стране. Но я считаю недопустимыми голословные обвинения кого бы то ни было. Обвинять — дело правоохранительных органов. А уж если за столько времени они не нашли доказательств причастности тогдашних «обвиняемых» и не наказали их, значит, говорить о виновности — просто воздух сотрясать.

Заслуженный отдых
В изданной к 60-летнему юбилею книге-мемуарах «Седьмая вершина» Валерий Пустовойтенко вспоминает о двух примечательных эпизодах из жизни своей семьи, связанных с периодом его премьерства.

В день назначения на должность премьер-министра сыновья с волнением и растерянностью встретили отца дома и пообещали: «Мы тебя не подведем!» Так и вышло. Сегодня Вячеслав и Сергей Пустовойтенко успешно занимаются бизнесом и, что совершенно необычно для детей «сильных страны сей», оба категорически не хотят и никогда не хотели заниматься политикой или состоять на госслужбе. Несмотря ни на желание отца, ни на «зеленую улицу», которую вполне могли обеспечить его связи и влияние.

А второй эпизод в книге связан как раз с провалом Валерия Павловича в 1999 г. Когда Верховная Рада не проголосовала за его назначение на должность премьер-министра, Пустовойтенко сильно расстроился, но оплакивать свои растоптанные амбиции ему не пришлось — у него серьезно заболела жена. И тут как раз он остро осознал, какие жизненные ценности являются для него самыми важными. Все связанные с карьерной неудачей переживания ушли на второй план, беспокоило единственное ­ только бы выздоровела жена.
И именно победу над ее болезнью теперь считает главным достижением своей жизни.

Бережное отношение к семье проявляется и в том, что наш герой старается сохранить и передать своим потомкам историю рода Пустовойтенко. На огромном столе для совещаний в его кабинете мы застали веер из черно-белых, пожелтевших от времени фотографий. «Вот мой отец еще перед войной, а это его сестра», — указывает Валерий Павлович на женщину в берете и с кружевным воротничком, черты которой смутно напоминают его самого. Особенно активно восстановлением своей родословной экс-премьер занялся после выхода на пенсию. Недавно посетил свое родное село Адамовку на Николаевщине, чтобы собрать материал обо всех оставшихся на малой родине родственниках и издать свою родословную отдельной книгой.

Вы давно интересуетесь историей своего рода и «выращиваете» генеалогическое древо. Откуда такое необычное увлечение?
— Во-первых, мне самому это очень интересно: узнавать о людях, которым обязан жизнью, находить их фото, собирать сведения о них от земляков. Как они выглядели, чем занимались, к чему стремились?
А во-вторых, надеюсь, что собранная мной информация будет интересна моим внукам, их внукам. Возможно, когда-нибудь кто-нибудь из моих потомков напишет книгу, одним из персонажей которой буду и я.
Я не ищу среди предков особ голубых кровей, мне это не нужно, просто хочу знать свои корни и передать эти знания детям.

Отдыхать предпочитаете тоже в кругу семьи?
— Я, наверное, за все годы так и не научился отдыхать. Но, пожалуй, самое приятное — это поездки к детям и внукам. Это ни с чем не сравнимо! В этом году, правда, отдыхал на море в Крыму, был во Франции, в Карловых Варах, недавно вернулся с самого лучшего курорта Украины — города Сатанова, на границе Хмельницкой и Тернопольской областей. Там мы с женой и друзьями попили лечебной воды, она напоминает трускавецкую «Нафтусю».

Любите путешествовать?
— Не скажу, что очень люблю. Из дома не хочется уезжать. В Киеве у меня достаточно приятных занятий. Футбол, например. С удовольствием хожу на достойные матчи. Люблю послушать хорошие песни, часто с супругой посещаем концерты во Дворце «Украина», о котором, кстати, много писали в связи с якобы чрезмерными бюджетными тратами. Прошли выборы — утихли все обвинения. А если бы под моим руководством не сделали ремонт Дворца «Украина» — куда бы наши киевляне сегодня ходили на концерты? Нас упрекали, что мы не так бюджетные деньги распределяем, а мы там все полностью за полгода поменяли: и пол, и вентиляцию, и витражи. Кстати, мы не приглашали иностранных специалистов, как сейчас делают. Я считаю, что у нас хватает отечественных профессионалов. А возвращаясь к отдыху, скажу, что отношусь к этому очень спокойно, в изысканных условиях потребности не имею. Иногда с друзьями встречаюсь.

Ваши друзья — это известные политики?
— Друзей не так много, честно говоря. Товарищи по работе в основном.

А хобби есть у вас?
— У меня есть моторная яхта, иногда хожу на ней по Днепру. Вот только он теперь очень грязный, и рыбы в нем почти нет. Один знакомый рыбак рассказывал, что зимой в сети один мусор попадает. Весной вода в Днепре вообще бурого цвета, а в конце лета — практически зеленая, по ней даже страшно на лодке или яхте ходить. Я как-то к детям приехал и решил в заливе искупаться, а там все забито зеленью. А так хотелось бы, чтобы Днепр был чистым!

Валерий Павлович, в свое время вы были президентом Федерации футбола и горели этим видом спорта. Какой еще спорт нравится?
— Бокс. Недавно видел хороший бокс с Оскаром де ла Хойей. Я люблю спорт и считаю, что тот, кто им никогда не увлекался, потерял часть жизни. Еще интересуюсь мини-футболом, стараюсь помогать Федерации.

А сами играете?
— Ну, сейчас уже годы не те… А раньше я активно занимался фактически всеми игровыми видами спорта, и довольно серьезно, включая футбол, баскетбол, волейбол. И кубки, и медали случалось выигрывать.

Перспективы
Возвращение в политику Валерия Пустовойтенко, несмотря на отрицание им самим подобной возможности, не является таким уж нереальным. Валерий Павлович, похоже, и сам это понимает, но предпочитает не заявлять о своих амбициях. Опытный управленец, близкий к Партии регионов, вполне может занять место в исполнительной вертикали в случае прихода к власти нынешней оппозиции. Не стоит исключать и его возможного возвращения во власть на уровне города или области. Что же касается получения депутатского мандата, все будет зависеть от того, сможет ли экс-премьер найти общий язык и быть полезным одной из политических сил. Наиболее вероятным выглядит союз с той же Партией регионов, но не исключено, что его пригласит в список и Леонид Черновецкий. А вот возможность его прохождения в парламент во главе собственной партии практически наверняка можно исключить.

Бизнес же Пустовойтенко, как и вся экономика Украины, в ближайшее время будет переживать сложные времена. Банк «Даниэль» предстоит удерживать на плаву за счет индивидуальных консультаций с системными клиентами. Полигра­фический бизнес обречен на снижение прибыльности, а возможно — и на убытки. Ведь он слишком зависим от курса евро, в котором установлены цены на импортную бумагу. Впрочем, учитывая связи Валерия Пустовойтенко, не приходится сомневаться, что если его холдинг и пострадает из-за кризиса, то потери будут заметно меньшими, чем у конкурентов.

    Реклама на dsnews.ua