• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

ИНАЯ КРАСОТА

Реклама на dsnews.ua

У крашение себя, любимых, массивным накожным рисунком или пирсингом сегодня такое же привычное дело, как bluetooth в ухе каждого пятого гражданина США и Европы. Более того, благодаря неустанному техническому прогрессу и свежим культурным веяниям, недавние возмутители общественного спокойствия как-то незаметно превратились в ходячие художественные галереи (порой небесплатные, так как увидеть современные варианты модификации человеческого тела можно лишь на специальных показах). В Украине количество приверженцев телесного декорирования растет с каждым годом, что, в свою очередь, создает хорошие условия для новых видов бизнеса: начиная от дистрибуции пирсинг-украшений, органических красителей, необходимых инструментов и заканчивая созданием собственных тату-музеев.

Знаки отличия

Несмотря на то, что в последние два десятилетия татуировочно-пирсинговая эйфория охватила весь мир, поток возмущенных возгласов и обвинений по-прежнему обрушивается в адрес особо «провинившихся» в стремлении сделать себя непохожими на остальных людей. Однако противники любого вмешательства в телесную структуру человека задумчиво смолкают, как только беседа на эту тему отклоняется в историю.

Во-первых, ученые давно подтвердили, что рисунки на кожу наносились еще 7 тысяч лет назад — во времена неолита. Считается, что вначале представители первобытного строя чертили фигурные палочки на своем теле в виде заметок на память (ведь о бумаге тогда никто и не думал), а ритуальный смысл выцарапанные рисунки получили позже, когда определялись племенные и социальные различия древних охотников за мамонтами. Магическими татуировками усыпаны высохшие мумии египетских жрецов. Индийские йоги исписывали свои тела священными текстами на санскрите. Телесное украшательство было обычным делом у древних греков, галлов, бриттов, фракийцев и германцев. Да и славяне не отставали. В старых летописях упоминается, что лицо и правую руку киевского князя Святослава покрывали татуировки. Такую же «красоту» имело и все его войско — для устрашения врагов.

Во-вторых, любой намек на тюремно-аморальную природу татуировок легко опровергается с помощью тех же исторических фактов. Так, расписывать тело любили многие английские монархи. Не устояли перед соблазном тату и российские самодержцы Петр I, Екатерина Великая и Николай II. В конце XVIII — начале XIX вв. искусство татуировки пребывало на пике популярности в среде европейской аристократии (т.к. являлось весьма эксклюзивным и дорогостоящим занятием), практически каждый представитель голубой крови и белой кости стремился нанести на тело замысловатый рисунок.

Изобретение символичных проколов и надрезов — тоже на совести предков, а булавочно-закольцованные панки тут ни при чем. Древние египтяне прокалывали пупок, что являлось символом обладания общинными правами. Римские центурионы щеголяли с кольцами в сосках: с одной стороны, это считалось признаком мужества, с другой, удобства ради — в них заправлялась тога. Разрез языка практиковался во времена Византийской империи: в случае свержения с престола экс-император обзаводился подобным «знаком отличия».

В наше время любые манипуляции с телом сводятся скорее к декорированию, чем глубоким церемониальным приемам. Но все же главный смысл телесного украшательства остался прежним: человек, проколовший или разрисовавший свое тело, непременно становится ДРУГИМ, не похожим на остальных сородичей. Причины стремления «выделиться» или «отделиться» лежат в плоскости психологии личности. «На самом деле модификация тела — своеобразное общение личности с социумом, вынесение наружу своего внутреннего состояния, — считает Игорь Гружевский, мастер киевской студии «У ДеДа». — И если некоторые делают пирсинг, искусственные шрамы или тату, чтобы выделиться из толпы, привлечь внимание окружающих, то найдутся и те, чья мотивация глубоко внутри, и они никогда о ней не скажут, можно лишь догадываться».

Реклама на dsnews.ua
ПРОКОЛьный имидж

Одна из причин бурно растущего интереса ко всевозможному прокалыванию и нательной живописи — усердие западных ученых и медиков, взявшихся за усовершенствование красок, инструментов и необходимых материалов. В результате краски для татуировок обрели способность менять цвет, скорость вибрации игл в современной тату-машинке достигла 5 тыс. ударов в минуту (что делает нанесение рисунка на кожу практически безболезненным), диапазон изделий для пирсинга нынче не ограничивается только хирургической сталью. Кроме того, к процессу подключились ювелиры, корпящие над новым дизайном украшений для проколов и имплантатов, и, конечно же, косметологи, предлагающие новые технологии (в том числе и лазерные) удаления нежеланных или надоевших татуировок, сшивания растянутых мочек ушей и пр.

Самым же распространенным видом модификации тела остается черно-белая и цветная татуировка. Средняя стоимость «раскрашивания» тела в Европе составляет — EUR100. А так как сегодня эта сфера превратилась в мощную арт-индустрию, то каждый мастер стремится к узкой специализации, стараясь уйти в определенный стиль и тематику, которую он лучше всего чувствует и в которой способен предлагать оригинальные идеи рисунков. Среди наиболее модных стилевых тенденций Запада — Traditional new school. Это новый этап в искусстве татуировки, в основе которого традиционный американский стиль 1930-х (изображение клевера, ласточек, сердец с терновником и огнем, бильярдного шара с цифрой восемь, игральных костей). В новой технике рисунок прорабатывается очень яркими, насыщенными, порой с кислотным оттенком, красками. На фоне продолжающегося увлечения Востоком растет спрос на традиционные японские татуировки, тематика которых не менялась на протяжении шести веков. В особом почете у любителей клубного веселья татуировки, проявляющиеся в ультрафиолете.

Пирсинг тоже обретает все большую изощренность. Теперь помимо проколотых ушей, бровей, сосков, пупков и гениталий обычным явлением становится «корсет»-пирсинг: десяток проколов на спине, сквозь которые продевается лента в виде завязанного корсета. Как правило, такой пирсинг, за который экстремалы выкладывают от EUR300, выполняется лишь на определенный период, так как за ним требуется особый гигиенический уход. Фишка последних лет — разрез языка и шрамирование (около EUR350). С технической точки зрения, эти два процесса не представляют особой сложности, хотя в случае с языком присутствует риск сильного кровотечения, поэтому услугу рискует предоставить не каждый салон. Процедура шрамирования тоже весьма «кровавая» и с неприятными ощущениями, но менее опасная. Рисунок в виде шрама формируется, по желанию заказчика, с помощью нескольких техник: прижигания, вырезания или наклонного надреза, что создает эффект выпуклости. Терпеливые заказывают комплексный метод.

Но шрамы и рассеченные языки бледнеют на фоне появившихся в последнее время экстремальных вариантов современной модификации тела. Продвинутые «другие» вшивают себе различные подкожные имплантаты (например, кастет в зоне декольте или торчащие из головы шипы), вводят в наружный слой глаза ювелирные украшения, прокалывают копчик через небольшое отверстие в этом позвонке или подвергаются брейн-пирсингу (прокол затылочной части черепа для введения кольца). Правда, как уверяет мастер киевского салона «Планета Тату» Юрий Калмыков, в буквальном смысле никто «дырку в черепе» не сверлит, как это часто афишируется, просто «прокалывается фрагмент кожи на затылке, не задевая кость и кровеносные сосуды. Такую процедуру в Украине могут сделать за EUR150-200, тогда как европейские расценки выше в три-пять раз».

Кстати, многие европейцы активно пользуются ощутимой разницей в цене, отдавая свое тело в руки профессиональных украинских мастеров. Допустим, в Англии — законодательнице моды в пирсинге — самый дешевый прокол языка обходится в GBP50 (примерно $100). В Украине за то же берут в среднем $50. Столько же стоит и татуировка размером с компакт-диск. Хотя, поясняют специалисты, все зависит от сложности рисунка. Вытатуированная в миниатюре (5х5см) какая-нибудь работа классика импрессионизма с наложением всех необходимых цветов может потянуть и на $300-400. Однако в любом случае в Европе, США и даже Москве аналогичные старания оцениваются в несколько раз дороже.

Профессиональное уродство

Впрочем, немало американцев и европейцев не жалеют ни денег, ни собственного тела, ни нервов своих сограждан. Оригинальное украшение и видоизменение тела становится не просто увлечением, а делом всей жизни. В реестре легальных профессий без труда можно найти специальность «профессионального фрика» (с англ. freak — иной, уродец), которая подразумевает участие в цирковых выступлениях, популярных фрик-шоу (Jagermeister, Puzzilion, Jim Rose Circus Side Show и др.) и недурно оплачивается. Кроме того, в качестве бонуса заядлый модификатор получает мировую известность, внимание прессы и, как правило, почетное место в Книге рекордов Гиннесса.

Например, 34-летний Эрик Спраги, известный под именем LizardMan, перед тем как начать телесные трансформации, получил научную степень и был отмечен специальной премией по философии, однако сегодня его знают как человека-ящерицу. Тело LizardMan полностью покрыто чешуйчатой татуировкой, в надбровные дуги вставлены ребристые имплантанты, язык разрезан надвое, а зубы переточены в остроконечные зубцы.

Еще один яркий пример — американская семейная пара: раскрашенный с головы до ног в голубые пазлы Enigma, с многочисленным пирсингом и подкожными имплантатами в виде маленьких рожек, и его жена Katzen, тело которой при помощи татуировки стилизовано под тигровую полосатость. Для реалистичности образа возле губ торчат силиконовые усы-имплантаты. В одном из многочисленных интервью Katzen призналась, что благодаря подобной модификации перед ней и мужем открылись многие двери. «Мы смогли встретить стольких великих тату-мастеров, музыкантов и просто интересных людей, объездить весь мир!» — восхищается она.

В число всемирно известных оригиналов входят отставной английский военнослужащий Том Леппард, на 99,9% вытатуированный характерной леопардовой расцветкой (на это ушло более GBP5 тыс.), канадская стриптизерша Кристин Колорфул, на разукрашенном теле которой не осталось сегодня и сантиметра чистой кожи (ежегодно в течение десяти лет тратила на татуировку около $1,5 тыс.), фанатичный любитель комиксов из США Джордж Рейнджер, умудрившийся нанести на тело две тысячи рисунков мультяшных героев (потратил более $100 тыс.) или, например, бывшая медсестра из Шотландии, которая напоминает собой подушку для булавок: ее тело имеет 1900 проколов, а общий вес пирсинг-украшений составляет 3 кг.

При этом каждый приверженец нательной живописи психически здоров и полностью доволен жизнью. Мотивация, которая побудила этих людей записаться во фрики, у каждого разная. Например, американский программист Дэнис Авнер (Stalking Cat) начал превращения в представителя кошачьей «расы» после дискуссии с индейским вождем, который посоветовал ему «следовать дорогой своего тотема — тигра», а Джулия Гнуз оказалась одной из самых зататуированных в мире женщин, переболев редкой болезнью, после чего даже незначительные солнечные лучи оставляли на коже шрамы. И Джулия замаскировала изувеченное тело, включая лицо, сплошной красочной татуировкой. По мнению эстетов, любое перевоплощение, на первый взгляд, пугающее и отталкивающее, можно считать прекрасным, если пирсинг, татуировка или шрамирование гармонично сочетаются с тем человеком, который их носит.

Сантиметры прибыли

Денежный интерес вокруг столь своеобразного декорирования человеческого тела возник еще пару столетий назад, когда на людных ярмарках цирковые балаганы демонстрировали за деньги «шокирующие номера» — татуированные тела мужчин и женщин. Сегодня возможность получить приличный доход посредством «другой красоты» есть у многих. Samppa Von Cyborg, финский модификатор и владелец салона Mad Max Tattoo and Piercing, неплохо зарабатывает разработкой собственного дизайна пирсинг-украшений и участием в различных коммерческих мероприятиях. Весной этого года Samppa снялся в рекламной кампании казино 888.com (ранее для компаний Snickers и MSN Messenger), после чего постеры с его изображением появились в лондонском метро, на стенах автобусов и в такси. Некоторые знаменитые мастера, например, американец Paul Bush из салона Evil from the Niddle, получают $800-900 за час работы.

С появлением коммерческой татуировки brand name tattoo на телах появляются не только искусные узоры, но и логотипы брендов. Так, американец Джим Нельсон отдал техасскому хостинг-провайдеру CI Host в качестве «рекламной площади» несколько дюймов своего выбритого затылка, где размещен фирменный знак компании. В итоге, в кармане предприимчивого парня оказалось $7 тыс., а CI Host, по утверждению маркетологов, смогла привлечь сотни новых клиентов. Все чаще на онлайн-аукционах встречаются предложения о продаже за $20-80 тыс. татуированной кожи (конечно, после смерти ее владельца). Кроме того, на популяризацию тату и пирсинг-индустрии трудится множество галерей, специализированной прессы, ТВ-программ (самые известные: Inked и Miami Ink), международных фестивалей, музеев. К слову, в Амстердаме музей тату собрал и систематизировал огромную библиотеку об истории, стилях и направлениях татуировки в мире, а в Японии коллеги умудрились создать экспозицию из сотни настоящих фрагментов татуированной кожи.

Отечественные почитатели модификации тел пока довольствуются импортными изданиями и единственным местным журналом «Планета Тату». Впрочем, по словам председателя Ассоциации тату и пирсинга в Украине Виктора Карпенко, движение с каждым годом набирает все больший размах и начинает обретать серьезную поддержку. «Возможно, уже в следующем году в центре Киева откроется огромный тату-центр, где будут работать мастера в разных стилях, разместятся магазин, бар, редакция журнала, мини-парикмахерская по плетению косичек и многое другое», — говорит собеседник «ВД». Это проект-прогноз, но учитывая, что в Украине увеличивается как возрастная, так и социальная прослойка клиентуры тату-салонов, у нас тоже могут появиться на улицах люди-тигры, люди-ящерицы, люди-компьютеры, люди-пришельцы…

    Реклама на dsnews.ua