• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Ломовой окулист

Реклама на dsnews.ua
Врач-офтальмолог Али Омран прекрасно понимает, чего может стоить близорукость в бизнесе. Мультимиллионером его сделали не только влиятельные родственн
Врач-офтальмолог Али Омран прекрасно понимает, чего может стоить близорукость в бизнесе. Мультимиллионером его сделали не только влиятельные родственники, но и умение найти высокодоходную рыночную нишу, ориентированную на экспорт. Его сеть по приему и переработке металлолома — крупнейшая в Украине. Но кризис не щадит никого. В том числе и политический.

Когда иранец Али Омран нынешней весной вдруг изменил имидж — сбрил усы — среди сотрудников его компании начался настоящий переполох. Поползли слухи о том, что в холдинге в ближайшее время начнутся серьезные перемены, вплоть до смены отраслевых приоритетов. Но Омран быстро успокоил коллег. Слегка конфузясь, он пояснил неожиданную смену имиджа банальной неловкостью при бритье. Возможно, находясь на родине, в Иране, бизнесмен поступил бы иначе, но в Киеве можно вполне обходиться и без усов.

В конце концов, он не только много лет здесь работает, но и успел обзавестись украинским паспортом. Больше всего украинские реалии повлияли не на внешность выходца из богатой персидской семьи, а на стиль ведения бизнеса. Он быстро уяснил, что успешность любого крупного проекта в нашей стране зависит от умения найти общий язык с местной властью. Если конкретнее, за ее лояльность нужно платить немалые деньги. Бизнесмен называет это «нормальной европейской практикой», но на деле все выглядит исключительно по-украински.

Самая большая статья «косвенных» расходов у Али Омрана сегодня связана со строительством сталепрокатного завода в городе Белая Церковь Киевской области. Руководство мэрии и района не стесняются напрямую обращаться к нему за финансовой помощью для реализации различных социальных проектов. В бытность губернатором Киевщины Вера Ульянченко также время от времени звонила Омрану с различными просьбами. После одной из них минувшей осенью бизнесмену пришлось выплатить 7 млн грн. в счет погашения долга Белой Церкви за газ. Без этих денег отопительный сезон в городе точно не начался бы вовремя. Взамен Омран получает не только «пушистый» имидж, но и поддержку властей в лоббировании сталелитейного проекта, который вызывает обеспокоенность экологов. На масштабы затрат, которые несет Али для обеспечения партнерских отношений с чиновниками, указывают его так называемые социальные соглашения с Белоцерковским горсоветом, районом и Шкаровским сельсоветом. Они предусматривают проекты общей стоимостью около 270 млн грн. В других городах страны, где работает Омран, запросы властей меньше, но ни в одном из них сумма затрат не опускается ниже 150 тыс. грн. в год. Впрочем, вряд ли расчетливый бизнесмен пошел бы на такие вложения, если бы они не окупались.

Как часто к вам за помощью обращаются руководители регионов, в которых находятся ваши предприятия?
— Обращения поступают регулярно, рассматриваем мы их два раза в месяц. Но если средства необходимы срочно, выплачиваем незамедлительно. В нашей компании практикуется предоставление разовой помощи в размере 5 тыс. грн., ее человек может получить на местном уровне, обратившись к руководителю предприятия. Что касается более крупных денежных инвестиций, направленных на решение проблем города или района, мы всегда идем навстречу.

Кроме погашения долгов за газ и воду, мы регулярно выделяем деньги на ремонт дорог. В прошлом году в рамках социального соглашения мы инвестировали в Белой Церкви более 16 млн грн., из них на ремонт дорог — порядка 2 млн грн. Главное — чтобы деньги расходовались правильно. В прошлом году работы не были выполнены качественно, а нам нужен результат.

Оплата долгов в Белой Церкви облегчила решение вопросов на уровне местной власти?
— Когда идете в кинотеатр, вы оплачиваете билет. Любой большой проект в цивилизованном мире проходит этот путь — подписывается социальный договор с руководством региона. Возможно, для украинских бизнесменов, которые начинали свою деятельность в 1990-х и привыкли забирать государственное имущество за копейки, выделение 240 млн грн. на нужды города является неприемлемым. В европейских странах это практикуется давно. В городе Белая Церковь осенью 2008-го возникли трудности с началом отопительного сезона из-за задолженности за энергоносители. К нам обратился за помощью мэр, и мы выделили на решение этого вопроса порядка 5 млн грн. из 10 млн, предусмотренных социальным соглашением. В Европе принято выделять городу 3-5% от стоимости проекта.

Аппетит приходит во время еды. Получив помощь, местные власти будут обращаться за ней все чаще и чаще?
— Я уверен, что да. Но социальное партнерство всегда предполагает оказание помощи региону со стороны местных предприятий, которые приносят прибыль.

Реклама на dsnews.ua

Как вы контролируете распределение этих средств?
— Это один из самых сложных вопросов. Когда мы финансируем тот или иной проект, то отдаем деньги в руки руководителю муниципальной компании, а он уже сам ими распоряжается так, как считает нужным. Расходование средств контролируют и наши сотрудники, однако этого явно недостаточно. Для этого нужна помощь горсовета. Мы хотим обратиться к городу, чтобы он принимал непосредственное участие в этом процессе. В большей степени здесь речь, конечно же, идет о доверии. Ведь некоторые подрядчики деньги зачастую расходуют нечестно и направляют не на оплату работы, а в чей-то карман.

Сборщик металлолома
Иранец Али Омран окончил Киевский медицинский университет им. Богомольца по специальности «врач-офтальмолог». Сложно сказать, помогает ли ему хоть как-то в сегодняшнем бизнесе образование окулиста, но его карьера во многом была предопределена семейными традициями. Его родственники живут в США и во многих странах Европы, но почти все активно зарабатывают на металле. Семья Омран уже около 30 лет через швейцарскую EuroSteel Holdings AG владеет металлургическими заводами в Иране, Бразилии и Швеции. Эта же компания стала учредителем украинского холдинга «Евро Финанс Лтд.», которым управляет Али Омран. Главной особенностью его делового почерка в нашей стране стала агрессивная скупка региональных компаний, специализирующихся на сборе металлолома. До мирового финансового кризиса этот товар пользовался повышенным спросом на внешних рынках, что приносило Омрану большой доход. Но со временем он понял, что выгоднее торговать не ломом, а готовой сталью — и дал старт проекту по строительству сразу двух электросталеплавильных заводов.

В Белой Церкви строительство уже началось (стоимость проекта — $600 млн), а в Ривненской области находится на стадии проектирования ($700 млн). Кризис болезненно ударил по потенциальным потребителям продукции этих предприятий — строительной индустрии, автомобиле- и судостроению. Поэтому не исключено, что сроки запуска проектов будут сдвинуты. Насколько — сложно сказать: Омран в оценках сегодня осторожен.
Излишний оптимизм в начале 2008 г. стоил ему неудачи на российском рынке металлолома. Он недооценил национальные особенности конкуренции в этой стране — его попросту не пустили в высокодоходную нишу. Сегодня бизнесмен не стесняется называть этот проект своей главной ошибкой. Правда, о причинах провала старается не распространяться.

В отличие от России, украинские чиновники открывают для него рынок намного радушнее. Так что развитие его бизнес-империи сегодня сдерживает только международный экономический кризис.

Насколько упали обороты компании из-за кризиса?
— На пике, в ноябре 2008-го, объем финансовых потоков упал на 70%, на данный момент он составляет порядка 50% от докризисных. Сейчас формируем различные варианты для реанимации бизнеса. На сегодняшний день положение дел в нашей компании значительно лучше, чем зимой.

Вы уже видите ориентировочные сроки окончания кризиса?
— Как минимум еще в течение года ситуация практически не изменится. Сегодня финансовый сектор не работает. Нет не только доверия к банкам, но и механизмов грамотного финансирования бизнеса. Поэтому в первую очередь нужно «лечить» именно банковскую сферу, а это вопрос далеко не одного дня. Украина не в состоянии выйти из кризиса самостоятельно. Для решения проблемы многим странам нужно договариваться и вырабатывать общую стратегию. Но в каждой стране у кризиса свои истоки. Украина последние полтора года занималась больше импортом, чем экспортом, из-за чего в кризис цены в магазинах практически на все увеличились в полтора раза. В Европе такого нет. Тем не менее я уверен, что катастрофы с украинской экономикой не произойдет. Зерновой бизнес чувствует себя вполне уверенно, рынок металлопродукции жив на 60-70%. Представители многих отраслей только жалуются, что все плохо, а на самом деле работа идет.

Правда ли, что во втором квартале 2009 года следует ожидать нового витка кризиса?
— Мы получим расчеты за второй квартал в июле. По статистике результаты первого квартала традиционно не отличаются очень хорошими экономическими показателями, поэтому реальную ситуацию в экономике покажут данные второго квартала. Я уверен, что пиком кризиса станет осень, потому что не вижу, чтобы в этом году решались проблемы в финансовом секторе. Если так пойдет и дальше, будет только хуже.

Какие меры вы предпринимаете сейчас, чтобы свести к минимуму влияние осеннего пика кризиса?
— Мы сокращаем как личные расходы, так и второстепенные затраты по новым проектам. В последнее время активизировали реализацию продукции за рубеж. В состав компании входит завод «Интер-РТИ» (выпуск резиново-технических изделий — прим. «ВД»), 80% продукции которого сейчас экспортируется. Раньше этот показатель составлял лишь 40%. Мы отправляем менеджеров в командировки в другие страны в поисках новых покупателей. Сегодня нужно больше думать и больше делать. Конечно, убытки у нас тоже немалые — потери в период кризиса оцениваются уже в $30-40 млн (с ноября 2008 г. — прим. «ВД»), но мы не отчаиваемся и продолжаем работать.

Пришлось пойти на сокращение персонала?
— Нет, увольнение работников — самое последнее решение, которое, в моем понимании, принимает компания. Сотрудник — это часть бизнеса, человек, приносящий доход, и увольнять его в сложный момент, я считаю, неправильно. Нужно искать другие пути выхода из ситуации. Все наши сотрудники, в свою очередь, тоже пошли нам навстречу. Мы вынужденно сократили зарплаты, но никого не уволили. Кризис приходит и уходит, а наши люди должны работать.

«Мы за воду, нет заводу!»
Самым мощным ударом по деловой репутации Али Омрана стал скандал, связанный с возможными экологическими последствиями строительства сталелитейного производства в Белой Церкви. Собственно, на протяжении последних трех лет он то затухает, то вспыхивает с новой силой. В 2006-2007 гг. главным координатором акций, направленных на блокирование строительства, был первый заместитель мэра Белой Церкви и глава городской организации БЮТ Виктор Росоха. Он заявил об угрозе загрязнения реки Рось, увеличения выбросов вредных веществ в атмосферу и, как следствие, падения цен на недвижимость в городе. При его участии в городе были организованы два местных референдума по вопросу строительства завода (оба не состоялись из-за низкой явки) и даже перекрытие трассы Киев­ — Одесса с транспарантами «Мы за воду, нет заводу!». Но вскоре выяснилось, что белоцерковский бизнесмен (он является учредителем местной торговой фирмы «Велком») находится с Омраном в разных весовых категориях. Против Росохи выступила часть БЮТ, а после того, как его имя начало фигурировать в инициированном горсоветом расследовании по вскрытию злоупотреблений в земельной сфере, он был вынужден оставить пост главы местной ячейки партии.

После этого координационный центр акций, направленных против Али Омрана, переместился в общественную организацию «Белая Церковь — наш дом», которую возглавлял член исполкома города Андрей Леонов. Он передал документы, аргументирующие необходимость остановки строительства завода, в парламентский комитет по вопросам экологической политики. В ноябре прошлого года комитет на своем заседании раскритиковал идею строительства завода. А полгода спустя, 4 июня 2009 г., горсовет Белой Церкви проголосовал за исключение Леонова из состава исполкома. Сам он уверен, что его отставка напрямую связана с силами, которые лоббируют это строительство.

Теперь главная угроза для Омрана исходит от парламентского комитета, который уже обратился в Генпрокуратуру с требованием проверить обстоятельства выдачи компании «Евро Финанс Лтд.» разрешений на строительство. Глава комитета Анатолий Семинога (фракция БЮТ) сообщил «ВД», что пока Генпрокуратура не отреагировала на это обращение. «Мы будем инициировать отчет Генпрокуратуры о выполнении нашего решения, — заявил г-н Семинога. — Свои отчеты представят и госструктуры, выдавшие разрешения на строительство. Нас интересует проектная документация и вопрос водопользования. Несмотря на наши требования, строительство металлургического завода в Белой Церкви продолжается. Похоже, этот проект лоббируют на высоком политическом уровне. Но мы этот вопрос так не оставим».

Тем временем сам Али Омран заявил «ВД», что все необходимые согласования уже получены. Главным интересом противников строительства завода, на его взгляд, является финансовый. А если точнее — доля в проекте.

Вы долгое время игнорировали обвинения со стороны общественных организаций Белой Церкви и градоначальников в незаконности строительства завода. Недооценили опасность?
— Противники всегда говорят много, а мы занимаемся делом. Мне было неинтересно выходить и говорить, что мы хорошие. Группа, которая начинала против нас эту кампанию, сегодня находится при власти. А в результате все документы, разрешающие строительство, мы получили именно от них. Я всегда был уверен, что правда победит, и оказался прав: мы начали строительство.

До сих пор среди жителей Белой Церкви ходят слухи, что металл для переплавки будет собираться со всей Украины, в том числе из радиоактивных зон.
— У нас более 140 цехов по переработке металла. В Украине ежегодно собирается порядка 9 млн т лома. Любой завод, принимающий металлолом, должен обязательно проверить его на радиологическую загрязненность. 85% нашего лома экспортируется, а предприятия за рубежом точно не будут покупать радиоактивный металл. Все прекрасно понимают, что если с металлом будут какие-то проблемы, мы не найдем покупателей.

Вы пытались провести переговоры с противниками строительства завода, чтобы найти компромисс?
— Инвесторам нужно помогать. Нам же ставили ультиматум — либо 10% от бизнеса, либо определенная сумма, иначе нам припишут вредное влияние будущего предприятия на окружающую среду. Мы законно получили все нужные разрешения. В течение двух лет с нами работали специалисты, которые прекрасно понимали, что в проекте не заинтересованы определенные силы. Поэтому на каждой стадии все документы очень тщательно проверялись, чтобы потом не возникало никаких вопросов. Мы все делаем в рамках закона. В Украине, к сожалению, инвесторам не то что не помогают, а за желание вложить свои средства еще заставляют кому-то платить. Я этого никогда не понимал и не принимал.

На сегодняшний день вы считаете, что смогли убедить население Белой Церкви в безопасности проекта?
— Во всяком случае, мы делали и будем делать все, чтобы люди были уверены в экологической безопасности завода. Это как раз тот случай, когда не нужно убеждать, лучше показать. Тем не менее, мы не останавливаем свои программы. Более того, завод ведь не находится в черте города, он в промышленной зоне на землях района. В больших европейских городах такие заводы работают в самом центре: в Вене — возле центрального универмага, в Брюсселе — в 800 м от Европарламента. То есть Европарламент спокойно соседствует с таким предприятием, а в Белой Церкви протестуют из-за строительства в двух километрах от жилого сектора. Люди паникуют от незнания.

Вечный турист
Сын и дочь Али Омрана учатся в Англии, но он очень надеется, что по окончании учебы они вернутся в Киев. Бизнесмен признается, что долгое время не мог решить, какую страну выбрать для постоянного проживания, но в 2006 г. принял гражданство Украины. Он восхищается творчеством Тараса Шевченко и любит отдыхать в Карпатах, подчеркивая, что является полноценным украинским гражданином. Хотя ключевым фактором при принятии решения относительно гражданства стали неудобства, связанные с необходимостью постоянно оформлять документы для пребывания в стране, где Омран проводит приблизительно две трети своего времени.

Али Омран рассчитывает, что его 18-летний сын станет преемником в бизнесе. Сегодня наследник изучает экономику в Кембридже. Дочь решила, как и отец, получить медицинское образование. Раз в два месяца г-н Омран заезжает к детям, совмещая эти встречи с деловыми поездками по Европе. Он достаточно долгое время может находиться вне киевского офиса, но уверен, что с компанией за это время ничего не случится. Процессы управления в ней автоматизированы — электронная система с обновляемой каждые 10 минут базой данных обошлась в 5 млн грн. Поэтому, уезжая из Украины по работе или на отдых, Али Омран может позволить себе надолго отключать телефон.

Что вам нужно, чтобы почувствовать себя полностью отдохнувшим?
— Учитывая, что работаю каждый день с 8 до 22 в сумасшедшем ритме, то отдыхаю я, полностью сменив обстановку. Находясь в Киеве, стараюсь два-три раза в неделю сходить в бассейн. Плаваю я так уже лет десять, провожу там каждый раз по два часа, бывает даже три.

Вы находите время съездить в бассейн в течение рабочей недели?
— Каждому человеку хочется иметь личную жизнь и уделять время семье и хобби. Я не исключение. Кроме того, у меня есть бассейн в загородном доме.

Как часто отдыхаете за границей?
— В год раза два-три. Я уже побывал более чем в 60 странах, мы с семьей любим путешествовать. Но для меня предпочтительнее отдых на пляже, потому что именно там можно не обсуждать бизнес. Я езжу обычно дней на пять, на неделю. Кроме того, очень часто бываю по рабочим вопросам в Европе, что тоже является приятной сменой декораций. Я очень люблю Швейцарию. Там все и сразу — и озера, и горы, и цивилизация. Для меня это одна из красивейших стран, я был там уже раз 20. Конечно, повод — это бизнес, но от этих поездок я получаю огромное удовольствие. Также я очень часто бываю в Париже. Там живут мои родственники, я езжу именно к ним.

Получается, предпочитаете Европу?
— Как минимум там меня безосновательно никто ни в чем не обвиняет. Я люблю Украину, живу и работаю здесь, но Европа мне очень близка по духу.

Перспективы
Финансовый кризис существенно замедлил темпы развития металлургической отрасли и пошатнул планы по развитию холдинга Али Омрана на ближайшие годы. Решить проблему он планирует за счет расширения географии сбыта лома. Одновременно, имея серьезную финансовую поддержку швейцарской EuroSteel Holdings AG, бизнесмен наверняка продолжит активно скупать акции ломоперерабатывающих предприятий в регионах. Тем более что их стоимость сегодня существенно упала.

Успешность бизнеса Али Омрана во многом будет зависеть от желания и возможностей удовлетворять нескончаемые аппетиты властей. В Белой Церкви их запросы наверняка будут зависеть от обострения или сглаживания ситуации вокруг строительства завода. А это будет определять в том числе и развитие непредсказуемого политического кризиса в Украине. Насколько хватит лояльности и щедрости бизнесмена, покажет время. Пока что он предпочитает поддерживать финансами практически каждый социальный проект, который ему предлагают чиновники и политики. Не исключено, что так же он будет поступать и с предложениями финансировать различные избирательные кампании. Делать ставку на какую-то одну партию он вряд ли рискнет. Такую близорукость врач-офтальмолог, зарабатывающий на металле, себе позволить просто не может.

    Реклама на dsnews.ua