• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Карманная альтернатива

Реклама на dsnews.ua

Начало дележа альтернативных маршрутов поставок нефти в Европу Украина уже упустила, хотя нефтепровод «Одесса—Броды» давно построен и эксплуатируется (правда, не по прямому назначению). Вошедшие сегодня в активную стадию несколько проектов-конкурентов несут очевидную угрозу для будущего украинской трубы. И хотя для нее все еще не так безнадежно, ее успех напрямую зависит от решительности властей в продвижении проекта. И еще больше — от решительности в отпоре противостоянию, которое будут оказывать россияне полноценному запуску «Одесса—Броды».

Россия все активнее пытается реализовать свои амбициозные планы стать континентальным энергетическим лидером. Реализатором такой политики в газовой сфере стал «Газпром», окутывающий Европу целой сетью долгосрочных договоров на поставки газа и пытающийся напрямую выйти на потребителей ЕС. В нефтяной — непосредственно Кремль, создающий базу для реализации проектов на политическом уровне, и российские нефтяные компании (НК), которые выступят их исполнителями. В борьбе с альтернативными маршрутами поставок нефти Россия избрала хорошо известную тактику — если альтернативные маршруты нельзя победить, их нужно возглавить.

Поэтому не удивительно, что Россия сама выступила инициатором активизации определенных проектов. Недавно с подачи Владимира Путина Россия, Болгария и Греция помпезно задекларировали планы ускорить создание международной проектной компании и подписание межправительственного соглашения по поддержке проекта строительства нефтепровода Трансбалканского греческо-российско-болгарского нефтепровода (ТБН) «Бургас — Александруполис» до конца этого года. Но успех проекта зависит и от его экономики, в эффективности которой пока уверенности нет. Главной движущей силой ТБН пока что выступает исключительно политическая воля Кремля.

Вслед за визитом Владимира Путина в Афины, по результатам которого было принято решение о начале строительства ТБН, «по гостям» отправились и украинские лидеры. Виктор Янукович — на Запад, в Польшу — доказывать необходимость продолжения нефтепровода «Одесса—Броды» до Плоцка. Виктор Ющенко — на Восток — договариваться о заполнении украинской «трубы» азербайджанской нефтью. Это говорит о том, что, несмотря на активизацию проектов-конкурентов нефтепровода «Одесса—Броды», в Украине не спешат хоронить этот альтернативный маршрут. Хотя чиновники нового правительства честно заявляют о том, что скорый запуск трубы в прямом режиме маловероятен, у украинского маршрута все равно есть хорошая временная фора — ведь тот же ТБН запустится не ранее 2010 г.

Цели Кремля

За строительством нефтепровода «Бургас—Александруполис» (БА) стоят сразу несколько стратегических задач, преследуемых Москвой. Первая — российская нефть должна получить прямой выход в Средиземноморский регион и оттуда — на рынки Европы, США и Азиатско-тихоокеанского региона. Помимо этого, строительство ТБН даст возможность наладить поставки нефти в обход турецких проливов Босфор и Дарданеллы, поскольку Россия опасается ограничений со стороны Турции на транспортировку нефти танкерами через проливы. «Подгоняет» Москву и конкурентный проект «Баку—Тбилиси—Джейхан» (БТД), который продвигается гораздо быстрее, чем «Бургас—Александруполис». Тот проект, который будет реализован быстрее, и перетянет на себя все нефтяные потоки. Кроме того, строительство еще одного маршрута поставок российских энергоресурсов в Европу должно в очередной раз убедить европейцев в надежности и безальтернативности России как ее главного поставщика, а заодно обезопасить Москву от таких несговорчивых транзитеров, как Украина.

Помогать российским властям в реализации всех этих задач будут российские нефтегазовые компании — «Роснефть», «Газпром», «Транснефть» и ТНК-ВР. Но, в отличие от политической инициативы, на уровне экономического сотрудничества все далеко не так однозначно. В трехстороннем консорциуме, который должен быть создан по результатам афинской встречи, российские компании настаивают на владении контрольным пакетом акций. Но представители Греции и Болгарии пока с таким подходом не соглашаются. Кроме того, сегодня Греция установила высокие тарифы на перекачку каспийской нефти, что не стимулирует россиян к отказу от танкерных перевозок через черноморские проливы в пользу БА. А потому на повестке дня стоит и вопрос предоставления льгот для участников строительства нефтепровода: именно они определят степень привлекательности проекта БА для российских НК. Кстати, именно несогласованность позиций по вопросу о размере тарифа на прокачку нефти в свое время и стала причиной того, что проект был почти похоронен. Российские компании усомнились не только в своей способности поставлять 30-50 млн т нефти в год для загрузки нефтепровода, но и в его экономической целесообразности.

Реклама на dsnews.ua

Впрочем, сегодня экономических «плюсов» у проекта все же больше, чем «минусов». Так, изменилась ценовая конъюнктура на мировых рынках. Дополнительный импульс стабильному росту поставок сырья для трубопровода дают устойчиво высокие цены на нефть. В России возросла добыча нефти, а в соседнем Казахстане были обнаружены ее новые залежи. Все это, по мнению главы «Роснефти» Сергея Богданчикова, позволяет именно сегодня более уверенно говорить о возможности наполнения «Бургас—Александруполис».

Интерес в проекте ТБН Греции и Болгарии — возможность неплохо зарабатывать на транзите нефти. Кроме того, по обещаниям Путина, став перевалочным пунктом для российской нефти и газа, эти страны смогут значительно повысить свое региональное значение и влиять на европейскую энергетическую политику. Как заявил президент России, «одно дело — обсуждать их (энергетические проблемы — прим. «ВД»), другое — иметь на своей территории объекты инфраструктуры, энергетические хранилища, терминалы, иметь возможность получать налоги, реально влиять на европейскую энергетическую политику».

Таким образом, Кремль идет на партнерство со странами, которые имеют важное транзитное значение в Евросоюзе, и готов с ними делиться доходами. Но не лидирующей и координирующей ролью в новых проектах. Пытаясь нарушить и так зыбкое в сфере энергобезопасности единство стран-участников ЕС, Россия использует принцип «разделяй и властвуй», перетягивая для реализации своих целей отдельные европейские страны. Получив их в союзники, Россия добивается того, чтобы усилия Евросоюза, направленные на формирование единой политики диверсификации поставщиков и транзитеров нефти, оказались напрасными.

Перспективы конкурентов

Российские НК отрицают, что строительство нефтепровода «Баку—Джейхан» фактически стало ускорителем темпов переговоров по проекту нефтепровода «Бургас—Александруполис». Однако сомнений в том, что цель россиян — обойти этот, как и другие проекты-конкуренты, нет. Взяв в свои руки развитие «Бургас—Александруполис», Россия фактически нивелировала первоначальную цель этого маршрута — доставлять в Европу нефть с Каспия. Тогда владельцы ресурсов — Азербайджан и Казахстан — сосредоточились на других проектах. Американские компании, в частности, Chevron, которые потенциально являлись крупнейшими заказчиками транспортировки по БА, сегодня отказываются от участия в этом проекте. Выражая, таким образом, недовольство проводимой Россией политикой сдерживания развития транзита по своей территории. Как заявляют руководители Chevron, компания поддержит БА, только если будет расширен Каспийский трубопроводный консорциум (КТК). В противном случае, добываемые на Тенгизском месторождении в Казахстане нефтяные ресурсы компания направит по маршруту «Баку—Тбилиси—Джейхан». Наполнение этой трубы также активно прорабатывает и Азербайджан. По словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, в 2007 г. уровень добычи нефти в его стране превысит 37 млн т, а к 2008 г. — 60 млн т. Таким образом, БТД сможет обеспечить транспортировку всего экспорта азербайджанской нефти до турецкого Средиземноморья.

Среди других обходных путей каспийская нефть (в наличии которой в самое ближайшее время уже никто, в первую очередь российские компании, не сомневается) неизбежно заинтересуется маршрутом «Одесса—Броды». Но это вопрос хоть и ближайшей, но все же перспективы. В августе текущего года украинский политикум, похоже, совсем разуверился в возможности аверсного использования нефтепровода. Вице-премьер Клюев даже заявил о создании специальной экспертной рабочей группы с целью определения эффективности использования нефтепровода «Одесса—Броды» в направлении Бродов и достройки нефтепровода до польского Плоцка. Но перспектива строительства «Бургас—Александруполис», по-видимому, смешала карты украинского правительства. Если российский проект будет реализован, у Европы — главного целевого рынка ТБН — появится дополнительный маршрут нефтяных поступлений. А «Одесса—Броды», который изначально планировался на эту роль, может так и остаться невостребованным. Осознание этого, по-видимому, и вынудило украинских правителей к решительным действиям. Один результат активизировавшейся украинской дипломатии уже есть — о своей готовности поставлять нефть для «Одесса—Броды» заявил Азербайджан. Как пообещал Виктору Ющенко президент республики Ильхам Алиев, его страна, заинтересованная в диверсификации поставок энергоресурсов, «намерена активно сотрудничать с партнерами, в том числе и с Украиной». Неделей ранее «Нафтогаз України» и Государственная нефтяная компания Азербайджанской республики (ГНКАР) подписали договор о долгосрочном сотрудничестве, в том числе — и об участии азербайджанских компаний в транспортировке через ОБ легкой каспийской нефти. Впрочем, особых иллюзий по скорому запуску нефтепровода в прямом режиме Киев все же не питает. По словам министра топлива и энергетики Бойко, с учетом динамики роста добычи нефти в Казахстане (10-12 млн т в год) и объема перекачки нефтепровода «Баку—Тбилиси—Джейхан» (50 млн т в год), свободные ресурсы для заполнения нефтепровода «Одесса—Броды» для его работы в прямом режиме появятся не ранее, чем через два года.

Но конкуренцию проигранной считать рано — если уже в 2008 г. в украинской трубе можно ожидать первую азербайджанскую нефть, то по «Бургас—Александруполис» она пойдет не ранее 2010 г. Посоревноваться с российским проектом Киев, по-видимому, решил и в цене. Как заявил на днях Юрий Бойко, нефтепровод «Одесса—Броды» предложит поставщикам нефти конкурентные тарифы. Более того, по словам министра, тарифная политика ОБ будет формироваться с учетом того, как продвигается сооружение Трансбалканского трубопровода. То есть, если Украина сможет быстрее запустить транзит нефти по своему трубопроводу в прямом направлении и сможет предложить своим поставщикам более выгодные тарифы (а значит, и более выгодные конечные цены на нефть), то не исключено, что в борьбе за предпочтения европейских покупателей нефти она победит. При этом не стоит забывать, что конечную стоимость, а значит и конкурентоспособность нефти, транзитируемой через ТБН, будет уменьшать тройная перевалка (на танкеры в Новороссийске в «трубу» и из «трубы» — в Бургасе и Александруполисе).

Дело осталось за «малым» — окончить строительство нефтепровода «Броды—Плоцк». В этом направлении первый шаг Киев уже сделал, и строительство ветки от украинских Бродов начал. Польша, тем временем, еще раз подтвердила готовность участвовать в достройке нефтепровода до Плоцка. Более того, посол Польши в Украине Яцек Ключковский сообщил новость о том, что стороны рассматривают вариант реверсного режима поставок нефти через него, и что этот вопрос обсуждался в ходе переговоров на Международном экономическом форуме в Крынице-Гурской, где побывал украинский премьер. И теперь очередь за Варшавой, а также ЕС, от которого в Польше ожидают финансирование в размере EUR400 млн. Но для того чтобы довести до логического завершения долгоиграющую достройку «Одесса—Броды», Украине нужно действовать еще более активно. К примеру, кроме Азербайджана, Украина могла бы привлечь на свою сторону и Chevron и другие компании, работающие на Каспии. Учитывая их «личные счеты» с Россией и общность интересов с Украиной (противостоять попыткам России заблокировать расширение транзита каспийской нефти через свою территорию), такие попытки могут завершиться успехом. Кроме того, стоит активизировать поиск частных инвесторов для достройки трубы. Как показывает опыт, надеяться на финансирование Евросоюзом проекта не резонно. Единую энергетическую политику страны ЕС так и не смогли сформировать. По закону джунглей – «каждый сам за себя», и если проекты-конкуренты заработают на полную силу, следующего шанса у украинской трубы уже не будет.

    Реклама на dsnews.ua