• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Беспокойная аптекарь

Реклама на dsnews.ua
Миллионерша Филя Жебровская призналась «ВД», что за три месяца неимоверно устала от переживаний за свою жизнь.

Миллионерша Филя Жебровская призналась «ВД», что за три месяца неимоверно устала от переживаний за свою жизнь. Ей, выстоявшей в финансовые кризисы 1990-х и отразившей попытку рейдерского захвата предприятия в 2007-м, казалось бы, бояться уже нечего. Тем не менее покушение в начале лета этого года нанесло сильнейший удар по душевному равновесию бизнес-леди.

Офис главы фармацевтической компании «Фармак» одним напоминает клинику, другие же обращают внимание на множество картин, развешанных по стенам. Своеобразная картинная галерея из видов Киева, написанных в совершенно разных жанрах, была создана благодаря подаркам посетителей. Стены же кабинета Фили Жебровской украшают многочисленные награды, грамоты и свидетельства, чем хозяйка очень гордится и о чем готова рассказывать в мельчайших подробностях.

Гораздо меньше энтузиазма вызывают вопросы о политике. В отличие от бизнеса, большой политикой г-жа Жебровская предпочитает не заниматься. После Коммунистической партии она вступила в киевское объединение Александра Омельченко — «Єдність». И, не желая платить деньги за место в Киевсовете, приняла решение перейти в партию «Наша Украина» и попробовать свои силы на парламентских выборах 2006 года. Однако 262-е место оказалось для Фили Жебровской непроходным, после чего она окончательно потеряла интерес к политике, полностью передав право лоббировать интересы фармацевтической сферы в руки родного брата Павла Жебровского. На сегодняшний день ее политические амбиции ограничиваются представительством в Подольском райсовете столицы, где она возглавляет бюджетную комиссию.

Вашу семью в политике представляет брат. Почему не вы сами?
— Я работаю на одном месте и ни о какой политике не думаю, она мне неинтересна.

У вас нет внутренней потребности?
— Нет. Мне важно, чтобы предприятие, на котором я работаю всю жизнь, развивалось.
Я занимаюсь фармацевтической политикой, и мне для самореализации этого вполне достаточно.

Ваш брат — народный депутат, член фракции НУНС, на сегодняшний день имеет долю в компании, т. е. фактически у вашего предприятия есть непосредственный лоббист во власти...
— Я бы так не сказала. Мой брат — принципиальный человек, который не будет заниматься лоббированием чьих-либо интересов, а особенно — бизнесовых. Если у кого-то бизнес и политика переплетены, то явно не у нас.
Но в целом в нашей стране существует множество нерешенных проблем в медицинской и фармацевтической сферах. Не создана система обеспечения лекарственными препаратами населения Украины. Но я надеюсь, что доживу до того времени, когда будет введена государственная компенсация населению за приобретенные лекарства, когда заработает (обязательное — прим. «ВД») медицинское страхование.

Вы будете участвовать в предстоящих выборах в ВР? Вам уже поступали предложения от партий?
— Раньше предлагали чаще, а сейчас и вовсе не предлагают. Все знают, что я политикой не интересуюсь. Я прекрасно осознаю, что это не тот путь, который мне в этой жизни необходим. Я была в списках и на выборах в ВР, и в Киевсовет (в 2006 году — прим. «ВД»), но не прошла. Моя жизнь так устроена, что я могу добиваться успеха, и не прибегая к лоббированию каких-то личных или бизнесовых интересов, поэтому, даже будучи членом партии «Наша Украина», я не сделала ничего, чтобы попасть во власть. Вместо того чтобы открыть новую линию на производстве, я могла профинансировать свое место в Киевсовете. Да, я этого хотела, но не сделала — и уже никогда не сделаю.

Реклама на dsnews.ua

Цепкий бухгалтер

Сегодня Филя Жебровская вместе с братом Павлом контролирует свыше 60% акций «Фармака». В 2007 году это предприятие наряду с еще тремя предприятиями отрасли — ЗАО «Дарница», ЗАО «Борщаговский химико-фармацевтический завод», ОАО «Киевмед­препарат» — стало объектом повышенного внимания со стороны рейдеров. Оппоненты Фили Жебровской — инвестиционная компания Dragon Сapital и фирма «Сфера-Инвест», которую связывают с российским бизнесом, — начали активно скупать акции у миноритарных акционеров. Впрочем, обе структуры обвинения в свой адрес в рейдерстве опровергли, объяснив, что проводили скупку ценных бумаг с целью их дальнейшей перепродажи. Как стало известно позже, россияне действительно интересовались «Фармаком», а имен­но — дорогостоящей киевской землей на Подоле, где расположено предприятие. Чтобы не потерять свои права, менеджмент уже весной 2008 года принял решение ввести в состав наблюдательного совета народного депутата Павла Жебровского, а Филя Жебровская в течение всего года активно занималась скупкой акций у миноритарных акционеров, которые являются либо являлись сотрудниками предприятия. В итоге ИК Dragon Сapital сошла с дистанции, продав собранные 10% акций.

Филя Жебровская еще год назад владела лишь 28% акций ОАО «Фармак». По последним данным, которыми располагает редакция «ВД», 52,062% акций предприятия принадлежат F.I. & P.HOLDINGS LIMITED (зарегистрирована на Кипре), 18,98% — «Межрегиональному Фондовому Союзу» и еще 11,3% акций сконцентрированы в руках у компании Tortola Road Town, которые были приобретены у Florian Overseas Investments Ltd. (Британские Виргинские острова). Кто является реальным владельцем этих компаний — сказать сложно, однако коллектив предприятия связывает их с семьей Жебровских.

По информации ряда СМИ, ОАО «Фармак» являлось соучредителем страховой компании «Панацея-1997». Примечательно, что среди владельцев этой СК значились также Борщаговский химфармзавод и ООО «Тер­минал-Брок», в руководстве которого фигурировала дочь экс-министра здравоохранения Юрия Спиженко Наталья. Однако весной с. г. СК была продана другому страховщику — компании «Лемма».

Защищает личные финансы Филя Жебров­ская вполне профессионально. Свою карьеру в 1980 году на Киевском химфармзаводе им. Ломоносова она начала с должности главного бухгалтера, позже стала финансовым директором, а в 1995 году была избрана председателем правления. На сегодняшний день в различных рейтингах самых богатых украинцев она является едва ли не единственной женщиной, занимая место в четвертой десятке с капиталом в $100-150 млн.

Финансовый кризис повлиял на ваш бизнес?
— Самое страшное, что произошло — изменение курса доллара. Девальвация гривни существенно скорректировала все наши подходы к ценообразованию. На сегодняшний день мы импортируем более 50% компонентов, необходимых для производства нашей продукции. Субстанции закупаются по всему миру. При этом мы за полгода увеличили цены всего на 26%. И это не на все 200 препаратов, производимых на нашем предприятии.

За счет чего вы удерживаете цены на продукцию?
— Экономим. Другие компании зарплату, к примеру, в этом году оставили на докризисном уровне (пересчитали с учетом изменения курса гривни к доллару — прим. «ВД»). Мы же увеличили зарплаты с 1 апреля в среднем на 10%, тогда как гривня девальвировала на все 50%. Ужесточили контроль над расходованием средств — сократили командировки, расходы на тренинги. А это — существенные затраты. Экономим на рекламе.

За период работы на своей должности я пережила не один кризис. Мы прекрасно помним время после развала Советского Союза, помним дефолт 1998 года в России… Сегодня мы ведем ту же политику, используем те же подходы, которые не раз помогали нам выжить без потерь.

В целом отечественные производители всегда имели преимущества перед импортерами именно благодаря тому, что не смотрели на большой уровень инфляции и не повышали в разы свои цены.

Вместе с тем фармацевтическая отрасль — одна из наименее пострадавших вследствие кризиса…
— Наверное, пищевая промышленность и фармацевтика пострадали как раз в наименьшей степени. Людям необходимо питаться каждый день, и люди болеют, мы ничего не можем изменить. Не может такого быть, чтобы из-за кризиса, из-за отсутствия свободных денег на лекарства, люди вдруг стали здоровыми.

Фармацевтические «разборки»
Вооруженное нападение сделало Филю Жебровскую героиней всех новостей 9 июня этого года. Она практически не пострадала и на работу вышла уже на следующий день. Тем не менее кто и по каким причинам хотел припугнуть бизнесвумен, до сих пор остается невыясненным. Разобраться в деловых отношениях Фили Жебровской правоохранителям будет очень непросто, поскольку вокруг ее персоны в последние годы возникало немало конфликтов.

Существенно подпортило имидж компании Жебровской противостояние с производителем отечественного инсулина ЗАО «Индар» за получение госзаказа. Конкурируют компании не первый год. С 2004 года «Индар» закупает готовые кристаллы полусинтетического человеческого инсулина, готовит субстанции и фасует препараты. Схожую технологию применяет и «Фармак».

Скандалом для компании обернулся выпуск на рынок препарата «Фленокс» (применяется при проведении сложных хирургических вмешательств и лечении инфаркта миокарда). Весной с. г. французский производитель Sanofi-Aventis обвинил «Фармак» в нарушении авторских прав при производстве упомянутого препарата. На сторону французов встали известные кардиологи Екатерина Амосова и Юрий Сиренко, которые в своем письме обратились в Минздрав с требованием отменить регистрацию недорогого отечественного дженерика, заменяющего оригинальное, но дорогостоящее зарубежное лекарство. В ответ Филя Жебровская обвинила врачей в лоббировании интересов иностранных компаний. Тем не менее уже спустя месяц после покушения, 10 июля, Окружной административный суд Киева отказал в полном объеме в удовлетворении иска компании Sanofi-Aventis относительно отмены государственной регистрации препарата ЗАО «Фармак» и его продажи. Судебные тяжбы задержали выход лекарства на рынок почти на полгода.

Не исключено также, что после того как семья Жебровских сконцентрировала в своих руках более 60% акций предприятия, причастных к покушению следовало бы искать и среди бывших либо несостоявшихся владельцев акций. Ведь в 2007 году инвестиционные компании осуществили несколько попыток незаконно получить реестр акционеров, из-за чего Ассоциация фармацевтических производителей Украины обратилась с открытым письмом к президенту, МВД, СБУ и ГПУ с просьбой обезопасить их предприятия от подобных атак.

Не стоит сбрасывать со счетов и личные отношения бизнесвумен с компаньонами. СМИ неоднократно вспоминали общий бизнес Фили Жебровской и Александра Мельника, на которого были зарегистрированы две строительные фирмы — «Планета-Буд» и «Планета ВИП». Поговаривают, что некоторое время назад между ними произошла серьезная размолвка. Тем не менее Филя Жебровская полностью опровергает свою причастность к строительному бизнесу.

У вас есть версии того, кто мог выступить заказчиком нападения?
— Это сложно понять. И я, исходя из своего жизненного опыта, уверена, что логика в данном случае совершенно неуместна. Я помню 1990-е — времена разборок, когда убивали мальчиков в бордовых пиджаках, забирали их бизнес и делили. Тогда все было просто и понятно. Сегодня же система совершенно иная, с высококлассными специалистами, которые напрямую связаны с органами власти. Ведь я не первая, с кем произошло нечто подобное.

После покушения вам поступали угрозы или предложения продать бизнес?
— Нет. Ни до, ни после мне не угрожали. У меня не было личных конфликтов и даже не было предложений продать свой бизнес. Возможно, они поступят позже. С человеком, у которого психологическая травма, значительно проще вести подобные переговоры.

На каком этапе находится расследование?
— Нападавшего пока не нашли.

Дизайнер-любитель
Вне работы Филя Жебровская продолжает думать о работе. Даже во время ежегодных подъемов на Говерлу она обсуждает с топ-менеджментом компании стратегические вопросы дальнейшего развития. Правда, такой выезд не является обязательным для всех сотрудников «Фармака». Тем не менее, учитывая, что бльшую часть руководства составляют люди старшего поколения, для которых подобное восхождение подвигу подобно, отказаться от туристической вылазки никто из сотрудников не решается, а попасть в список приглашенных считается почетным. Первое восхождение было в 2000 году. В дальнейшем к обязательному покорению вершин добавились двухдневные объединяющие стратегические сессии на базах отдыха под Киевом и на берегах Днепра, в которых принимают участие около 30 человек. И если первая поездка была больше туристической, то теперь это официальный «майский мозговой штурм». В минувшем году модератором для выработки новой стратегии приглашали декана Киево-Могилянской бизнес-школы Павла Шеремета.

Филя Жебровская признается, что если бы в компании не существовало команды единомышленников, удержать ее на плаву было бы невозможно, а отлучаться руководителю — слишком рискованно. Тем не менее отдохнуть от рутины президент компании может позволить себе две недели в каждый сезон года.

В отпуск обычно отправляется с братом, сестрой и их семьями — компания насчитывает до 12 человек.

Что помогает вам расслабиться после рабочего дня?
— Я живу в частном доме. С огромным удовольствием выращиваю цветы, занимаюсь дизайном. Возможно, дизайнер из меня и никудышний, но женское видение красоты у меня есть. Оформляю клумбы я самостоятельно, а потом приглашаю специалиста поправить что-то. Хотя обычно мне говорят, что и так все хорошо.

То есть при планировании ландшафта вы отдаете предпочтение саду?
— Огород у меня тоже есть. Даже фасоль выращиваю! Делаю это скорее ради мамы: ей 86 лет, и она не понимает, как можно иметь свой кусочек земли и при этом не выращивать на нем овощи и фрукты. Единственное, я не занимаюсь консервацией выращенного.

Дизайном дома вы тоже занимались самостоятельно?
— Строили мы его постепенно и, конечно, приглашали дизайнеров.

Кому из специалистов отдавали предпочтение — зарубежным или отечественным?
— Я работала с украинскими дизайнерами. Сам дом мы строили в течение четырех лет — с 1999-го по 2003-й. Конечно, я вложила в него немало сил. И этот процесс бесконечный. Там уж есть где фантазии разгуляться.

Перспективы
Сконцентрировав в своих руках контрольный пакет акций предприятия, г-жа Жебровская получила карт-бланш на принятие любых жестких решений в компании. По данным «ВД», она ввела очень серьезный контроль над персоналом, любые попытки продать акции в чужие руки пресекаются на корню. И если рейдерские атаки удалось отбить, то с финансовым кризисом еще придется некоторое время побороться. Прошлый год компания Фили Жебровской закончила с убытками в 72 млн грн., а ее личное состояние уменьшилось почти вдвое. Тем не менее банкротство «Фармаку» не грозит. Компания экспортирует более 15% своей продукции в 20 стран мира, к тому же получает государственные заказы. Конечно, никто не скрывает, что придется приложить усилия для того, чтобы продукция завода попала в заново пересмотренный список препаратов для льготников, и для этого необходимо иметь лобби во властных структурах. Но борьба за место под солнцем для Фили Жебровс­кой — уже совершенно привычное состояние. Наверняка не раз еще будет поднята тема распределения рынка инсулина, а «Фленокс» не станет последним препаратом, который придется отстаивать в суде.

Что касается политического будущего Фили Жебровской, то ее опыт работы в бизнесовой и социальной сферах, а также недавнее покушение могут заинтересовать не одну политическую структуру. К тому же личное желание иметь более серьезное влияние на фармацевтический рынок и усталость от войн с Минздравом могли бы подтолкнуть бизнесвумен к решению вновь попробовать свои силы в политике. Во всяком случае подобные предложения могут начать поступать уже в самое ближайшее время.

    Реклама на dsnews.ua