• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Крымский романтик

Реклама на dsnews.ua
Излишнее увлечение романтикой в украинской политике — штука неблагодарная. Крымский бизнесмен Владимир Шкляр почувствовал это на себе сполна. Дефицит
Излишнее увлечение романтикой в украинской политике — штука неблагодарная. Крымский бизнесмен Владимир Шкляр почувствовал это на себе сполна. Дефицит расчетливого цинизма помешал ему в 2005 году стать премьер-министром Крыма. Сделав выводы из политического поражения, в 2009-м он финансирует избирательную кампанию кандидата в президенты… Анатолия Гриценко.

В нижнем ящике рабочего стола крымский миллионер Владимир Шкляр хранит пачку бумаг, которая для него одновременно и повод для ностальгии, и предмет негодования. Это счета на 11 млн грн., которые он зимой 2004 года направил на организацию и координацию оранжевой революции. Легким движением руки он достает их, предлагая журналистам «ВД» ознакомиться с историческими документами. В тот бурный период г-н Шкляр был одним из 26 так называемых полевых командиров революции. Признается, что эта команда сформировалась не под избирательную кампанию Виктора Ющенко, а намного раньше. Его лишь пригласили для реализации общей идеи. Тот факт, что Ющенко повел самостоятельную политическую игру и постепенно вытеснил из своего окружения всех бывших «полевых» командиров, стал для Шкляра огромным разочарованием. От недолгого периода постреволюционной раздачи должностей он получил, пожалуй, меньше всех из своих коллег. Планы стать премьер-министром Крыма не реализовались — и ему пришлось смириться со статусом одного из влиятельных политиков регионального масштаба. Тем не менее на при­надлежащем Шкляру офисном здании в центре Симферополя большая вывеска «Наша Украина» висела вплоть до нынешнего лета. Теперь ее сменила желтая эмблема общественной организации «Гражданская позиция». А на визитке бизнесмена и политика под именем вместо должности написано «гражданин».
Решение Владимира Шкляра финансировать избирательную кампанию явно непроходного кандидата в президенты Анатолия Гриценко (лидера «Гражданской позиции») выглядит, на первый взгляд, странным. Тратить миллионы гривен на ветер — непозволительная роскошь в условиях экономического кризиса, даже с учетом наличия у бизнесмена мощного аграрного холдинга. С другой стороны, политическая романтика как раз и была отличительной чертой координаторов оранжевой революции в 2004-2005 годах. Похоже, именно нереализованные амбиции того периода склонили Шкляра сделать ставку на кандидата, который, в первую очередь, близок по духу, а не просто перспективен с точки зрения политической конъюнктуры. Любопытно, что и сам бизнесмен не спорит с тем, что с ближайшими выборами особых надежд ему связывать не стоит.

Какой смысл вкладывать деньги и время в кандидата, рейтинг которого не позволяет рассчитывать на победу на предстоящих президентских выборах?
­— Я понимаю, что в нынешних условиях, созданных руководством страны, Гриценко и такие, как он, — непроходные. Но мы будем убеждать людей, которые не хотят довольствоваться нынешним хаосом еще пять лет. Мы чувствуем поддержку со стороны думающей интеллигенции и военных людей. В этой среде очень комфортно работать.

Разве в украинской политике можно чего-то добиться, если рассчитывать на комфорт?
— Сегодня для меня важнее, что ко мне прислушиваются, я могу влиять на принятие окончательных решений. Когда политический формат — просто технология, в которой все расписано и нужно лишь четко выполнять инструкции, то не остается места для творчества и к своему делу невозможно отнестись со всей душой. Мы сейчас в начале пути. Это интересно.

Вы сказали, что можете влиять на решения своей политической силы. Но если она не имеет возможности реализовать эти решения через власть, разве все это имеет смысл?
— Если эти решения будут понятны и близки людям, у политической силы появится реальный шанс на получение власти. Страна ждет новых идей, она устала от повторения одних и тех же лозунгов. Честно говоря, я большего ожидал от Арсения Яценюка. Он молодой, перспективный, подающий надежды политик, но окружил себя технологами, которые не предлагают ничего нового для страны. Он же и станет первой жертвой этих технологий, предполагающих серьезную финансовую поддержку. А за взятые долговые обязательства расплачиваться придется его команде и избирателям. Сегодня бльшая часть «Нашей Украины» просто перешла к Яценюку и выстроилась к нему в очередь за должностями. Мне в этой очереди было бы скучно. Легко также заметить лояльность к нему со стороны Банковой, и это позволяет предположить, что и идея проекта «Яценюк» исходит оттуда.

Но ведь ваш политический проект — тоже осколок бывшей команды Виктора Ющенко. Вы долго выбирали, к какому осколку при­мкнуть?
— Недолго. Я просто подошел к Анатолию Гриценко и поделился с ним тем, что чувствую. А чувствовал большое неудовлетворение от того, что происходило в «Нашей Украине». Ющенко я никогда не идеализировал. Но он просто убил идею оранжевой революции. Это было огромным разочарованием. Лично у меня осталось ощущение незавершенности чего-то важного, к чему был непосредственно причастен. Нужно было думать, куда и как двигаться дальше.

На президентских выборах 1999 года Евгений Марчук тоже был кандидатом, который делал ставку на интеллигенцию и военных, а затем просто занял пост главы СНБО в команде Леонида Кучмы. Вы не опасаетесь, что история повторится?
— Марчук был, по сути, техническим кандидатом, крепко вросшим корнями в существовавшую систему власти. Гриценко же является самостоятельной, независимой фигурой. Государству нужна исполнительская дисциплина. Я вижу в Гриценко сильную руку, которая может эту идею реализовать. Страна устала от банкиров. Ющенко, Яценюк, Тигипко — что бы они ни говорили, в них заложена ментальность финансиста. Это
у них в крови. Из них получились бы неплохие министры, экономисты, может, даже премьер-министры, но не президенты.

Реклама на dsnews.ua

Беспокойный бизнес
Роскошь быть финансовым донором нерейтинговой политической силы Владимиру Шкляру обеспечивает аграрный холдинг «Таргет Сервис-Агро». Эта компания контролирует обширные земельные владения в Крыму, а также неплохо зарабатывает на производстве мяса, куриных яиц, муки и кондитерских изделий. Одновременно в компании успешно развивается производство сельскохозяйственной техники. Наблюдательный совет холдинга возглавляет супруга бизнесмена Марина Шкляр. Сам он заверил «ВД», что в этом случае речь идет о реальном управляющем менеджере, а не о номинальном руководителе. Тем не менее, по информации «ВД», непосредственный владелец бизнеса достаточно часто появляется на своих предприятиях. Хотя оперативный контроль он передал директорам, оформив на них так называемый менеджерский пакет акций. Ну а начинал самостоятельный аграрный бизнес Владимир Шкляр в середине 1980-х. Тогда он возглавлял Крымскую государственную сельскохозяйственную опытную станцию Украинской академии аграрных наук. Еще в Советском Союзе это учреждение было одним из ведущих в сфере разработки и внедрения в производство новых научных разработок в растениеводстве, земледелии, селекции, кормо­­производстве, животноводстве и механизации. Когда государственное финансирование опытной станции сошло на нет, Шкляр решил попытаться зарабатывать самостоятельно: договорился с руководством одного из киевских оборонных заводов об изготовлении сеялки точного посева. Сегодня бизнесмен признается, что на самом деле речь шла о копии итальянской разработки. Пред­приниматель не учел, что эта технология требовала настолько качественного литья, что даже металлурги советской «оборонки» такого обеспечить просто не могли. На доработку сеялки ушло три года. Но когда ее все-таки изготовили, бизнес пошел резко в гору.

Производство сеялок приносит Владимиру Шкляру неплохие деньги по сей день. Но его аграрная империя значительно расширилась. В последние годы он активно привлекал кредиты на развитие мукомольного и макаронного производства. Грянувший год назад кризис застал бизнесмена врасплох. Ни политический статус, ни деловые связи в переговорах с банками особо не помогли, и в Симферополе поползли слухи о возможной продаже Шкляром части активов.

Аграрный бизнес легче других отраслей переживает кризис?
— Аграрный бизнес зачастую балансирует на грани рентабельности. Взять в аренду земельные паи, вырастить зерно и потом испытывать постоянные сложности с его реализацией при отсутствии предсказуемой государственной политики в этой сфере — очень беспокойный бизнес. Многие аграрии, в том числе и я, столкнулись с проблемой возврата валютных кредитов. Из-за повышения курса доллара сумма кредита в гривне возросла, а цена на зерно уменьшилась, причем если считать в долларах, то почти в два раза. Если у хозяйства не было хорошего запаса прочности или внешней поддержки, то оно просто «ложилось».

Как вы эту проблему решаете?
— Я минимизировал убытки, переведя кредиты в гривню. Когда это делал, доллар уже стоил 7,5 грн., но это лучше сегодняшнего курса. В общении с банками я столкнулся с серьезными проблемами. Ведь за каждым банком стоит конкретный предприниматель. Многие банкиры старались нажиться на кризисе. Одни пошли мне навстречу, другие — нет. Любому предпринимателю особенно неприятно, когда терпишь убытки не из-за своих ошибок, а из-за неразумной государственной политики. Правительство уверяло, что страна не интегрирована в мировую экономику и кризис нас обойдет стороной. С учетом этого и строили свои планы многие аграрии. А теперь кредит, погашение которого должно было обойтись, скажем, в 3 млн грн., стоит 5-6 млн грн. Так что в этом году аграр­­ный сектор в основном терпит убытки.

Разве экспортные операции с зерном не приносят вам валюту, которую можно направить на погашение долларовых кредитов?
— Пока, даже несмотря на низкие цены, выгоднее продавать зерно в Украине. (Спрос на мировых рынках упал — прим. «ВД».) Плюс к этому обострились проблемы с возвратом НДС. Если ты не близок к власти, получить возврат экспортного НДС очень сложно.

Разве в период работы в «Нашей Украине» вы не были близки к власти?
— Нет! И это — удивительная история. В «Нашей Украине» всем сверху была навязана тактика «СДД» — «скушайте друг друга». В итоге в команде возникли конфликты, а уж о том, чтобы в таких условиях развивать бизнес, и речи быть не могло. Мой совет всем бизнесменам: не идите в политику, она требует полной самоотдачи, нормальный бизнес от этого только страдает. Если и идти в политику, то нужно полностью отдать бизнес в управление менеджерам, предварительно взяв их своими партнерами. Я так и сделал.

Этот шаг себя оправдал?
— Да, хотя для бизнеса, конечно, было бы эффективнее, если бы я им занимался непосредственно каждый день. С другой стороны, у меня есть время и средства, чтобы заниматься политикой, пытаться что-то изменить в стране. Не хлебом единым. А менеджеры теперь стали моими партнерами, у них есть финансовый стимул развивать предприятия. Мне нравится придумывать новые проекты, создавать рабочие места, организовывать бизнес, а его развитие передавать менеджерам. Изредка приезжаю, смотрю на предприятия, а в остальное время занимаюсь политической деятельностью и провожу время с семьей.

Учитывая нынешнюю ситуацию, ваши аграрные предприятия будут расширять или уменьшать площади под посев зерновых?
— Думаю, что все останется на том же уровне. Но вокруг большинство хозяйств уменьшают посевы, а некоторые вообще не будут ничего сеять — просто невыгодно. Цены на сельхозпродукцию упали, а все расходные составляющие растут. Продолжают работать только те, у кого есть «запас жирка». Но «жирок» у всех разный. У меня, кроме аграрного бизнеса, есть другие направления, связанные с производством продуктов питания, грузовыми перевозками, переработкой сельхозпродукции. Так что пока держимся.

В шаге от премьерства
В 2005 году Владимир Шкляр был в шаге от назначения на пост премьер-министра Крыма. Куратором автономии в команде Ющенко в тот период был Николай Мартыненко. Он и подвел Шкляра к президенту для согласования кандидатуры. Глава государства в то время только входил в новую для себя роль и подписал обращение к Верховному Совету Крыма без особых раздумий. Получив бумагу на руки, Шкляр мгновенно отправился в Симферополь. Спустя день копии письма с просьбой президента о назначении Шкляра были распространены среди всех депутатов. Наш герой уже предвкушал победу. Неизвестно, кто первым обнаружил, что на письме Ющенко нет исходящего номера президентской канцелярии. Но когда спикер Верховного Совета Борис Дейч вынес кандидатуру Шкляра на голосование, в зале заговорили о фальсификации документа. Наступил момент, когда из Киева должен был поступить уверенный и оперативный сигнал о подтверждении кандидатуры Шкляра. Но этого сигнала все не было. Подтверждающая бумага со всеми исходящими номерами пришла в Крым лишь спустя три дня. За это время Шкляр пережил мощнейшую информационную атаку со стороны команды Партии регионов, которая на полуострове традиционно сильна. В итоге его кандидатура провалилась.

А премьер-министром Крыма тогда неожиданно стал Анатолий Матвиенко, которого в регионе почти никто не знал. Любопытно, что группа депутатов, подконтрольная Шкляру, за него не голосовала. И это несмотря на то, что представлять Матвиенко в Симферополь приехал один из самых влиятельных на тот момент политиков страны Иван Васюнык.

«Это письмо президента Верховному Совету Крыма до сих пор не отозвано», — говорит Шкляр «ВД», демонстрируя документ без исходящего номера. Политическая неопытность явно подвела бизнесмена, спешащего занять высокую должность. В разговоре о людях, причастных к провалу его кандидатуры в 2005 году, он упомянул о роли Ивана Плюща, очень близкого в тот момент к Виктору Ющенко. «Ему сказали, что если Шкляр станет премьером, он не достроит свой Дюльбер». При согласовании интервью Шкляр не только отказался конкретизировать, какое именно строительство вел Плющ в Дюльбере (такое имя носит санаторный комплекс в Большой Ялте), но и вычеркнул эти слова из текста. Как бы там ни было, очевидно, что трехдневная задержка с подтверждением кандидатуры Шкляра на пост премьер-министра Крыма в 2005 году была не просто стечением обстоятельств.

Правда, что в 2005 году письмо президента Виктора Ющенко к парламенту Крыма с предложением назначить вас премьер-министром автономии было подписано на футбольном матче Украина—Дания?
— Это неправда. Письмо появилось после того, как я предложил реализовать в Крыму свою программу «Десять шагов навстречу людям». Экспертное заключение к этой программе делал Дмитрий Выдрин (политолог, заместитель секретаря СНБО — прим. «ВД»), она ему понравилась, и он сказал, что ему туда добавить просто нечего. Я начал вести переговоры с крымскими депутатами насчет согласования своей кандидатуры на пост премьер-министра. Письмо президента Украины было необходимо тогдашнему спикеру крымского парламента Борису Дейчу для вынесения моей кандидатуры на голосование.

Почему у вас в руках и в парламенте Крыма это письмо оказалось раньше, чем официально вышло из президентской канцелярии?
— Не раньше, а с минимальной задержкой. Обычно такие письма готовятся не в одном экземпляре, и все они подписываются. Один экземпляр был у меня, его я и передал главе Верховного Совета Крыма до того, как пришла курьерская почта.

Но на этом письме не было исходящего номера президентской канцелярии, не так ли?
— За исходящие номера я не отвечаю. У меня на руках был подлинный документ, и ни малейших сомнений в этом не было. А отсутствие исходящего номера на одном из экземпляров документа просто использовали для провокации. Депутаты Верховного Совета Крыма понимали, что когда я стану премьер-министром, слишком многое изменится. В том числе и в наработанных бизнес-схемах.

Если бы президент Ющенко настоял, он добился бы вашего утверждения премьером. Получается, эти бизнес-схемы касались и кого-то в президентской команде. Кого?
— По моей информации, к этому имеет отношение Иван Плющ, который был вхож к президенту Украины. Еще говорили, что я «Москаль в экономике», в том смысле, что наведу порядок в экономике, как в свое время разобрался с преступностью Геннадий Москаль. В итоге после меня возникла кандидатура Анатолия Матвиенко. Какими были условия данного назначения и напутствия, мне неизвестно.

Ваша группа депутатов в Верховном Совете Крыма тогда не голосовала за Матвиенко. Обиделись?
— Просто Матвиенко даже не встретился со мной и группой поддерживающих меня депутатов, чтобы обсудить свою программу действий или хотя бы для приличия. Приехал Васюнык и сказал всем, чтобы голосовали за Матвиенко. Дейч взялся обеспечить нужное голосование без нас. В итоге избрали премьера Крыма «бело-голубым» большинством. Я так работать не привык и никогда не привыкну. Кому-то удобны слепые исполнители, но я к таким не отношусь. Сразу стало понятно, что меня подставили, и Матвиенко тоже. Все было сделано так, чтобы из людей, связанных с оранжевой революцией, не получилось единой команды. В условиях отсутствия единства наша политическая сила уступила свои позиции сначала БЮТ, а потом и Партии регионов.

Но в 2005-м кандидатура Матвиенко на пост премьера прошла на удивление легко. Получается, он был менее опасен для упомянутых вами бизнес-схем?
— Я лучше ориентировался на месте, поэтому для некоторой части депутатов Матвиенко выглядел приемлемым. Более того, его избрание лоббировали Дейч и Куницын, и выглядел он более зависимым. Знаю также, что на подкуп депутатов, чтобы не голосовали за меня, собирали деньги криминальные авторитеты.

Фотография и охота
На вечеринках с участием крупных политиков и бизнесменов Владимир Шкляр — гость нечастый. Но если и бывает на них, всегда прихватывает с собой фотоаппарат. Министры, депутаты и мультимиллионеры, зная о его увлечении, с удовольствием позируют и потом обращаются за снимками. «Я люблю фотографировать эмоции этих VIP», — фотографией Шкляр занимается с детства. Наверное, именно поэтому он долго не решался перейти на цифровую технику, предпочитая возиться с проявкой пленки. Но сегодня он может похвастаться самой модной фототехникой. Владимир Шкляр с удовольствием позволяет себе в одиночку выехать за город для съемки красивых пейзажей. В его кабинете в большой рамке красуется одно из принадлежащих его компании пшеничных полей. Снимок в желто-голубых тонах прекрасно дополняет интерьер.

А вот второе хобби Владимира Шкляра — командное. Время от времени он с удовольствием выбирается на охоту. Ружья хранит как дома, так и в офисе. И это говорит о том, что к оружию у него отношение особое.

В чем именно вы находите самое большое удовольствие, когда выбираетесь на охоту?
— В первую очередь — это удовольствие от общения. Охочусь с друзьями, а мои друзья — настоящие мужчины, с которыми все просто и понятно. Я не встречал плохих людей среди охотников. А когда в команде появляется новичок, смотрим за ним, проверяем. Охотники — одна команда, и нужно понимать, что люди приехали не за куском мяса, а пообщаться, уйти от повседневности, рискнуть. Недопустимы случайные компании или совершенно неизвестные личности. Есть люди, которые привыкли к комфорту, им трап к самолету даже на охоте подавай. А другой человек в разы его состоятельнее, но готов спать в спальнике и наравне со всеми работать. Вот это важно в мужской компании.

Как охота появилась в вашей жизни?
— Я сын военного. Меня отец к этому делу приучил. Я считаю, что любой мужчина должен разбираться в оружии.
У меня и на работе штук десять ружей есть.

Для охоты или самообороны?
— Для охоты. Выбираюсь и на зверя, и на птицу время от времени.

Где, на ваш взгляд, охота самая увлекательная?
— В Крыму очень интересно охотиться на перелетную дичь. А на зверя обычно едем охотиться в Молдову.

Команда для охоты у вас стабильная или состав меняется?
— Это очень узкий круг людей, которым я доверяю. С чужими на охоту ехать нельзя. Очень важно, кто справа и слева от тебя стоит с оружием.

В этой команде партнеры по бизнесу или политике?
— В этой команде просто мои друзья.

И никакого значения не имеет, кто они в этой жизни. Это могут быть и молодые люди, и опытные. Главный критерий — чтобы «группа крови» совпадала. Мой водитель, например, очень хороший охотник. Но на охоте мы все равны.

Перспективы
В ближайшем будущем Владимир Шкляр вряд ли рискнет расширять свой аграрный холдинг — нынешний период слишком рискованный для инвестиций. Основные усилия, скорее всего, будут направлены на сохранение нынешних позиций на аграрном рынке. Выращивание зерна с последующим производством муки, макарон и кондитерских изделий остается неплохим бизнесом, который, в сравнении с другими отраслями украинской экономики, пострадал в меньшей степени. Не исключено, что если урожай не подведет, Шкляр попытается освоить экспорт зерновых.

А вот в его политической карьере все будет зависеть от отношения двух ведущих политических сил страны — БЮТ и Партии регионов — к команде Анатолия Гриценко. Избирательную кампанию она ведет, избегая особо острых выпадов в адрес Виктора Януковича и Юлии Тимошенко. А это значит, что уже в ближайшее время «Граж­данская позиция» может получить щедрые предложения от победителя выборов. Причем степень этой щедрости будет зависеть от показателя, с которым Гриценко завершит избирательную кампанию. Если компромисс будет выражаться в местах избирательного списка на парламентские выборы, Владимир Шкляр наверняка получит еще один шанс вернуться в Киев в качестве народного депутата.

    Реклама на dsnews.ua